Previous Entry Share Next Entry
О ловцах душ
Breviarissimus
breviarissimus
Жил - был человек в Нижнем Новгороде. М. учился в обычной советской школе на излете перестройки, отчаянно нравился девицам и задирался с отживавшими своё комсомольскими функционерами. Не испытывая тяги к точным науками, он уже планировал поступление в ГГУ, но недобор в 1 балл поставил крест на карьере будущего историка: Родина, отрывисто рявкнув, сказала «Надо!» и младой джентльмен ответил «Есть!».

Есть пришлось из солдатского котелка в долине р.Псоу, где ст.сержант М. принял деятельное участие в абхазо-грузинском конфликте 1992-93 гг. Человеколюбивые бойцы Сакартвело в изобилии нафаршировали мандариновый рай минами, замаскированными фугасами, растяжками и прочими творениями военно-инженерной мысли. Горячие абхазы не оставались в долгу, в результате чего в Гальском районе шагу нельзя было ступить без миноискателя. Сапер М. обезвредил не одну сотню смертоносных игрушек, насмотрелся на живописные виды Черноморского побережья Кавказа и заработал пристрастие к спиртному как лучшему антидепрессанту.

Вернувшись в родной град на Ока-Волге, М. не стал поступать в ВУЗ, но пошел прямиком в органы МВД… Уже много позднее, за бутылкой красненького под светлоярскими липами, М. говорил о том, что тот шаг был опрометчивым… но психика была, все-таки, слегка подвинута видом человеческих внутренностей на цветущих акациях, а мать торопила с устройством на работу. Его без лишних разговором приняли на солидную должность в СИЗО на Гагарина, дали офицерские погоны, нарисовав радужные перспективы карьерного роста. Далее по списку – жена, ребенок, квартира. Все было бы складно, но выпивать М. не переставал. Как, впрочем, и читать античных авторов на ночных дежурствах. Тацит и УПК стойко вели позиционные бои в голове ст.лейтенанта ГУИН, способствуя раздвоению сознания и количеству поглощаемой водки.

К 1998 году М. начал надираться на службе до такой степени, что даже ни разу не трезвенные начальники СИЗО начали роптать. В итоге ему пришлось бросить ментовской хлеб – был уволен за очередную пьянку. Жена ушла 2 месяца спустя, забрав ребенка и квартиру… М. переехал к матери, начал подрабатывать строительными шабашками, стал неплохим сантехником, помогал писать друзьям научные работы (ввиду великой усидчивости ему поручали работу с энциклопедическими источниками) – но пить, опять же не переставал. В результате, мать стала запирать в своей комнате деньги, золото и еду, оставляя для М. только крупы и подсолнечное масло на кухне… Он жил параллельно матери, практически не общаясь с ней месяцами – она, работник весьма уважаемой полусекретной госорганизации, так и не смогла простить ему «асоциальное поведение» и развод с женой.

В последние годы, М. являл собою пугающее сочетание: знаток скальдической поэзии быстро пьянел с одного фанфурика перцовки, спонтанно падал под стол посредине дружеского симпозиума, посвященного актуальным проблемам изучения политики ВКП(Б) к крестьянству Поволжья в 1921 г., … будучи трезвым он являл собой саму скромность и благочиние, преображаясь во лживое чудовище по достижении сакральной дозы в 450 водки или 3 перцу. Друзья мучались с ним и любили его, стоически прощая ему даже откровенно пошлые вещи, вроде спижженной «десятки» из кармана куртки, висящей в прихожей или потери сдачи, когда М. в очередной раз ходил за выпивкой для очередных товарищеских конференций. Его многажды стреноживали, дружески били морду, самолично омывая невменяемого М. в ванне после того как мейнензингер блевал под себя и засыпал, не добравшись до сиротской строгой кровати какой-то последний дюйм.

Будучи безотказным и отзывчивым на просьбы, М. постоянно что-то помогал по хозяйству в семьях своих корешей, руки у которых были заточены отнюдь не под дрель, и редко держали что-либо тяжелее шариковой ручки. Пластиковые трубы, электропроводка, оконные рамы и замена кафеля, дюбеля и кронштейны – ему по-трезвости было подвластно это царство загадочных осязаемых предметов, столь же материальных, сколь недостижимо непослушных для остальных гуманитариев. Частенько, шурупных дел мастер работал только за еду, ибо тёртые друзья справедливо полагали недопустимым появление в кармане М. лишней «сотки» во время рабочего процесса – тогда сам процесс становился невозможным ввиду впадения «гегемона молотка и пилы» в неуправляемый алкогольный психоз…

Видясь с М. достаточно редко - раз в 3-4 месяца - я, тем не менее, старался дистанционно отслеживать жизненные пертурбации нашего героя, но … В феврале 2008 года я получаю известие что М. уехал. Из города. Надолго. В реабилитационный центр. Собрав воедино рассказы друзей, на выходе получилась следующая картина: где-то в конце ноября 2007 г. у матери М. появились в гостях некие посланцы центра «Новая жизнь». Они нарисовали картину маслом – мол, стоит на брегу Балтики, чудо-очаг культуры, где бывшие наркоши и алкашки трудятся и перековываются на свежем воздухе, минуя всяческую химиотерапию… трудом единственным достигая желаемого исцеления. Чем и как они охмуряли мать алкоголика, осталось незнаемым, ибо М. стоически молчал на все расспросы об этом «центре», но ведомо одно – ехать он туда не хотел. На вокзал его провожала только маманя с двумя чемоданами, зорко следя за тем, чтобы товарищей М. не было на километр в округе. И человек пропал.

По прошествии некоторого времени, устав отвечать на расспросы друзей своего сына «Что же это за центр такой?», мать М., возведя очи к небесам таки-ответила: «Это ЦЕРКОВЬ!». Каждую букву читать с выражением. Интонация была такой значительной, что друзья в ужасе шарахнулись ко мне и попросили, как человека сведущего в сетевом поиске – поискать информацию.

Исходников было мало: некая «Новая жизнь», не то в Карелии, не то в Ленинградской области. Центр реабилитации. Но и этих данных оказалось достаточно. И пробежал по коже знакомый холодок… примерно такой же случается со мною, когда я беседую с иеговистами, адвентистами и прочими представителями альтернативных конфессий: в силу научной специализации, я когда-то довольно подробно изучал сектоведение и способы борьбы с тоталитарными культами. Мои худшие опасения подтвердились – реабилитационный центр «Новая жизнь» есть дочернее предприятие движения неопятидесятников, или по-русски говоря, «трясунов» - одного из наиболее харизматических и опасных ответвлений "Российского объединенного союза христиан веры евангельской".

Приглядевшись повнимательнее к кипучей жизнедеятельности пасторов, ваш покорный слуга тихо охренел от избытка информации. Количество почетных грамот и благодарственных писем от Комитета по борьбе с незаконным оборотом наркотиков РФ, врученных руководителю секты, соперничает разве что с числом экспертиз т.н. «лечения» проведенных по просьбам епархий РПЦ и отдельных пострадавших. Ребят скидывают с иглы и рюмки простым и действенным методом – меняя наркоту на психическую зависимость от секты. Все просто – человека ломают за 4 месяца. Полная изоляция, нет телефонов, газет, радио, книг (кроме Нового Завета). Первое письмо домой (или звонок) – не ранее чем по истечении тех самых 4-х месяцев, за которые тебя и успеют сломать… За общение с противоположным полом – штраф, равно как и за приближение к таковому ближе чем на 1,5 м. Трудотерапия заменяет все – и снятие абстинентного синдрома, и аспирин, и антибиотики… Секта имеет несколько колхозов, рыбхозяйство, фермы… - фронт работ велик.

Каждодневно пациентам промывают мозги, приобщая их к «истинной» вере (кресты и иконки отбирают и выкидывают еще по приезде как «язычество)… Собрания секты представляют собой псевдошаманские сборища – более того, неопятидесятники практикуют весьма любопытный с научной точки зрения (но, не приведи Господь испытать сие лично!) феномен групповой «глоссолалии» – или «говорения на всех языках». Суть его заключается в том, что после определенной психообработки, брат во Иисусе начинает нести членораздельную, но лишенную смысловой нагрузки ахинею, якобы исполняясь апостольской благодати, полученной ими на 50-ый день по Вознесении Спасителя… - говорить на всех языках Земли. Также обильно практикуется т.н. «торонтское благословение», т.е. сеансы группового неуемного хохота, длящегося часами, вводящего прихожанина секты в каталептическое состояние, ведущее к зомбированию и подавлению всех инстинктов кроме самых примитивных… И еще много чего.

Сводный материал по секте, представляющий собою выжимку из материалов экспертиз, научно-практ. конференций, воспоминаний вырвашихся оттуда и хвалебных заказух самих трясунов.

Видео, снятое операторами Ростовской епархии РПЦ с кратким отчетом об очередном радении неопятидесятников в Таганроге.

Пресловутое "торонтское благословение", слабонервным не смотреть. Не очень-то весело наблюдать процесс массового помешательства...

Веселенький коллаж под незатейливые "ай-люли, Иисусик!" - рекламный материал самих сектантов

Более серьезный клип сектантов, явно зарубежного происхождения. Обратить внимание на ритмику танца! Это тебе, Изя, не гербалайф втюхивать...

Радиопроповедь минского пастора Гончаренко "О любви". Дайте себе силы послушать хотя бы 5 мин. Уверен, вы по достоинству оцените растопыренные пальцы, торчащие из колонок, и приблатненную лексику. Прелесть!

Вчитываясь в разнообразные реламные агитки "новожизненцев" и им подобных ловцов душ, упирающих на отменную эффективность своей работы с наркоманами и алкоголиками, мне попалась такая максима, резанувшая меня по сердцу:

Что лучше - мертвый наркоман или живой протестант?

Вот такой нравственный императив, бля... Автор лаконичного перла - Матевосян Сергей Асатурович, директор бесплатного центра социальной реабилитации наркозависимых и алкоголиков «Новая Жизнь»

Попал ты, М.! И прости нас...

?

Log in

No account? Create an account