Previous Entry Share Next Entry
О снесённом доме № 41 по ул. Студёной: губернатора спрашивают...
Breviarissimus
breviarissimus

История со скоропостижно уничтоженным домом № 41 по улице Студеной в Нижнем Новгороде, о которой мне уже доводилось писать, получила сегодня своё продолжение. В сети появилось открытое письмо, адресованное губернатору Нижегородской области; оно посвящено вышеуказанному преступлению. В частности, авторы письма задают региональной власти крайне неудобные вопросы, как связанные с общим, плачевнейшим положением дел в охране памятников ист. наследия в НН в целом, так и рассматривающие уничтожение дома Кривавуса как наглядный пример такого наглого наплевательства на законодательные нормы.


"1. Кто является выгодополучателем сноса мемориального здания? Что это за могущественное лицо, во имя интересов которого 28 июня по адресу Студеная-41 действие законодательства Российской Федерации было прекращено, а прокуратура и полиция забились под плинтус?

2. Как в культурной столице Поволжья могло случиться, что здание, связь которого с двумя деятелями культуры общемирового масштаба была общеизвестна, не был принят на государственную охрану?

3. Кто в правительстве Нижегородской области отвечает за выявление, учет и постановку на государственную охрану памятников истории и культуры? Почему руководитель Управления государственной охраны объектов культурного наследия Хохлов Владимир Юлианович, уже более пяти лет исполняющий свои обязанности и имеющий в своем подчинении достаточное количество квалифицированных специалистов, не обеспечил постановки на госохрану этого здания? Ввиду ли неспособности организовать надлежащую работу вверенного ему учреждения? Или в виду своей дремучей некомпетентности, отсутствия профильного образования и низкого культурного уровня? Либо это было указание вышестоящего начальства? Чье?

4. Почему В.Ю. Хохлов, зная или имея основание знать о мемориальном характере здания, "не возражал" или даже "согласовал" его разрушение вместо того, чтобы предпринять предусмотренные законом меры для обеспечения его государственной охраны? Не по причине ли своего служебного несоответствия? Не считаете ли Вы, что после случившегося он, как минимум, должен расстаться со своим постом?

5. Почему начиная с 2007 г. в Управлении государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области прекращена всякая работа по выявлению памятников истории и культуры на территории Нижнего Новгорода? Почему все попытки научной и культурной общественности оказать государственному органу помощь в этом вопросе наталкиваются не просто на равнодушие, а на активное противодействие? Почему все государственные экспертизы по выявлению новых памятников архитектуры, выполненные по заказу общественных организаций (а их за полтора года в государственный орган был направлен десяток), отвергаются или вообще не рассматриваются? Почему, напротив, все заказанные за государственный счет ведомством Хохлова экспертизы касаются либо снятия памятников с охраны, либо отказа признать статус памятника за уже выявленными объектами, и каждая из таких экспертиз кладется в основу последующего управленческого решения? Уж не потому ли, что Хохлов коррумпирован представителями фирм-застройщиков, для которых памятники — помеха на пути хищнического освоения исторического центра? Или девиз: "Ни одним памятником больше!" – это элемент региональной политики, следствие Вашего прямого или косвенного указания? И тогда коррумпированным застройщиками оказывается не Хохлов, а кто-то другой, не так ли?

6. Сколько еще в городе существует зданий, обладающих всеми необходимыми и достаточными признаками объекта культурного наследия, но, как и уничтоженный дом Кривавуса, лишенных государственной охраны? Эксперты считают, что таких объектов – около четырехсот. Вы согласны с этими оценками, или у Вас с В. Хохловым другие цифры? Что Вы собираетесь сделать с этими постройками? Начать, наконец, процедуру их выявления и включения в Единый государственный реестр памятников истории и культуры? Или они, как и особняк на Студеной, приговорены к уничтожению?

7. Как, наконец, Градостроительный совет мог допустить масштабное строительство современной гостиницы в охранной зоне главного исторического сооружения города – Нижегородского кремля (на месте Дома крестьянина), не отвечающего требованиям действующего правового режима градостроительной деятельности и способствующего уничтожению исторической среды, сложившейся вокруг Кремля?"


В полном объеме с вышецитированным письмом можно ознакомиться здесь. Документ уже подписало множество представителей нижегородской интеллигенции и сочувствующих лиц, самых разнообразных политических воззрений и культурных предпочтений, практически в полном соответствии с принципами Ноева ковчега заветами И.Мясковского. Резкость формулировок письма вполне, думается, оправдана: забывшиеся, потерявшие чувство меры и совесть местные столоначальники понимают, по гомерической простоте своей, лишь прямой вызов, из мегафона в ухо, обращение в стиле "фейс об тейбл". По-хорошему просить и разговаривать градозащитники устали - общение с глухой стеной никогда не было результативным. Особо радует, что первая подпись под текстом обращения принадлежит тов.prilepin: Захар активно участвует в мероприятиях, посвященных сбережению старого Нижнего, большое ему за это спасибо.


?

Log in

No account? Create an account