Previous Entry Share Next Entry
О Коновальце и Кагановиче в контексте украинизации Малороссии
Breviarissimus
breviarissimus

События последних месяцев, связанные с агрессией быв.Украины по отношению к собственным восточным областям, спровоцировали множество дискуссий по поводу т.н. "линии Субтельного". Практически все участники обсуждения признают её реальность. "Ещё в 70-х годах XX века канадский историк украинского происхождения Орест Субтельный провёл линию, разделяющую Украину украиноязычную и Украину русскоязычную. Нетрудно видеть, что эта линия чётко проявлялась на всех без исключения голосованиях и референдумах за все 23 года вашей "незалежности". И неудивительно. Ведь это граница между исторической Украиной, Украиной как таковой, и Новороссией. Это граница между "областью польской панской колонизации" (термин Кулиша), бывшей провинцией Речи Посполитой - и Диким полем, где эта колонизация никогда не велась и которое никогда в Речь Посполитую не входило. Это земля, где хохлы смогли осёдло селиться лишь после разгрома Степи силами Российской империи. Сказки, что эти земли "исконно украинские", оставьте для собственного – дебильного - употребления." Другое дело, что начатый самостийниками в Гражданскую войну и активно продолженный (хотя и несколько под иным соусом) в первое десятилетие Советской власти, процесс "украинизации" населения экс-Дикого поля, проходил по лекалам, выточенным вне "русского мiра" и одинаково чуждым как самому что ни на есть посконному хлiборобу Полтавщины, так и шахтёру Юзовки. В частности, внедрение в обиход искусственного языка, сляпанного на коленке из ошмётков русских и польских диалектизмов, было актом насильственным, вызывавшим равное отторжение у жителей Центральной и Восточной частей Украины (понятия "западная Украина" в сегодняшнем понимании тогда не существовало, ввиду нахождения Волыни, Прикарпатья и прочих рагульских пошехоний во владении Польши и Чехословакии).

Предлагаю вниманию читателей небезынтересную статью публициста А.Яблоновского, опубликованную в белоэмигрантском издании "Возрождение", Париж, № 390 от 27 июня 1926 года. Автор в весьма саркастическом, но не лишенном оснований ключе, сравнивает политику насаждения "мовы" при оперетточной гетманской укрогосударственности с аналогичными шагами советской власти в лице генсека ЦК КП(б)У Кагановича. Разумеется, мы-то знаем, что пройдет 2-3 года и Лазаря Моисеевича (честно пытавшегося не допустить впадения укротоварищей в грех буржуазного национализма) заберут опять в Москву, а самого активного украинизатора и конченого русофоба, местного наркома просвещения А.Шумского - лишат государственного поста, а затем отправят на Соловки, и финальным аккордом (в 1946 г) отравят в присутствии самого Судоплатова ... но всё это будет потом. Покуда на календаре 1926 год и на территории быв. малороссийских губерний вовсю бушует кампания нацбилдинга, плавный переход УНР в червонную Украину.



Крещение Руси

Александр Яблоновский

Я совершенно свободно читаю по украински и очень люблю певучий, сочный, истинно-народный язык Тараса Шевченка. Какое богатство образов и какая музыка слова! Но тот галицийский "спотыкач", который привез в Киев австрийский офицер Коновалец и так называемые львовские "дiячи" (среди которых были и австрийские шпионы), положительно приводит меня в ужас.

Это язык на Украине чужой, непонятный и для огромного большинства населения совершенно недоступный. Я помню, какой хохот вызывали в Киеве новые обязательные вывески на языке Коновальца:
- "Пупорiзка" (акушерка).
- "Лiкарь по шкурным хворобам" (доктор по накожным болезням).
- "Голяр" (цирюльник).
- "Почтова скрынька" (почтовый ящик для писем).

Прирожденные, чистокровные украинцы отплевывались от этих чужих и маловразумительных слов, а на митингах, когда говорили галицийские "дiячи", киевские хохлы не понимали их и иронически спрашивали:
- И шо воно там бреше?

Но этот чужой для населения, галицийский язык стал теперь обязательным государственным языком для всей Украины.
- Хочешь, не хочешь, а говори, потому что приказано!

То, что происходить сейчас в малороссийских губерниях, ни в каком случае нельзя назвать "украинизацией". Это, если можно так выразиться, "коновализация" или "галицизация". Австриец Коновалец, никому не ведомый офицер габсбургского воинства, верноподданный Кесаря Франца-Иосифа, прибыл в Киев на щите Петлюры и в 24 часа приказал народу выучиться новому языку и забыть старый. По размаху это было так сказать, второе крещение Киевской Руси:
- Загнали людей в Днепр и "велели" переменить язык...

Но наследники Коновальца, нынешние украинизаторы - все эти Чубари, Грушевские, Когановичи и Петровские пошли ещё дальше и уже объявили галицийский "спотыкач" народным языком.
- В школах, в казармах, в деловой переписке, на государственной службе - везде принят язык Коновальца и Когановича.

Г-н Коганович, как самый "щирый украинец", перевел и всю прессу на "родной спотыкач", так что харьковский "Коммунист", например, издается теперь не на русском, а на галицийском языке. По долгу, я читаю эту газету каждый день, - но должен признаться, читаю почти по складам. Шевченка читаю совершенно свободно, как по-русски, а "Коммуниста" - по складам.
- Отчего?

Очень может быть, что причиной тут является и советское косноязычие (с его новыми сокращенными словами), которое в перёплете с галицийской отсебятиной ясновельможного пана Когановича преврашает язык в какой-то мусор или бурелом, в какую-то невразумительную "брехню". Позвольте несколько образцов из последнего номера "Коммуниста".

- "Замзав з Цукротресту пив чай з цукром, а помбух з Бумтресту чаю зовсiм не пив."

Я догадываюсь, что "Цукротрест" это сахаротрест, но что такое "помбух" я не знаю и "замзав" в моих ушах звучит скорее как собачий лай (гам-гам), чем как украинский язык. Еще примеры.

- "Стосунки мiж Англiэю и С'СР не буде розiрвано".

Я догадываюсь, что "стосунки" это, вероятно, "соглашение" (а, может быть, "признание"?). Но я знаю, что это словцо взято не у Шевченко, а у Когановича. Наконец, ещё и ещё примеры:

- "У воробничих осередках (должно быть "ячейках"), завода А.Мартибуло заявлено особiсту актiвнiсть. Але через те, що листи було одержано несвоечасно, пiдчас конференцiи, коли комосередки ("комъячейки"?) були перевантаженi (?) и тому, ще змiст лiстiв здебiльшого непопулярнiй та одночасно з листами обговорювались i стенографичнi вiдчиты пленуму ЦК - все це спрiяло тому, що думка широких партiйных мас своечасно не встигли дiйты до 9 зъiзду КПУ".

Я утверждаю, что эту брехню Когановича ни один из малороссов никогда не поймёт. Соберите 10 тысяч крестьян, которые от рождения ни на каком языке, кроме украинского никогда не говорили, и я даю голову на отсечение, что ни один из них ни слова не поймёт в этом варварском лепете.

- Это - язык Когановича, и кости Шевченка, должно быть, переворачиваются в гробу оттого, что на родине его "забелькотали" по-овечьи. Но представьте же себе положение населения! Представьте себе эту бессильную ярость и этот скрежет зубовный, когда чужие люди, пришельцы и "злыдни", ворвались разбойничьей бандой к вам на родину и "отменили" ваш природный материнский язык, приказавши всем говорить на языке Когановича!

Большего надругательства и представить себе нельзя. Есть, однако, и своя маленькая "польза" в этом втором крещении Киевской Руси. Газеты большевиков ушли ещё дальше от народа. И это хорошо. Советский разврат и советскую пропаганду лучше вести на чужом, недоступном народу, языке.


?

Log in

No account? Create an account