Previous Entry Share Next Entry
Об эмигрантской рутине Парижа 30-ых
Breviarissimus
breviarissimus

Интересный факт. Беженцы из России, прибывшие после Гражданской войны в Париж и иные крупные города Франции, воспринимались во французском общественном мнении как эмиграция элит. В зарубежной историографии даже закрепился термин "русское исключение" (l’exception russe), которым называют скопление деятелей изящных искусств, а также представителей дворянского и буржуазного истэблишмента ex-Российской империи, которые избрали Париж и его предместья в качестве места постоянного жительства. С другой стороны, в том же Париже происходили процессы деклассирования многих бывших "хозяев жизни", вынужденных переходить на пониженную (по сравнению с прежним статусом) социальную роль, что в свою очередь отчасти нивелировало сословные перегородки между дворянами и (к примеру) рядовым составом белогвардейских соединений. К слову, 20% русских шоферов такси в Париже имели высшее образование, а среднее-техническое - более 50%, что совершенно не соответствовало привычному статусу "механически оснащенного извозчика", обретающегося где-то в низах "приличного общества". Гвардии полковник колесил по ночному городу в поисках припозднившихся пассажиров, княжна работала закройщицей в модном ателье, кухарка с наследственным титулом, пересекаясь по работе, активно общалась с прачкой из Конотопа, впервые попавшей в город уже в эмиграции.

Возникла особая внутриобщинная субкультура, со своими установившимися традициями, формами взаимодействия, печатными изданиями и даже своим "диалектом" русского языка, в который потихоньку проникали французские по происхождению неологизмы. День за днем, годом за годом выходцы из России врастали "корнями", пусть и эфемерными, в изначально чуждую им почву La Belle France, создавая причудливый мирок "ностальгирующих ушельцев", сохранивший при этом неповторимые русские национальные черты. Для меня интересна, прежде всего, именно эмигрантская "повседневка", рутинная жизнь десятков тысяч апатридов этого мирка, живших надеждой вернуться - и терявших её с каждым юбилеем Советской власти. Вот и сегодня мы познакомимся с жанром аутентичных "быличек", апокрифических анекдотов русского Парижа середины 30-ых гг. в обработке А.Ренникова: "Сценки. Из действительной жизни". Источник: газета "Возрождение", Париж, № 3652 от 03 июня 1935 г. Грустный фольклор, писаный с натуры.


А. Ренников.

СЦЕНКИ (Из действительной жизни)

1.Улица Тампль, вблизи площади Републик. Небольшие магазинчики, торгующие подержанными костюмами, дешевой мануфактурой. Возле тротуара останавливает своё такси русский шофёр, безрезультатно "мародировавший"* по городу в поисках пассажиров.
- Мусье, вуле ву ашете кельк шоз?** - подбегая к такси спрашивает хозяин ближайшей лавчонки.
- Ступай в болото со своим кельк шозом - уныло бормочет про себя изнеможенный шофёр.
- Что? Вы русский? Так это отлично! Миша, тащи сюда полосатый отрез для костюма. Мусье, посмотрите: два с половиной франка метр! Слыхали вы что-нибудь подобное в жизни?
- Нашли чем удивить ... - со вздохом отвечает шофёр, взглянув на свой счётчик. - У меня франк двадцать пять целый километр ... И то никто берёт!

2. Дама служит у богатой одинокой француженки в качестве прислуги за всё. Занята с половины седьмого утра до одиннадцати вечера. Убирает квартиру, готовит обед, ужин, шьёт, починяет бельё, ходит на базар, смотрит за собакой Диком.
Хозяйка добрая, но на язык иногда несдержанная. Сколько раз приходилось проглатывать обиды, заставлять себя не обращать внимания на резкие незаслуженные замечания.
- Послушайте, Сонiа! Вы настоящая дура! - Как-то накинулась на даму хозяйка - Вы не понимаете до сих пор, что варёная морковь подается к столу, как отдельное блюдо!
Дама не выдержала:
- Мадам... Из вашего обращения со мной я вижу, что вам не нужны мои услуги. Ищите, пожалуйста, другую прислугу.
- Как искать? Почему?
Хозяйка изумилась.
- Ну, ну, не сердитесь, - миролюбиво добавила она. - Странная женщина! Вот вы, например, видите сами, как я люблю своего Дика... А между тем, сами знаете, как я с ним обращаюсь!

3. Из беседы двух полотеров.
- Ну, как дела, Иван Николаевич?
- Да что. Плохо. Работа иногда есть, но никто, к сожалению, не платит.
- Ишь ты! А у меня, слава Богу, благополучно, в этом году никто не обманывал.
- В самом деле? А как это вам удаётся?
- Да как ... Стал, знаете, осторожен в заказах. Вот, недавно, пригласил меня к себе испанец какой-то. Привести квартиру в порядок. Выходило что-то франков на триста. А взглянул я на этого испанца, всмотрелся в лицо и ясно вижу: жулик. Ни за что не заплатит.
- Ну, и что же?
- Очень просто. Сделал я вид, будто ничего не подозреваю, взял у него 25 франков на покупку необходимых материалов и смылся.
- Как так? Не пришли совсем?
- Разумеется. Я же вам говорю: мошенник он. С какой стати работать на всяких мошенников?

4. Из хора русской церкви выбыл один из певцов: переселился на юг. Перед отъездом попросил он церковного старосту дат на всякий случай удостоверение об участии в хоре и засвидетельствовать подпись в комиссариате.
Через несколько дней является к старосте какой то француз. Скромный, вежливый. Показывает бумажку от министерства труда об открывшейся вакансии в русском церковном хоре.
Староста любезно принял неожиданного кандидата. Усадил в кресло, предложил папиросу, начал беседовать.
- А вы, мсье, по русски говорите?
- Нет.
- А по церковно-славянски читаете?
- Тоже нет. Но я, мсье, все необходимое выучу. Я часто бывал в русских ресторанах. Слышал кое-что ... "Ла тройка". "Ле закуски". "Водка".
- Так, так ... А вы, конечно, не православный?
- Я католик, мсье. Но мне всё равно, Я вообще в Бога не верую.
- Очень хорошо. Очень. А на спевки будете приходить? У нас два раза в неделю, знаете, спевки. Вроде репетиций...
- О да, конечно. Я человек пунктуальный, мсье.
- Пропускать, значит, не будете. А далеко вы живете?
- У Порт де Версай.***
- Так, так. А сколько вам лет?
- Двадцать девять. Отлично. Ну, что-ж. Очень рад. Поступайте к нам. Только, кстати, мсье: должен предупредить об одной мелочи: у нас, знаете, участники хора за свою работу ничего не получают. Поют даром.
- Как, мсье? Даром?
- Да, увы! Даром.
- Парбле!**** Почему же вы мне сразу этого не сказали?
Аудиенция окончилась.


Прим. breviarissimus:
* - Профессиональный жаргон русских таксистов во Франции 20-30-ых гг. ХХ в. - это отдельная, очень интересная тема. Рекомендую к ознакомлению статью "Русские водители парижского такси", в некоторой мере раскрывающую тайны неологизмов, которыми был насыщен этот специфический воляпюк. " ... мародировать" (от "marauder") - разъезжать по городу с выключенным счётчиком в поисках пассажиров (что, кстати, было запрещено полицией). Вот как, например, говорили шофёры такси: "Всю неделю я мародировал, но всё же долгов не ликвидировал". "Плох тот шофёр, который не мародер". "Хорошо мароднуть, да флик не велит!", "И в мародировании нужна мера: иначе возрастёт депанс на эссанс (расход на бензин)".
** - Monsieur, voulez-vous acheter quelque chose? (Господин, не желаете ли купить что-нибудь? - франц.)
*** - Porte de Versailles, с 1923 года - район городской выставки Paris Expo. На тот момент - окраина на границе собственно Парижа с муниципалитетами Исси-де-Мулино и Ванв. Входил в XV округ Парижа, традиционно считавшийся самым "русским" по численности эмигрантов из России (более 4,5 тыс. чел), но, при этом, и самым бедным по социальному составу наших соотечественников: в основном там жили рабочие автозаводов "Рено" и "Ситроен".
**** - Parbleu! (Чёрт возьми!- франц.).


?

Log in

No account? Create an account