Previous Entry Share Next Entry
О русских в предвоенной Эстонии: штрихи к портрету
Breviarissimus
breviarissimus

Предвоенная Эстония, вобравшая в себя русское население Принаровья, Причудья и Печорского края, присоединенных к этому прибалтийскому государству по условиям Тартуского мирного договора с РСФСР, а также приютившая беглецов из числа воевавших под командой Юденича, была государством с весьма непоследовательной национальной политикой.


С одной стороны, русские, составлявшие (по состоянию на начало 1939 г.) 8,2% всего населения, подвергались дискриминации, особенно в сельской местности. В частности, осуществлялась жесткая насильственная эстонизация подрастающего поколения путем разрушения процесса преподавания в русских школах. данный процесс резко активизировался с того момента как националист К.Пятс обьявил себя в 1934 г. "блюстителем государства", а затем и стал президентом. "Почти треть русских школ Печорского уезда, больше трети школ Причудья и 17% школ Принаровья имеют заведующими эстонцев. Они часто плохо владеют русским языком. Назначенных заведующих население рассматривает как чужаков, как эстонизаторов, и местами окрестило их “шпионами”. Количество уроков на родном языке всячески сокращается. Для изучения государственного языка учебной программой отведено 5 часов в неделю. Школьный инспектор Печерского уезда требует, чтобы государственному языку отводилось 7-8 часов в неделю. Требование выполняется за счет уроков на родном языке. Запуганный учитель все свое внимание сосредотачивает только на эстонском языке." Кроме того, русским (ни в городах, ни в уездах) было практически невозможно проникнуть в административный аппарат республики, а на крестьянство, при составлении т.н. "посемейных списков", давили таким нехитрым экономическим рычагом: " ...возьмешь эстонскую фамилию – у тебя не будет расходов, нет – плати 8-10 крон." Желающие, кстати сказать, могут ознакомиться с весьма красноречивым документом, откуда и почерпнуты вышеуказанные цитаты: "Обращение председателей правлений союза русских просветительных и благотворительных обществ в Эстонии и Русского национального союза к президенту Эстонской республики", поданное главе государства в феврале 1939 г.

С другой стороны, права нац. меньшинств на свой язык и на образование на родном языке хотя бы формально гарантировалось конституцией, был принят закон о культурной автономии. Правда, эти законодательные акты не были применимы к эмигрантам, не имевшим эстонского гражданства, но число принципиальных апатридов (с паспортами Нансена) всё время сокращалось и в 30-е годы было уже невелико (в 1934 г. их оставалось менее 8 000 из 92 000 русских). Эстонские власти довольно толерантно относились к русским и не препятствовали их культурной самодеятельности, вплоть до второй половины 30-ых гг. Ввиду означенного обстоятельства, удивительным феноменом русской общины в Эстонии стала деятельность многочисленных культурно-просветительных, спортивных, религиозных, благотворительных обществ - их было зарегистрировано 541 – цифра более чем внушительная. (Видимо, сказался и тот факт, что в отличие от подавляющего стран, где наличествовала белоэмигрантская диаспора, русские в Эстонии были расселены компактно, а многие волости были исключительно моноэтничны по населению.) Общества, родившиеся исключительно как инициатива "снизу", сумели объединить русских именно по этнокультурному признаку, а не полит. ориентации. "Этот процесс находил выражение и в многочисленных общенациональных мероприятиях – прежде всего в ежегодных Днях русского просвещения, общереспубликанских русских певческих праздниках, русских выставках, фольклорных и театральных фестивалях, праздновании юбилея Пушкина и т.д., и т.п."

Среди прочих примеров самоорганизации русских в Эстонии, особо хотелось бы отметить "Дни русского просвещения", которые стали в 20-30-ые гг. неотъемлемой частью культурной жизни городов и деревень с русским населением. В их рамках стали проводиться и "Праздники русской песни" - вначале краевые, а с 1937 года - всегосударственные. Исследователи отмечают, что приоритет Дней русской песни принадлежит г.Нарве, где 18 июня 1933 года местное общество просвещения "Святогор" устроило первый краевой День Русской Песни, в котором приняли участие хоры из деревень Принаровья и самой Нарвы. Краевые праздники русской песни в эти годы стали проводиться и в Печорах. Большой успех нарвского праздника 1934 года, породил идею о Всегосударственном празднике русской песни в Эстонии, что было закреплен в резолюции от 6-7 сентября 1934 года, V Принаровского съезда деятелей русской культуры. Проведение первого государственного русского певческого праздника в Эстонии было намечено на лето 1937 года. Он посвящался А.С.Пушкину (в ознаменование 100-летия со дня его гибели).

"На заседании был создан общественный комитет во главе с А.Е.Осиповым, являвшимся членом Национального собрания Эстонской Республики и нарвским городским советником. Идею Всегосударственного русского певческого праздника поддержал президент республики К.Пятс, а также нарвский городской голова И.Луст. В Таллине, Тарту, Печорах и Хельсинки создавались комитеты содействия. Идея праздника нашла широкий отклик среди русской эмиграции, разбросанной волею судеб по десяткам стран мира. Свои приветствия и пожелания успеха прислали Ф.Шаляпин, композитор А.Гречанинов и многие другие." (отсюда)

В итоге, 26-27 июня 1937 года в Нарве состоялся I Всегосударственный слет русских хоров и оркестров. В нем приняло участие 70 русских хоров и 13 оркестров народных инструментов из Эстонии, Латвии и Финляндии. Всего в мероприятии приняло участие более 2500 человек. Второй слет имел место в Печорах в 1939 году, а затем традиция прервалась по вполне объективным причинам ... и была возобновлена лишь в 1991 году: хоровое искусство, и шире, народную песню, в Эстонии любят и ценят по сю пору (см. Tallinna lauluväljak). С тех пор каждые два-три года организаторы вновь и вновь собирают друзей на Празднике русской певческой культуры "Славянский венок" (кстати сказать, власти современной Эстонии принимают активное участие в организации праздника и берут на себя часть расходов).

Безыскусное и трогательное описание подготовки первого Русского певческого праздника в Нарве 1937 года доступно по этой ссылке.

" ... Ратушские часы бьют двенадцать ударов. С последним ударом колокола часов вступает духовой оркестр. Начинается торжественное шествие участников Первого Русского певческого праздника в Нарве. Шествие не просто идет, но оно и звучит. Звучит русская народная песня – живой голос русского народа, выражающая национальный характер, рассказывающая о многообразной жизни с его непременными спутниками: радостями и печалями. Поют хоры русской песни.
В подтверждение того, что в русской песне заложена молодецкая удаль, мы с умилением смотрели, как бодро и радостно шагали печеряне и таллинцы, сколько задора и веселья вкладывали в свой шаг принаровцы и рижане, сколь милые улыбки освещали лица певуний из Тарту и Причудья, как приветливо светились глаза гельсингфорцев...
Взлетела к яркому, теплому солнцу, зазвенела, засеребрилась над древними историческими стенами замка и крепости радостная русская песня. В историю древнего города вписывается еще одна славная страница: под звучание песней происходит объединение русских людей, разбросанных по Прибалтике и Финляндии. ...
Песня ширится, набирает силу, разливается над рекой, эхом отражается от стен замка и крепости. Зрители также не безучастны, они подхватывают слова песен и уже кажется, поют все в едином порыве, ощущая себя причастными к песенному волшебству, без границ и края."


Редчайшее, чудом сохранившееся видео торжественного шествия участников певческого праздника:



P.S. В развитие темы самоорганизации русских эмигрантов (во-многом уникальный опыт общины в Эстонии) - настоятельно рекомендую работу В.П.Сергеева "Общественные организации русского национального меньшинства в Эстонской республике в 1920-1940 гг." Также небезынтересно ознакомиться с данным материалом по истории Принаровья, и ещё немного статистики по "русской" предвоенной ЭР.

P.P.S. По наводке inka69 открыл для себя сайт Эстонского архива кинематографии с базой поиска. Немного звуковой кинохроники 1938 г.: Таллин, его сельские окрестности, Пирита, отдыхающие на городском пляже. (Оригинал тут, но пришлось перезаливать, поскольку кодов вставки в иные ресурсы не предусмотрено). 



 


  • 1
Идёшь тропою Володеньки - мстишь за брата предков? ;)

Знаешь, даже не будь помянутого тобой бэкграунда - чОрные былички о прибалтах и без меня есть кому тиражировать в количестве почти бесконечном. Благо по концентрации советофобии подобного места в СССР было ещё поискать. Но и забывать о реверсе медали было бы предвзятостью.


  • 1
?

Log in

No account? Create an account