Previous Entry Share Next Entry
О персонально значимом людоеде (часть3)
Breviarissimus
breviarissimus
Heinz
22.10.2008 15:33

Оказывается, интерес к личности легендарного харьковского душегуба сохраняется в среде писателей. Вот, к примеру некто Яков Рабинер (ага-ага, им особенно интересно!), буквально месяц назад выложил на "Прозе.Ру" свое проникновенное эссе о двух чекистах: эстетствующем людоеде Кедрове и брутальном головорезе Саенко. Основной вывод автора заключается в том, что, по его мнению, злокозненные большевики не могли обойтись без подобных деятелей. Публикация ценна вот этой деталькой: В сборнике "Смена вех" можно также найти упоминание о Саенко. По свидетельству тех, кто жил тогда в Харькове, малолетний сын Саенко нередко просил отца: "Папа, дай мне пострелять в буржуев". И отец охотно давал.


evocator
22.10.2008 15:56

Heinz пишет:
Встает вопрос о целях тайного общества крипто-чекистов...


Текст Вадима Кожинова под названием "Драма самоуничтожения" знаком?


Heinz
22.10.2008 16:39

to evocator:

Читал когда-то. Сейчас ещё раз освежил в голове. В принципе, труд в высшей степени обстоятельный и достойный уважения.

...после расправы с дворянством, буржуазией, интеллигенцией, после кровавой революции сверху, произошедшей в 1930—1932 годах в русской деревне, террор начисто скосил правящий слой 20—30-х годов"; то есть дело шло об единой линии террора, длившейся, пока революционный запал сохранял свою мощь и агрессивность... Кожинов, цитируя Д.Самойлова, соглашается с ним в оценке следствий, но в качестве причин (и правильно, по моему) указывает на геополитическую обстановку в мире, которая вынуждала Сталина сменить парадигму развития. Однако же, Кожинов намеренно, по всей видимости, не акцентирует внимание на ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ моменты возможных форм "межеврейской солидарности". Хотя и упоминает о "кланах

Интересно, что мне опосредованно довелось быть знакомым с представителем "клана Разгонов", не упомянутом в исследовании... Любопытный был старец, доложу я Вам, коллега...

"...По его инициативе много лет преподаватели каф. вместе со студентами устраивали в «пятихатке» (Никитина, 4) вечера «Встреча поколений». На них он приносил пластинки с записями комс. песен времен Гражданской войны и охотно делился своими воспоминаниями. Огромное личное обаяние и большие знания, которыми Р. обладал, привлекали к нему студентов."
Воистину, они многое помнили... и делились воспоминаниями щедро, но и молчали о много большем.


evocator
22.10.2008 17:05

Тот самый Израиль? С ума сойти!!
Кстати, он у Кожинова упоминается.


Heinz (Дневник)
22.10.2008 17:10

evocator пишет:
Тот самый Израиль?...


Мир настолько тесен, что даже трудно себе представить - насколько...


Heinz
22.10.2008 17:32

Кстати, в свете "клановой" гипотезы В.Кожинова, личность Саенко представляется тоже не совсем подходящей для "входящей в круг". У этого зверюги не было еврейских корней, он был "пес войны", "ди капо" для закулисных небожителей. Судя по всему, Степан Саенко был носителем некоей информации, которая носила весьма конфиденциальный характер и был настолько хитёр и осторожен, что смог донести свою тайну вплоть до естественой кончины.

"Оградка и скромный надгробный памятник, — ни креста, ни звезды, — украшенный только фотографией и надписью, словно мостик из небытия в мир близких и родных: "Спи спокойно, дорогой Стёпочка".

Я даже боюсь себе представить энергетику на его могиле.


Heinz
23.10.2008 10:19

«Тот город славился именем Саенки. Про него рассказывали, что он говорил, что из всех яблок он любит только глазные...»
(Велимир Хлебников)

В рамках исследования "феномена Саенко" приобщаю к делу следущий материал (впечатления гр-на Вольноопределяющегося от похода в Харьковский краеведческий музей):

Сегодня в харьковском музее прошло мероприятие, посвященное дню милиции. Гостями музея стали дети-сироты, воспитанники интерната с углубленным изученим права. Будующие юристы, в общем. Следователи, прокуроры, судьи... Радушные музейщики устроили для детишек небольшую выставку, посвященную истории харьковской милиции.
Так получилось, что на саму выставку я не попал. Опоздал. Пришел позже, чтобы поговорить с сотрудниками и взять информацию.
- Сейчас я все, все Вам покажу! - радостно пропела музейщица, куда-то убежала и вскоре вернулась с ворохом материалов. Верхней в стопке лежала фотография. Бережно взяв ее, женщина с нескрываемой гордостью сказала:
- Вот он... Наш Степан Афанасьевич Саенко!
- К... кто?
- Саенко Степан Афанасьевич!
- ....тот самый?!
- Да, знаменитый!
- А Вы рассказали детям о том, что он...
- Ну... это наша история. Время было очень сложное тогда. Бандитизм, да. Деникинцы четырежды наступали на город! Забирали людей в свою армию! А тех, кто не хотел - расстреливали! Да, массовые, массовые расстрелы!
- Расстрелы белых никогда не были массовыми...
- Да я Вам сейчас книжку покажу! Вот, пожалуйста ("Борьба за власть советов на Харьковщине")
... Дальше пересказывать нет смысла. Да и нечего пересказывать. С музейной дамой я спорить не стал. Потому как бесполезно. А фото "нашего Степана Афанасьевича" переснял. Авось пригодится. Народ должен знать своих упырей.


Фотокарточка, надо признаться, действительно чудесная. От облика товарища Саенки веет нескрываемой угрозой и мрачностью, возможно даже нарочитой. Он словно бы обращается к фотографу - "Да знаешь ли ты, КТО я есть?" И труженик треноги и штатива знает... конечно знает. Разве такое забудешь?

К сожалению, точной датировки снимка нет.

?

Log in

No account? Create an account