Previous Entry Share Next Entry
О наказании за неталантливо израсходованные полимеры: "Новое Сормово", 1933 год
Breviarissimus
breviarissimus

В блоге у corporatelie наткнулся на познавательную публикацию А.Г.Теплякова "Динамика государственного террора в СССР в 1933 году: новые данные", увидевшую свет в "Вестнике Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2013. Т. 12. Вып. 1: История. С. 50–54." Автор, имеющий доступ в ЦА ФСБ, рассказывает нам о мало освещавшемся в исторической литературе всплеске террора 1933 года. В частности, в статье указывается, что "Сигналом к новому пику политических репрессий стало указание Сталина, отправившего в декабре 1932 г. на места материалы зампреда ОГПУ Г. Е. Прокофьева и начальника ЭКУ ОГПУ Л. Г. Миронова о "разоблачённых контрреволюционных организациях" в Ветеринарном управлении Наркомзема СССР и Трактороцентре. Сталин предписывал: "Ввиду исключительного значения рассылаемых материалов предлагается обратить на них серьезное внимание" (см. [Папков, 1997. С. 93])."

Органы, а именно ЭКУ ОГПУ, объявили о том, что был выявлен штабный шпионско-диверсионно-вредительский заговор, руководимый единым "Политическим Центром", после чего подразделения госбезопасности на местах развили бурную деятельность с соответствующим результатом. "Например, в Белоруссии первые осуждения заговорщиков" с помощью тройки полпредства (ПП) ОГПУ прошли в том же декабре 1932 г.[3] Минские чекисты во главе с Л. М. Заковским сразу отчитались о вскрытии заговора "кулацких" и "белогвардейских" элементов в системе Трактороцентра, и уже в феврале 1933 г. секретарь ЦК КП(б) Белоруссии Н. Ф. Гикало запросил у Политбюро ЦК право рассмотреть это дело на тройке с вынесением расстрельных приговоров [Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД… 2003. С. 409]. Белорусское полпредство ОГПУ сразу получило от Москвы широкие права массово расстреливать "кулаков", "вредителей" и "шпионов", став одним из лидеров в репрессивной кампании 1933 г.". Желающие могут сами ознакомится с подробностями по вышеприведённой ссылке. В итоге, Тепляков критикует ранее проводившиеся исследования по вопросу численности расстрелянных в 1933 г. (официальная цифра - 1824 чел.), считая, что они занижены как минимум на порядок.

Дополнительно, масла в огонёк незатухающей классовой борьбы подлило в марте 1933 г. т.н. "дело "Метрополитен-Виккерс". В 1931-1932 годах на ряде электростанций (Златоустовская, Челябинская, Ивановская, Бакинская, Московская, Зуевская), происходили постоянные аварии, когда из строя выходили котлы, турбины etc., а также наблюдалась работа станций в половинную мощность. С введением в строй на крупнейших заводах первой пятилетки современного электрооборудования и станков ОГПУ озаботилось энергетической безопасностью. А основным поставщиком энергоблоков в СССР была английская фирма "Метрополитен Виккерс". Через представительство, находящееся в Москве, компания контролировала его монтаж и эксплуатацию. Поэтому ОГПУ, естественно, начало трясти "виккерсов" как грушу и натрясло на скандальный судебный процесс, благо московский персонал английской фирмы был колоритней некуда: "Двое англичан - Монкхаус и Торнтон - сразу же "раскололись". Первый рассказал все, что знал, "заложив" также одного из директоров компании, Ричардса, который не стал дожидаться ареста и быстренько пересек границу в обратном направлении. Что любопытно, оба - и Монкхаус, и Ричардс - еще в 1918 году были офицерами разведки британского экспедиционного корпуса в Архангельске." (вырезки из сов. газет с откликами на процесс и выжимка из мемуаристики здесь, в журнале poltora_bobra).

Для нас же важно, что оба дела - и "Трактороцентра" и "виккерсов" - спровоцировали волну спецеедства, ухудшив и без того настороженное отношение к инженерным кадрам. Кроме того, большое количество вновь построенных предприятий, насыщенных высокоточным оборудованием, требовало от персонала знаний и навыков, которые не могли взяться по мановению волшебной палочки. Отсюда аварии, спровоцированные "человеческим фактором", с последующими обвинениями во вредительстве. До Нижнего Новгорода, уже переименованного в Горький, эта тенденция тоже докатилась.

Неожиданное подтверждение этому факту было найдено в белоэмигрантской газете "Возрождение", № 2856 от 28 марта 1933 г. В заметке "Опять выдуманный заговор. На Сормовском заводе" сообщается следующее:

"Московские власти объявляют о раскрытии нового заговора инженеров, имевшего целью уничтожение ценных заграничных машин и фабричных зданий. Центром заговора объявлен Нижний Новгород, недавно переименованный в "Горький". Арестован целый ряд директоров и инженеров, работавших на заводах "Новое Сормово". Заместитель комиссара тяжелой промышленности Пятаков объявил, что суд над виновными уже назначен, и предупредим всех директоров заводов, что советская власть намерена карать самыми суровыми мерами всех повинных в небрежном или неумелом обращении с заграничными машинами."

Далее в заметке пересказывается содержание сообщений советской печати о проявлениях фантастической безалаберности по отношению к технике, купленной на Западе за валюту. Честно говоря, фактаж таков, что сажать виновных в этом наплевательском отношении к народному добру было необходимо. И смех, и грех: "Пятаков сказал, что советская промышленность несет огромные убытки из-за широко распространенного преступно-небрежного отношения советских служащих к машинам, которые остаются долгое время лежать на открытом воздухе, под снегом и дождем. Советская печать теперь указывает, что при таянии снегов, из под них показываются многие машины, считавшиеся потерянными несколько месяцев тому назад". Картина вполне себе буколическая. Завезли на строящийся с нуля завод оборудование, свалили в кучи под открытым небом, а тут внезапно настала зима и метели дематериализовали средства производства аки не бывшие. Ввезли в Союз станков и пр. тяжелой техники на 1,5 миллиарда золотых рублей, "и вследствие небрежности значительная часть этих машин стала непригодной к употреблению". Врачевать забывчивость директората приходилось ОГПУ, за отсутствием у советской власти привычки к иным механизмам воздействия на "спецов".

Дополнительный штрих к эпической картине "разгильдяйства": "Новое Сормово", он же "завод №92", ныне "Нижегородский машиностроительный завод", был основан как предприятие по выпуску артиллерийских орудий Всесоюзного орудийно-артиллерийского объединения (ВОАО) Наркомата тяжелой промышленности, лишь в 1932 году. А уже в марте 1933-его года его руководство было снято по вышеуказанной причине. Пришили товарищам вредительство - и не без оснований, как мы видим. Вот так из разных документов эпохи складывается по кусочкам мозаика панорамы первых пятилеток.


?

Log in

No account? Create an account