Previous Entry Share Next Entry
О латвийских подлодках
Breviarissimus
breviarissimus

Наткнулся в газете "Возрождение" (№ 715 от 18 мая 1927 г.) на любопытный материал, посвящённый передаче французскими корабелами флоту Латвии двух подводных лодок в 1927 году. Лодки носили название "Ронис" (в статье - "Рейнис") и "Спидола", были построены специально для латвийского флота по проекту "Луар-Симоне" согласно соглашения Латв. военного министерства и французского правительства от 25.10.1924. г. Первоначально субмарин планировалось закупить 4 шутки, но позднее, ввиду нехватки средств остановились на двух. Подробно о судьбе этих подлодок можно прочитать здесь и здесь. Вкратце лишь скажу, что после вхождения Латвии в состав СССР лодки перешли в Балтийский флот (3-ий дивизион 1-ой бригады подводных лодок), и были взорваны моряками при подходе немецких войск к Лиепае вечером 23 июня 1941 года, а во время оккупации разделаны на металлолом.

P.S. Читая репортаж журналиста (псевдоним "Лери", наст. Клопотовский В.В., 1883-1944) не мог отделаться от ощущения, что именно в такой стилистике мог писать свои репортажи В.И.Немирович-Данченко, волею романиста С.В.Лысака оказавшийся на субмарине "Косатка", в его произведении (в жанре альтернативной истории) "Поднять перископ".



На латвийской эскадре

Гавр с его подходящим к самому центру города портом. В порту, за целым лабиринтом мостиков и переходов, в тихом защищённом бассейне силуэты трех военных судов. На судах белые с малиновым поперечными крестом флаги.

Это латвийская эскадра. Эскадра маленькая - составляют её всего три корабля: легкий крейсер и две подводных лодки. Подводные лодки только что выстроены во Франции, и крейсер, на борту которого золотыми буквами обозначено "Вирсайтис"*, пришёл из Либавы специально за ними.

Завтра маленькая эскадра уходит в открытое море и сегодня у латвийских моряков день великого торжества. Их чествуют большим банкетом, устраиваемым начальником морской крепости Гавра.

Перед отъездом на банкете начальник эскадры, граф Кейзерлинг** с любезностью истого моряка принимает меня и поручает юному лейтенанту показать мне подводные лодки.

На "Вирсайтисе" блестящая чистота военного судна. Все вычищено, вылощено и весело горят на солнце натёртые медные части. Рослые матросы бодро отдают честь. Офицеры милы и предупредительны. Форма у латвийских моряков похожа на русскую. Только у матросов на воротниках вместо бело-синего - синее с красным, а у офицеров на обшлагах рукавов золотые нашивки, на плечах нет погон и от этого их форма напоминает форму русских морских офицеров революционного периода.

На подводных лодках заканчиваются последние работы перед отправкой в дальний путь. Работают маляры, окрашивая в тёмно-серый цвет остов лодки, что-то прибивают и устанавливают в машинной части французские механики.

Обе лодки "Спидола" и "Рейнис" уже прошли все стадии подготовительного искуса. Их действие и в подводном и надводном состоянии обстоятельно и всесторонне исследовала особая комиссия. Испытание длилось более полугода в портах Гавра и Бреста. Проволочка произошла по причине плохой погоды, в течение всей весны стоявшей в Ла Манше и препятствовавшей испытанию главных моментов работы подводных лодок, моментов, требующих тихого моря. Особенно такое условие было необходимо для испытаний стрельбы торпедами, производившегося в Бресте.

Только в начале мая испытание закончилось и состояние обеих лодок было одобрено комиссией. После чего начальник эскадры телеграфно сообщил об этом в Ригу и с разрешения командующего латвийской армией, в первых числах мая поднял на обеих лодках латвийский флаг, каковым актом обе лодки, первые суда подводного флота Латвии, были включены в состав её боевых морских единиц.

***

Когда попадаешь в тесное узкое нутро подводной лодки, то кажется, будто попал в самую сердцевину часового механизма. Со всех сторон моторы, аккумуляторы, аппараты, приборы, измерители, винты, колёса, манометры, барометры, целый лес инструментов, назначение которых понятно только специалистам.

Мой гид, любезный лейтенант Грюнберг в качестве помощника командира "Спидолы" водит меня по всему тесному пространству своей лодки и обстоятельно объясняет мне, сухопутному профану, её устройство и те серьезные преимущества, которыми обладает "Спидола" перед подводными судами более старой конструкции.

Между прочим "Спидолу" строила фирма "Огюст Норман", старинная гаврская кораблестроительная фирма, в течение долгого ряда лет состоявшая в числе контрагентов Императорского русского флота. Около 20 русских миноносцев вышло в своё время из верфей фирмы Огюст Норман.

Лейтенант любовно говорит о достоинствах своей "Спидолы" и понемногу и я начинаю постигать выдающиеся преимущества осматриваемой мною подводной новинки. Морской специалист увидел бы, конечно, этих преимуществ значительно больше. У меня запечатлелись главные и вот они, как я их припоминаю.

Новые лодки отличаются, во-первых, большой скоростью погружения. В 45 секунд всё судно "с головой" может погрузиться под воду. Лодки быстроходны. Они делают 15 миль над водой и 9 под водой***, что для подводного судна является значительной скоростью. Обе лодки могут долго держаться под водой. Это достигается путём усовершенствованной очистки воздуха от выделяющихся водорода и азота. Кроме того, особые аппараты служат для наполнения лодки кислородом в тревожные часы, когда ей из-за неприятельского наблюдения нельзя "высунуть нос" на поверхность, или, когда с ней произошла авария и она бессильна всплыть собственными средствами.

На этот мрачный случай на лодке имеется приспособление, которое должно служить последней надеждой для затонувших моряков. Это буёк, который выбрасывается лодкой с любой глубины на поверхность воды. На буйке телефонный аппарат, для установления связи лодки с надводным миром в тех, понятно, случаях, когда этот надводный мир её заметит. При современной технике, если затонувшей лодке удалось дать о себе знать, дело спасения её обеспечено. К месту аварии подвозят плавучие краны и особыми стропами, наброшенными на лодку, с обоих концов, её благополучно подымают на поверхность.

И ещё одно нововведение применено на латвийских подводных лодках. Это наружные цистерны, вместо внутренних, для погружения и подъёма. Наружные цистерны окружают лодку как бы водной бронёй, и преимущества их в том, что та или иная порча их никоим образом не влечёт за собой гибели лодки, которая плавает на своём внутреннем ходе.

Нововведением являются и вращающиеся торпедные аппараты, установленные по обоим концам узкой сигарообразной палубы. Аппараты эти дают возможность направлять торпеду в желаемую сторону, с гораздо большей легкостью, чем раньше. До сих пор вращающиеся торпедные аппараты применялись лишь во французском флоте, как последняя новинка. Первыми воспользовались этим французским примером латвийские подводные лодки.

Если сказать, что "Спидола", как и её близнец "Рейнис" обладают вооружением из б минных аппаратов, 3 пулемётов и одного орудия специально для пальбы по аэропланам -, что на каждой из лодок имеется 2 перископа, при посредстве которых можно наблюдать и за надводными судами, и за зарывающимися в облаках аэропланами, что обе они обладают 400-тонным водоизмещением, что экипаж каждой из них составляет 27 человек, то, думаю, все наиболее интересные сведения о первых двух лодках латвийского флота будут сообщены с достаточной для неспециалиста полнотой.

***

Я снова на "Вирсайтисе" и командир эскадры рассказывает мне о том торжественном приёме, какой был устроен в честь латвийских моряков на сегодняшнем банкете.

Присутствовали, кроме самого начальника морской крепости Гавра, командир коммерческого порта этого города, командиры всех французских военных судов, стоящих в Гаврском порту, директора завода "Огюст Норман" и другие важные лица. Были речи, были тосты и много говорилось о прочности франко-латвийских отношений вообще и о братской связи французского и латвийского флота.

Отвечал французам граф Кейзерлинг, благодаривший французское морское командование за то полное сердечности и предупредительности отношение, какое было проявлено ими по отношению к латвийским морякам и их миссии во всё время пребывания латвийской эскадры во французских водах. Эти официальные заверения на банкете командир латвийских судов подтверждает и в беседе со мной.

- Это не слова, что, в течение всего времени пребывания нашего во французских портах, мы встречали со стороны всего французского командования самое предупредительное отношение. Нам оказывалась всемерная поддержка и из центрального морского управления в Париже, и в Бресте, и в Гавре было дано распоряжение не делать никакой разницы во время наших испытательных работ между нами и французскими судами. Всеми представителями морского министерства на местах это распоряжение было воспринято с максимальной готовностью и я с полной искренностью благодарил и морского министра, и начальника морского генерального штаба за всё гостеприимство, оказанное нам во французских водах.

Относительно исполнения самой миссии, граф Кейзерлинг заметил:

- Я, как моряк, вполне удовлетворён техническими и боевыми качествами первых двух судов латвийского подводного флота. Во многих отношениях достоинства обеих лодок даже выше условий первоначального задания. ...

На борту свистят боцманские свистки. Раздается команда и через минуту к командиру предшествуемый адьютантом последнего входит седобородый французский морской офицер. Это один из многочисленных сегодня официальных визитёров, в течение целого дня являющихся на борт латвийского корабля засвидетельствовать свое почтение отплывающим морякам.

На другой день на "Вирсайтисе" состоялся ответный банкет в честь французских моряков. Перед закатом маленькая эскадра снялась с якоря и вышла в открытое море. Она взяла курс на Киль, а оттуда на Либаву. Придёт она туда числа ... впрочем, не надо!... Моряки, ведь не любят фиксировать день своего прибытия.

Лери.


Прим. breviarissimus :

* Вирсайтис (Virsaitis - вождь, латыш.) - морской тральщик, тип Minensuchboot-1916, построенный в Ростоке (Германия), в дальнейшем - флагман Латвийского военного флота. При полном водоизмещении в 630 тн. мог быть обозван "крейсером" только безграмотным сугубо сухопутным корреспондентом.

** Кейзерлинг Арч(х)ибальд Гебхардович, 1882-1951, участник Цусимского сражения, с 1907 г. в подводном флоте. Награжден Георгиевским оружием, орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. С 1926 по 1931 гг. до выхода в отставку граф А.Кейзерлинг - командующим Латвийским военно-морским флотом.

*** Корреспондент ошибается, скорость указана в морских узлах.


?

Log in

No account? Create an account