Previous Entry Share Next Entry
О забытых именах русской эмиграции: Зинаида Юрьевская
Breviarissimus
breviarissimus

Думаю мало найдётся в сегодняшней России людей, которые в курсе того, что в историю культуры вписана, и даже не совсем курсивом, такая певица - Зинаида Юрьевская. Поднапрягшись, иной просвещенный в советском искусстве "ботаник" припомнит исполнительницу романсов Изабеллу Юрьеву, пережившую свою славу, но счастливо дожившую до 100 лет и нового всплеска интереса к своему творчеству. Однако, обладательница великолепного сопрано З.П.Ленкина (Юрьевская) была артистом несколько иного, высокого жанра, оперной певицей мировой величины, чья карьера трагически оборвалась в момент взлёта.



Зинаида Петровна Ленкина родилась в городе Тарту (ранее - Дерпт, с 1893 по 1918 гг. - Юрьев) 10 июня 1892 года. Исследователям известно, что в семье Ленкиных был по крайней мере ещё один ребенок – брат Зины, Николай. Девочка проявляла наклонности к музыке, но наотрез отказывалась связать свою судьбу со сценой, она даже поступила на ист.-фил. отделение высших женских курсов в Юрьеве. Однако, случилось так, что исполнение Ленкиной случайно услышала профессиональная певица, солистка Мариинского театра Михайлова, которая убеждает упрямую студентку посвятить себя опере. В 1912 году она поступает в Петербургскую консерваторию, к ней благоволил сам ректор консерватории А.К.Глазунов, который неизменно опекал её и чьими стараниями в 1921 году, Зинаида Петровна, уже известная исполнительница, сумела покинуть Советскую Россию. С будущим мужем, обучавшимся в Павловском пехотном военном училище, не чуждым изящных искуств (он увлекался скульптурой) Георгием Александровичем фон Бремером, она познакомилась в 1908 году за границей, в Аренсбурге.

Случилось так, что окончание консерватории г-жой Ленкиной выпало на 1917-ый, революционный и бунташный год."Певица зарабатывала на жизнь, выступая на различных мероприятиях перед солдатами и рабочими. Пела Зинаида под сценическим псевдонимом "Юрьевская"; взяла она его в честь родного города Юрьева. В 1919-м Зинаида стала солисткой Мариинки; некоторое время она выступала в паре с самим Федором Шаляпиным. В этот период Юрьевская успела примерить на себя образы Тамары из "Демона", Татьяны из "Евгения Онегина", Лизы из "Пиковой дамы", Ольги из "Псковитянки" и Маргариты из "Фауста". Тем не менее, с точки зрения органов ЧК, певица была неблагонадёжным элементом: муж был зам. командира Семеновского полка, а его брат, Дмитрий Бремер служил в Добровольческой белой армии. В 1920-ом Юрьевскую арестовывают, но ей на помощь вновь приходит её "добрый гений" А.Глазунов - ему как раз предстояло отправиться на гастроли международного уровня, и композитор объявил работникам госбезопасности, что он согласен на турне лишь при условии, что его будет сопровождать Юрьевская.

С лета 1921 г. Зинаида Петровна прибыла в Эстонию. В начале 1922-го она уже выступает в берлинском Blüthner Hall, после чего ее приглашают в Берлинскую оперу. Начав с "Золотого петушка" Римского-Корсакова, Зинаида начала плавно расширять свой репертуар; вскоре её уже по праву считали певицей мирового уровня. В мае 1923-го Юрьевская отправилась в гастрольный тур по Германии, следуют выступления в Цоппоте и Висбадене, Дюссельдорфе и Бреслау, Эссене и Магдебурге. Постепенно география гастролей Зинаиды вышла за пределы Германии; Юрьевская пела в Брюсселе и Гааге, Роттердаме и Праге. В 1924-м Юрьевская вернулась в Берлинскую оперу, дабы принять участие в премьерной постановке оперы Леоша Яначека "Януфа", а в середине 1925 г. её приглашают на гастроли в Метрополитен-Оперу, САСШ.

Казалось бы, перед Юрьевской открывались блестящие перспективы, но душевное самочувствие певицы оставляло желать лучшего, она проходит курс лечения от депрессии у известного берлинского гипнотизера и психотерапевта О.Отто. Внезапно отменяется концерт в Берлине; по просьбе супруги Георгий фон Бремер (а по другой версии - сама прима) направляет телеграмму в театр, извещающую о том, что мать Зинаиды Петровны больна и исполнительнице надо срочно ехать в Тарту. (Следствие потом обратит внимание, что место отправления телеграммы было лишь постфактум исправлено на "Дерпт"-Тарту). Муж провожает ее 1 декабря на берлинском вокзале. Но вместо дома на ул.Яама, 20, Тарту, где проживала её мать, в 12-30 пополудни 3 декабря 1925 года Зинаида Петровна Юрьевская входит в гостиницу "Корона" в селении Андермат, швейцарского кантона Ури. С конца XIX века эти места были известны в Европе как высокогорный курорт, именно здесь расположено Schöllenenschlucht - ущелье, мост через которое, согласно легенде, можно было построить только с помощью дьявола (т.н. "Чертов мост"). Здесь же находится мемориал генералиссимуса Суворова - огромный каменный крест, вырезанный в скале в память русских воинов, павших здесь в 1799 году.

Хозяин гостиницы, Себастьян Камензинд, упоминал в показаниях полиции, что приехавшая была полной красивой дамой в меховой шубе и вязаной спортивной шапочке. В руках у нее была красная сумочка и путеводитель Бедеккера. Зарегистрировавшись под именем Сенты Бреннер, "учительницы из Берлина", она выбирает номер №14 и заказывает. В 13-30 "Сента Бреннер" покидает отель, сообщив портье, что "собирается прогуляться". Когда она не возвращается к общему ужину, особого беспокойства не выказал никто, ведь постояльцы часто пропускали ужин, увлеченные красотами Альп. Более никто не видел m-me Юрьевскую в живых. Хватились её лишь на следующий день.

Пресса публиковала самые невероятные версии произошедшего, утверждалось даже, что Юрьевская лишь инсценировала самоубийство. Редакционный комментарий в парижском "Возрождении" № 191 от 10 декабря 1925 г. констатирует, что "До сих пор с определенностью нельзя установить, покончила ли она с собой, убита ли кем-нибудь, или же, на что мы надеемся, по каким-то соображениям просто скрывается." На тот момент уже было точно установлено, что мать Зинаиды Петровны "... совершенно здорова и никаких телеграмм ей не посылала." Газета сообщает, что "полиция нашла недалеко от Чертова моста пузырек из-под морфия и окровавленную бритву...", причем полиция рассматривала версию симуляции самоубийства как столь же вероятную, как и то, что Юрьевская наложила на себя руки.

Восстановленная хронология событий первых суток после исчезновения Юрьевской примерно такова. Когда встревоженный Камензинд& в 11 часов утра 4 декабря постучал в 14-ый номер, он обнаружил, что постель на кровати не тронута, а на столе лежат книги – это "Анна Каренина" Толстого и недавно вышедший "Чертов мост" Алданова. Там же лежала и начатая записка к матери, оборванная на полуслове. Символичные книги, более чем ... но понять это смог бы только уроженец России, а не швейцарский отельер ... Читаем в романе у Алданова: "Еще многое ужасное есть впереди на всяком шаге, а всего, сказывают, ужаснее протянутый над безднами в землях швейцарских Чертов мост или по-ихнему Тейфельс-брике. Передо мною в поднебесном воздухе высятся над плавающими тучами неодолимые высоты Альпов..." (М.Алданов, "Чертов мост"). Думаю, что и история жизни "Анны Карениной" известна читателю без лишних пояснений: не самое жизнеутверждающее чтение.

Ровно это же время, около 11 час., дорожный рабочий Реннер находит на обочине дороги явно сброшенную впопыхах меховую шубу, красную сумочку и тот самый путеводитель. Реннер бежит в участок, к поискам присоединяются местный полицейский Регли, секретарь муниципалитета Мейер и хозяин гостиницы. "Недалеко от места, где была найдена шуба и сумочка, они обнаруживают женские следы, слева от которых заметны капли крови. Следы ведут от дороги к обрыву над Рейссом. В полутора метрах от края обрыва, справа от следов, на снегу лежит лезвие бритвы со следами крови и два небольших пустых флакона. В 15 метрах ниже обрыва, на самом краю реки, видны следы крови. Тела нигде нет." (источник).

Затем, уже 5 декабря, фон Бремер получает письмо, датированное 3-им числом, "... в котором Зинаида Петровна сообщает о своем намерении свести счеты с жизнью, просит простить ее за боль, которую она причиняет и желает, чтобы причиной ее смерти был объявлен апоплексический удар." В итоге, полиция кантона Ури, после проведенного тщательного расследования, направляет в Берлин лаконичную телеграмму – “Meurtre exclu. Police” (Убийство исключается. Полиция). Точка в этой загадочной истории была поставлена лишь 4 апреля 1926 года, когда лед на р.Рейсс вскрылся и оттаяло тело Юрьевской, недалеко от того места, где были найдены следы крови. Похоронили её на кладбище Андерматта, причем службу по православному обряду отслужил местный протестантский священник (католический категорически отказался совершать обряд над самоубийцей). Безутешный фон Бремер изваял памятник, который собирался установить на могиле жены. Зинаида Юрьевская изображена на нём в образе Марфы из "Царской невесты" Римского-Корсакова. Однако в силу разных причин памятник так и не был установлен в Андерматте. А на могиле поставили каменную глыбу с высеченным на ней крестом и фотографией певицы. Только имя "З. Юрьевская" на русском и немецком языках, и годы жизни (причем год рождения указан с ошибкой, "1897" вместо "1892").

Супруг певицы, офицер Лейб-гвардии Семеновского полка, полковник Западной Добровольческой армии, скульптор Георгий фон Бремер умер 4 сентября 1935 г. в Берлине. Похоронен в Берлине на православном кладбище Тегель (см. ссылку на изображение и справку о захоронении на портале "Погост Тегель"). В начале 30-ых гг. он написал небольшие воспоминания о Зинаиде Юрьевской. Единственная их публикация состоялась в 10-ти номерах эстонской газеты "Vaba Maa" (Таллин, 1933 г.).

P.S. Как причудливо тасуется колода (С) судьбы, дамы и господа. 14.11.1933 года в порту Нью-Йорка швартовался трансатлантический лайнер "Маджестик". Среди пассажиров на его борту был 11-летний мальчишка, который приехал к своей матери (как было записано в его сопроводительных документах) Татьяне Константиновне Пьянковой, проживавшей в г.Сан-Франциско. В Эстонии, в Тарту, по адресу улица Яама, дом 20, у него осталась тетка. Звали ее Серафима Константиновна Ленкина, и она приходилась супругой Николаю Петровичу Ленкину. Который, в свою очередь, являлся родным братом покойной оперной дивы З.П.Юрьевской. Самого мальчика, спускавшегося по трапу в неведомые Североамериканские Штаты, звали Конон Трофимович Молодый - спустя десятилетия весь мир узнает его как советского супершпиона Генри Лонсдейла. Но это уже совсем другая история.

P.P.S. Практически единственная сохранившаяся аудиозапись З.Юрьевской. 1925 г., ария Ифигении из оперы К.В.Глюка "Ифигения в Тавриде" (фирма "Grammophon", Германия).


P.S. Огромная благодарность выражается г-ну Michael Sibir за предоставленную лично информацию (источник).


?

Log in

No account? Create an account