Previous Entry Share Next Entry
Об опекунах украинской диаспоры, 1939 г.
Breviarissimus
breviarissimus

Размещаю практически без комментариев публикацию из белоэмигрантской газеты "Возрождение" (январь 1939 г.), посвященную некоторым особенностям якобы "самостийного" украинского националистического движения на землях, входивших в состав Судетской области.


Но для начала - экспонат из коричневой кунсткамеры. Выдержка из безумного цитатника Мао сборника, обложку которого вы можете видеть слева от текста: "Мы, бандеровцы никогда не были и не будем ничьей агентурой. В нашей борьбе за национальную независимость Украины мы ориентируемся только на собственные силы украинского народа. В частности, мы, бандеровцы, никогда не сотрудничали с немцами, как это о нас лгут большевистские враги народа. В нашей подпольной литературе мы уже не раз широко отвечали на эту подлую клевету." Кричали-блажили, вертелись как на сковородке, пытаясь отмыться от "Нахтигаля" и прочих подробностей славного боевого пути карателей и изуверов, правда без особого толку. Даже перевели свою брошюрку на российску триждыпрокляту собачью мову, в 1948 году, разумеется в сугубо пропагандистских целях. По ссылке выше можно ознакомится с чудесным образцом весьма топорной бандеровской агитации.

Читаю и плАчу горючими слезами, в лучших традициях партийной печати написано: "Как настоящее, так и прошлое бандеровцев - славно и героично. Многие из нас, главным образом из старших возрастом революционеров, - это многолетние политзаключенные бывших польских, румынских и гитлеровских, а потом и большевистских тюрем и концлагерей, часто приговорены к пожизненному заключению. У не одного из них еще до сих пор виднеют близны от тюремных оков. Не одному из них поломали ребра, повыбивали зубы польская полиция, румынская сигуранца, немецкое гестапо, большевистское мвд. ... С подпольем, с революционной борьбой связаны все наши самые пылкие юношеские мечты, самые благородные юношеские порывы." Точно, в отсутствии пылкости обвинить лесных братьев было трудновато, работали по-стахановски, см. расстрельные листы ОУН первых послевоенных лет.


Вернёмся, собственно, к предмету публикации. Ещё до войны, уже в начале 1939 года, европейское общественное мнение не испытывало особых иллюзий по отношению к жовто-блакитным бандитам. Публикация в газете "Возрождение", Париж, № 4166 от 13.01.1939 года, со ссылкой на "Агентство "Фурнье": "В Судетских областях, как и во всем Рейхе, многочисленные украинские и белорусские эмигранты, а равно оставшиеся со времени войны бывшие военнопленные - украинцы и белорусы - получили опросные листы, в которых они должны сообщить о своем происхождении, национальности, профессии, отношении к военной службе и имущественном состоянии. Кроме того, украинцы и белорусы должны точно сообщить инвентарь имущества, который они потеряли в результате большевицкой революции. Они должны записаться в украинские или белорусские организации, где по сведениям агентства, вводится устав, тождественный уставу национал-социалистических организаций. Во главе таких группировок поставлены доверенные люди - офицеры рейхсвера, или штурмовых бригад, которые отвечают за дисциплину и за поведение людей, поставленных им в подчинение." Здесь нужно особо оговорить, что (как стало ясно после войны, когда в руки союзников попали архивные документы III рейха) официальные лица Германии так и не смогли выработать единую точку зрения относительно ОУН как таковой, и раскола организации националистов на "бандеровцев" и "мельниковцев" в частности. Есть свидетельства, что начальник штаба Внешнеполитического управления НСДАП Арно Шикенданц и небезызвестный Гейдрих резко отрицательно относились к ОУН. В свою очередь, руководитель абвера адмирал Канарис имел свои виды на использование укровоинства в разведывательно-диверсионных целях.

Скорее всего, описанные в корреспонденции "Фурнье" организации также находились под крылом абвера. Кроме того, в свете готовящегося похода на Восток военное руководство Германии искало и готовило кадры для использования на оккупированных польских, а затем и иных территориях, с преобладанием украинского и белорусского населения. Не владея, естественно, той информацией, что доступна потомкам спустя 75 лет после описываемых событий, эмигрантский журналист, тем не менее, правильно отметил заинтересованность германского империализма в решении "украинской проблемы". "Как бы то ни было, раз другие великие державы проявляют до сих пор полное безучастие к разрешению украинского, скажем точнее - всего русского вопроса, Германии предоставляется возможность разрешить его или пытаться разрешить, собственными средствами и методами, которые ей кажутся наиболее подходящими". Куда уж подходящее ...




?

Log in

No account? Create an account