Previous Entry Share Next Entry
О Сталине образца 1938 г.: глазами иностранца
Breviarissimus
breviarissimus

Среди прочих многочисленных достоинств, русскоязычная эмигрантская пресса примечательна для исследователя ещё и тем, что в ней регулярно перепечатывались (полностью или частично) публикации иностранных изданий и авторов о советской России. В 20-30-ые гг. "железный занавес" был не настолько плотен, поэтому СССР посещало (помимо дипломатов) немало технических специалистов, творческой интеллигенции, да и просто туристов. Столкновение с буднями страны победившего социализма, как правило, порождало в мозгах пришельцев немалое бурление - настолько специфичная, по тогдашним меркам, картина открывалась их взорам. Впрочем, на леваков-социалистов, вроде Фейхтвангера и Роллана, картины первых пятилеток, с величественными Днепрогэсом и Магниткой, производили вполне благоприятное впечатление, но в массе своей, жизнь страны Советов казалась непредвзятому западному туристу, мягко говоря, непривычной. Что уж тут говорить про политическое устройство ... Тем не менее, сторонние наблюдатели проявляли, порой, немалую степень прозорливости, и читать их сейчас, 80 лет спустя, весьма любопытно и поучительно.

Открываем выпуск № 38 (696) "Иллюстрированной России" от 10 сентября 1938 года. Интересующий нас текст помещён на стр.18, и представляет из себя отрывок из книги некоего Ж.-Ж.Флери "Un homme libre chez les Soviets", что в вольном переводе газетчиков звучит как "В гостях у Советов" (другой, более близкий оригиналу, вариант - "Свободный человек в СССР", но по-русски он семантически неправилен). Информации об авторе на русском языке найти не удалось, однако франкоязычный интернет кое-что помнит. Жан-Жерар Флери (1905-2002 гг.) - адвокат, журналист, многолетний корреспондент "Пари Суар" в Бразилии (прожил там большую часть жизни), был связан с авиацией, много писал о ней и работал в коммерческих авиакомпаниях. В 1938 г. совершил краткую поездку в СССР по итогам которой выпустил свои путевые заметки. Сильно подозреваю, что в Союзе и постсоветской России они никогда не издавались, по крайней мере ссылок на эту книгу в русских источниках и публицистике не обнаружено.

В эмигрантской газете был напечатан перевод главы XV, "Конституция", которая повествует об особенностях политического устройства тогдашнего Союза, и, что особенно интересно, мысли Флери по поводу личности Сталина и его места в истории России. Естественно, автор, подвластный стереотипам тех лет, не избежал демонизации образа Виссарионыча: " ... бывший грузинский террорист проживает одиноким сатрапом в таинственной тьме зубчатых стен Кремля, увенчанных остроконечными башнями и золочеными куполами. Говорят, - он уморил свою жену, чтоб жениться на своей секретарше ... Народ не дрогнул ...". Доверчивый француз коллекционировал кухонные слухи? Разумеется, Флери не удовлетворяла официальная программа для интуристов, а других источников информации было мало - отсюда пересказ подобных, выглядящих сейчас смешными досужих сплетен.

Автор откровенно разочарован в советской действительности, поскольку он увидел лишь "старое, очень старое", ведь, по его мнению, Сталин "... воссоздал "арматуру" старого режима - чиновников, местных властителей, ответственных перед "господином", цепляющихся за свои привилегии, наблюдающих друг за другом и угнетающих народ". Знакомые нотки, не правда ли? Складывается впечатление, что недоброй памяти "перестройщики" Гавриил Попов с Юрием Афанасьев писали свои опусы про административно-командную систему по схожей методичке ... с той разницей, что они повторяли зады давно пройденного западными авторами материала. Впрочем, у Флери есть и наблюдения весьма острые, можно сказать проницательные и заслуживающие внимания: "Я приехал и нашел плохую копию американского капитализма с его трестами и социальным неравенством". Тема сходства предвоенного СССР со Штатами эпохи дотрестовского законодательства, сама по себе весьма интересна, особенно учитывая вклад крупного американского капитала в развитие индустрии страны Советов.

Но более всего у Флери любопытна трактовка деяний Сталина применительно к будущему России. Не скрывая отчётливой неприязни к диктаторству как таковому ("Сталин любит власть ... он держит под страхом кнута и террора сто тридцати миллионное население..."), Жан-Жерар весьма проницательно переходит к объективной оценке перспектив "социализма по-сталински". Дословно он пишет следующее, говоря о действиях вождя на ниве госстроительства: " ... возрождает также личные интересы, традиции, патриотизм, социальное неравенство, почести, отличия - все испытанные основы человеческих сообществ". Безусловно, иностранцу, пребывавшему в полной уверенности, что единственной целью Советов является пролетарская революция во всем мире (пропаганда работала!), и до смерти напуганного страшным "L'Internationale communiste", было странно видеть в СССР-1938 приметы возрождения имперских традиций и амбиций, пусть и приправленных красным соусом. Разрыв шаблона, да. И далее, совсем уже удивительное (для предубеждённого журналиста "свободного мира") заключение: "Не знаю, следует ли порицать Сталина за его действия, которые, быть может, лет через пятьдесят, дадут его народу возможность пользоваться культурой и комфортом, какими пользуются теперь наши страны..."

Предвидение г-на Флери частично оправдалось. Через 50 лет после написания этих строк, в 1988 году, в СССР был достигнут уровень бытовой "культуры и комфорта", по крайней мере в массовом понимании, который доныне представляется многим пережиткам красной империи, вроде меня, сказочным миражом. Лица, не относящие себя к либеральному лагерю, думается согласятся с этим. К сожалению, большое видится на расстоянии, а потерявши - бессмысленно проливать слёзы. Поэтому правота вышеуказанного тезиса мсье Ж.-Ж.Флери, вряд ли понравившегося его современникам, видна нам теперь особенно отчётливо. Равным образом, ещё более нелепыми выглядят бодрые всхлипы сегодняшних "сталинистов", алчущих возвращения диктатуры ... не понимая, что дважды в одну реку можно войти лишь в кошмарном сне. Учебник истории вам в помощь, господа.



  • 1
А какой такой уровень комфорта и культуры был достигнут в СССР в 88 году?

Если вкратце, то средний уровень жизни в СССР конца 80-ых был сопоставим с таковым в "странах народной демократии", и немногим ниже (по узкоспециализированным параметрам) по сравнению с кап.миром.
P.S. Надеюсь, вы не заведете диспут о 100 сортах колбасы и "свободе слова"(ТМ) :-))


Поразвернутее хотелось бы про сопоставимость (и почему кстати только с народными демократиями сравнивать?). Колбасу так и быть, трогать не будем

По экономическим параметрам можно почитать здесь. По культуре/гуманитарке - нужно будет писать объемистый отдельный пост, дело не одного дня, честно скажу (хотя тема мне близка).


Оно может и было бы так, если за основу взять 82 к примеру год. 88-й же это начало перестройки, пропадание и тех немногочисленных товаров, что лежали на прилавках, старт гиперинфляции (пока скрытой).
Лично я вот имел в 88 году трехмесячного ребенка, съемные углы (с коих нас регулярно гоняли), 200 р/мес и полное отсутствие каких-либо перспектив во всех смыслах. Никакими коврижками меня туда назад не заманишь.

Наверно вы правы в том отношении, что я имел в виду скорее середину 80-ых гг. Точно, аберрация памяти, связанная с субъективными моментами - переездом в европейскую часть СССР.


  • 1
?

Log in

No account? Create an account