Previous Entry Share Next Entry
О третьем сроке губернатора Нижегородчины
Breviarissimus
breviarissimus

Многочисленные слухи о грядущем третьем сроке Пафнутьича, могут иметь под собою некоторые основания. По большому счёту, нижегороцкий начальник состоит в Московии на относительно хорошем счету, не выделяясь ни гомерическим воровством (выбивавшимся бы из общего ряда кормящихся с кресла), ни явными федеральными политамбициями. А что староват слегка - так на то в РФ и стабильность провозглашена - динамическая, епическая и газоосиянная. Так что, пожилым везде у нас дорога; Щербицкий, Соломенцев, Чебриков и Динмухаммед Кунаев одобряэ!

Касаемо же градозащиты, третий срок царствования человека, рассматривающего историческую среду Нижнего как дармовой ресурс для строительства пластиковых и стеклянных коробок торгового назначения, может оказаться фатальным для города. Но администрацию президента такие тонкости не волнуют, ОКН там даже не в первой десятке приоритетов. Поэтому лицам, неравнодушным к сохранению исторического центра НН, стоит перечитать М.Е.Салтыкова-Щедрина, дабы не оказаться чересчур фрустрированными, если солнцеликого "красивого человека" оставят володеть нами ещё на пять беспросветных лет.


"История одного города":

... на другой день празднованья памяти святых и славных апостолов Петра и Павла, был сделан первый приступ к сломке города. Градоначальник, с топором в руке, первый выбежал из своего дома и, как озаренный, бросился на городническое правление. Обыватели последовали примеру его. Разделенные на отряды (в каждом уже с вечера был назначен особый урядник и особый шпион), они разом на всех пунктах начали работу разрушения. Раздался стук топора и визг пилы; воздух наполнился криками рабочих и грохотом падающих на землю бревен; пыль густым облаком нависла над городом и затемнила солнечный свет. Все были налицо, все до единого: взрослые и сильные рубили и ломали; малолетные и слабосильные сгребали мусор и свозили его к реке. От зари до зари люди неутомимо преследовали задачу разрушения собственных жилищ, а на ночь укрывались в устроенных на выгоне бараках, куда было свезено и обывательское имущество. Они сами не понимали, что делают, и даже не вопрошали друг друга, точно ли это наяву происходит. Они сознавали только одно: что конец наступил и что за ними везде, везде следит непонятливый взор угрюмого идиота.


?

Log in

No account? Create an account