Previous Entry Share Next Entry
О красных шалунах и старушке Европе
Breviarissimus
breviarissimus

Талантливый, без дураков, писатель, околорелигиозный мыслитель Д.Мережковский, категорически не принял Советскую власть и до конца жизни не изменил своего мнения. В степени фанатичного антикоммунизма он далеко опережал многих других эмигрантов. Вот как писал в 1956 г. о расхождениях Мережковского и европейского "света", по данному вопросу, поэт и давний его знакомый В.А.Злобин: "В предвоенной, большевизантствующей Европе Д.С.Мережковский своим антибольшевизмом, да еще на христианской основе, был не ко двору. Не ко двору был он и при Гитлере - не как антикоммунист и даже не из-за своего христианства, с которым "Propaganda Staffel" на худой конец еще могла бы, морща нос, примириться. Но совершенно для нее неприемлемо было отношение Мережковского к России, его неколебимая вера в ее национальное возрождение..." (полностью статья Злобина доступна здесь).

Мережковский ругался со многими влиятельными политиками, клял на чем свет стоит Нансена за его сношениями с большевиками, винил Ромена Роллана и Анри Барбюса в соглашательстве с Горьким, строчил кляузы Папе Римскому и т.п. Встречался с Муссолини, призывая дуче пойти с войной на большевицкие адовы просторы. Непримиримый лютый враг "бесов в будённовках", да. Широкие эмигрантские круги, мягко говоря, недолюбливали чету Мережковский-Гиппиус за их высокомерие, отчасти за показную (с их точки зрения) принципиальность, проявляемую в вопросах о любой форме сотрудничества с СССР. В итоге, когда вышеупомянутый Злобин (исправлявший должность литературного секретаря Гиппиус), втайне от Зинаиды Николаевны, осенью 1941 года приволок Мережковского на немецкое радио и тот, в своей проникновенной речи, уподобил Гитлера Жанне д'Арк, распинаясь в похвалах "немецкому рыцарству", русская диаспора уже особо и не удивлялась. Дошёл человек до ручки. На его похороны в декабре того же 1941 г. пришло менее 10 человек, а памятник ставили на деньги французских издателей.

Ирония судьбы. Европейские страны издавали отравленного всепоглощающей ненавистью русского писателя Мережковского, ему выплачивались пособия от правительства Чехословакии и частных меценатов, он был известен в научных кругах ... но Дмитрий Сергеевич так и не простил мягкотелую Европу. С тем и прожил 20 лет в изгнании: истово плюя в сторону тех, кто приютил беженцев и пытаясь направить гостеприимных хозяев на "путь истинный". Страшная судьба, по правде сказать. Безблагодатная.




?

Log in

No account? Create an account