Previous Entry Share Next Entry
О конголезских нравах глазами русского эмигранта: год 1925-ый
Breviarissimus
breviarissimus

Ранее я уже размещал публикацию, посвященную житью-бытью русских медиков на французской службе в Дагомее. теперь вниманию почтеннейшей публики предлагаются путевые заметки русского беженца, устроившегося на работу в Бельгийском Конго. Человек добирается до места службы и записывает впечатления в путевой дневник. Автор неизвестен, но судя по тому, что газета "Возрождение" (№ 163 от 12 ноября 1925 г.) делает ссылку на №№ 8-10 "Вестника Галлиполийцев" от того же года, выходившего в Софии и являвшегося печатным органом Союза Галлиполийцев в Болгарии (руководитель - генерал-майор М.М.Зинкевич), респондент был завербован Африку из этой балканской страны, причём едет он в сопровождении агента нанимающей стороны. Кроме того, можно предположить, что автор не имеет инженерного или иного технического образования (см. в тексте: "После этого, один из пассажиров, инженер, сел на паровоз и дело пошло лучше."), а потому, скорее всего, едет на конголезские рудники исполнять должность надсмотрщика - в те годы европейцы там были активно востребованы именно в качестве "младшего командного состава" над негритянской рабочей силой. Платили им очень серьёзные деньги по европейским меркам, но приспособиться к экваториальному климату удавалось лишь малой части завербованных белых.

Записки совершенно шедевриальные в смысле той наивной неполиткорректности, за которую нынче в Евросоюзе и посадить могут. Простецкие обычаи колонии, затерянной далеко от цивилизованного мира: негры везде и всюду раздолбайство на железной дороге сквозь джунгли, лютая дороговизна, русский боцман, учащий чёрных "морячков" нагайкой, и прочая будничная экзотика во владениях бельгийского короля Альберта I. С удовольствием читал, чего и вам желаю.



КАК РУССКИЕ ЖИВУТ В КОНГО

Из путевых впечатлений.


1-го апреля прибыли в Матади*. На таможне вместо 3-4 проц. с нас содрали 35 проц. за оружие и 15 проц. за остальное. В общем заплатили за ружьё и аппарат 95 франков. Приехал в Матади без копейки. Слишком уж много соблазна в каждом городе, где мы останавливались. Перехватил немного денег в банке и утром двинулся дальше со специальным поездом управляющего дорогой. Негр - машинист решил, что раз он везёт управляющего, то с ним крушения быть не может. Телефоны здесь работают плохо, и поезда ходят, руководясь чутьём начальника станции и машиниста негра. Маленькая узкоколейка вьётся по горам, огромные подъемы, спуски, крутые повороты. На полпути от одной станции до другой встретился товарный поезд и ни один из машинистов не хотел идти задним ходом до станции. Спорили они, спорили и решили дело разобрать боем. Когда мы выскочили из вагонов, то по воздуху уже летали угли, дрова, клочья волос и т. д. Управляющий дороги тоже вышел. Как только машинист встречного поезда увидел такую шишку - шапку в охапку, на паровоз и полным ходом стал удирать. Мы за ним. На станции пошли искать машиниста; оказывается, он убежал в лес, чтобы избежать кары. Наш же машинист имел вид героя. Другой раз полным ходом влетели с уклона на станцию, занятую другими поездами. Хорошо, что стрелочник не растерялся и перевёл нас на запасный путь, полузасыпанный песком. Оказывается, тормоза испортились. После этого, один из пассажиров, инженер, сел на паровоз и дело пошло лучше. А сколько толчков при каждой остановке, при каждом троганье с места.

Дорога очень живописна. Масса банановых пальм, апельсиновых деревьев. Жаль, все еще зелено. Только апельсины можно есть, да дыни попадаются хорошие. Приехали в Тэзвиль черные от угля, пыли и копоти. Вкусно пообедали, выспались и утром двинулись дальше. Управляющий дорогой еще спал и наш поезд прицепили к поезду губернатора. Оказывается, губернатор не любит ездить быстро и нам пришлось тащиться часов 5 лишних, задерживая все поезда, идущие за нами. В 6 час. вечера приехали в Киншассу**. Мы сели на "пусс - пусс"; это легкая колясочка на одном колесе от велосипеда с двумя неграми; один спереди, другой сзади. Бегут они быстро, и стоит это удовольствие 2 фр в час. От Киншассы до Леопольдовиля 7 кил., и они довозят за три четверти часа. Если будет революция, будут иметь полное право сказать: "попили нашей кровушки, довольно поездили на нас". Отель наш - огромное здание, опоясанное трехэтажным балконом, масса света, музыки, женщины, автомобили, собаки, мундиры, смокинги, негры во фраках. На нас набросились, думая узнать от нас новости. Оказывается, они знают больше нас и, наоборот, мы от них узнали, что авиатор прилетает завтра утром (бельгийский военный летчик Теффери вылетел на аэроплане "Мари-Жозеф" из Брюсселя) и что они съехались его чествовать. Переночевали в чудных кроватях под пологами, и только пушечная стрельба в 9 часов утра в честь авиатора разбудила нас. Представьте мое удивление, когда я у спинки кровати увидел негра. Оказывается, он уже с 7 часов утра ждёт приказаний, но боится разбудить. Вообще мне трудно привыкнуть к неграм у кровати, к неграм у стола, к неграм в ванной и т.д. Весь день прошёл в празднествах, но мой агент успел таки достать билет на лучший пароход до Стэнливилля***.

Уже еду 6-го на пароходе. Становится темно, и пароход останавливается на стоянку. Сейчас пришёл с берега, смотрел негритянские танцы, пробовал их табак. В Киншассе меня снабдили огромным сундуком с кроватью, одеялом, простыней и т. д. Я его преспокойно сдал в трюм, и теперь придется 15 дней спать без простынь и подушек. Оказывается на пароходе этого нет. Хорошо, что удалось купить полог, москитов масса. Проезжали обезьяний лес, прозванный так по массе живущих в нём обезьян. Их продают очень много, есть прехорошенькие, стоять 10-15-20 франков. Если еще кто-либо соберется в Конго, предупредите его, чтобы брал с собою в каюту побольше белых костюмов и воротничков. Сапоги от комаров здесь тоже необходимы. Страшно жарко, питьё стоит очень дорого, а простая вода противна. Бутылка пива стоит 8 франков, минеральная вода - 4 франка, вино - 30 франков. Сейчас остановились у поста белых. Сгрузили почту, а грузили дрова для машины. Здесь живёт 6 белых и рота солдат - негров. Нигде ничего купить нельзя, и приходится удовольствоваться тем, что есть с собой. Капитан парохода кормит нас за 25 фр. в день; кормит вкусно. Механик на пароходе русский. Говорит, что трудно служить; вся команда на пароходе чёрная, и надо за всем смотреть самому. К остановкам парохода сбегается много негров; у всех лица татуированные. Живут в маленьких шалашах, страшно грязных, но мыло уже знают, хотя употребляют его больше для украшения шалаша. Кстати, мыло невозможно достать, и для стирки я взял туалетное. Если кто еще поедет, пусть берёт всякую мелочь с собой. Здесь в городах можно достать почти всё, но страшно дорого; в деревне же ничего нельзя достать. Берега все время красивые: горы и пальмовые леса, река иногда уже, а иногда шире Волги.

Сегодня утром один пассажир заболел лихорадкой; думают, что жёлтая****. Сам виноват; он не переносит хины*****; его предупреждали, а он всё же поехал. С первым встречным пароходом его отправят назад. Видели двух гиппопотамов. Целый день сидим с карабином и стреляем по крокодилам, которые встречаются время от времени. Один пассажир убил большого и он уплыл по течению. Я убил маленького, от кончика головы до хвоста 65 см. Шкуру сушу на мачте, а мясо сожрали негры. Вообще, чувствуем себя, как дома.

Вчера наблюдали, как русский механик учил команду негров. Механик - старый русский боцман, и привык, чтобы все ходили по ниточке когда он спит, а тут новые негры расшумелись. Он их разогнал резиновой нагайкой. Негры уже побывали в городах и знают, что бить можно только втихомолку и решили жаловаться. Механику донесли. Он выстроил команду и спрашивает, кто будет жаловаться. Два негра посмелее вышли, получили по десятку нагаек и объявили, что они и сами не пойдут, и другим не позволят. Ночью же они стали подговаривать других убить механика и разбежаться. Тот хорошо понимает их язык, подслушал и утром опять выстроил команду и выпорол двух зачинщиков. После поставил 4 бутылки, отошёл на 25 шагов и четырьмя выстрелами отбил 4 горлышка у бутылок (негры под страхом смертной казни не могут иметь огнестрельного оружия). Говорит, что теперь он может спать спокойно. Действительно, негры приходили просить прощения и даже присылали своих женщин просить за них". ("Вестник Галлиполийцев", № 8-9-10).



Прим. breviarissimus :

* - Матади - главный порт Демократической Республики Конго (в описываемое время - "Бельгийское Конго"), на левом берегу р.Конго, в 148 км. от устья. Основан знаменитым путешественником Г.М.Стэнли в 1879 г.
** - Киншаса - на тот момент это была деревня, пригород Леопольдвилля, столицы Бельгийского Конго, к-й был основан Г.М.Стэнли как торговая фактория в 1881 г.). В 1966 г. дала имя столице независимого Конго.
*** - Стэнливилль - основан в 1883 г. понятно кем, с 1966 г. - г.Кисангани.
**** - Жёлтая лихорадка (амариллез) - острое геморрагическое трансмиссивное заболевание вирусной этиологии, распространено в Африке и Ю.Америке. Передаётся с укусами комаров, не имеет видоспецифического лечения, единственная мера борьбы - вакцинация. Вакцина была получена в 1937 г. американцем М.Тейлером.
***** - Хинин - алкалоид коры хинного дерева с сильным горьким вкусом, обладающий жаропонижающим и обезболивающим свойствами, в нач. ХХ в. оставался практически единственным средством против тропических лихорадок и малярии.


  • 1

Спасибо, великолепная картинка!

Я больше по Русскому Китаю интересовался- так там тоже, сельская простота- китаезы, рикши, продажа детей в рабство, казнь туземных шоффэров за превышение скорости...

Re: Спасибо, великолепная картинка!

Потихоньку, по кусочку мозаика вырисовывается, да? Отдельный, затерянный и забытый мир I эмиграции. В книгах художественных и публицистике как-то не так выпукло, а в документах-то живенько.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account