Previous Entry Share Next Entry
Об убийстве Б.В.Домбровского
Breviarissimus
breviarissimus

Будучи не самым преданным поклонником гулагоборческой литературы СССР, а честнее сказать - сторонясь что политизированной и нарочитой прозы Солженицына, что беспросветных (хотя бы и тысячу раз правдивых) "Колымских рассказов" В.Шаламова, ближе всего в "огоньковское" время (вкуснее что ли ... ) из потока гинзбурговских "маршрутов" и разгоновских "непридуманных", мне показался роман Ю.Домбровского "Факультет ненужных вещей". При том, что "Хранителя древностей" до того момента мне в руки не попадалось; это была первая прочитанная вещь перестроечного мэйнстрима, которую можно было отнести к высокохудожественным и поставить на одну доску с тем же Кестлером, хотя общего между стилем Юрия Осиповича и А.Кестлера - днём с фонарём.

Как бы то ни было, пиетет перед фигурой Домбровского я пронёс через годы, - при том, что политические взгляды изменились, давно свалили за бугор людишки, умело заваливавшие в к. 80-ых гг. наши почтовые ящики "разжигающей" советофобской макулатуркой, но творчество Ю.О.Домбровского я по-прежнему отношу не по ведомству "политики", а к литературе высокого полёта.

Как широко известно, Домбровский был фигурой довольно неудобной что для "диссиденства", что для официальных властей. Его принципиальная позиция, "цыганщина" в поведении (по выражению Д.Быкова), ярко выраженная любовь ко всем - духовным и плотским - проявлениям жизни, ставила его наособицу среди обширного ряда деятелей искусств "пострадавших от Софьи Власьевны". Уезжать за рубеж он желания не проявлял ("Да кому я там нужен?! Я могу работать только здесь! Хоть на Колыме!"), тусовки совписов сторонился, пил много и охотно, но при этом перепивал всех коллег, включая легендарного М.Светлова и не стал алкоголиком, дрался до крови ... Драка и довела его до смерти: он скончался 29.05.1978 от острой кровопотери по причине варикозного расширения вен пищевода и желудка после побоища прямо в фойе Центрального дома литераторов. Коллеги утверждали, что Домбровского избили наймиты гэбни (ТМ) - как подлая реакция КГБ на выход "Факультета" во Франции. Однако, почему именно с Домбровским поступили так грубо и нехарактерно для подчинённых Андропова - после того как Солж, Галич, Бродский и куча недовольных режЫмом беспроблемно уматывала за бугор? - ответа по сю пору нет и вряд ли правда когда-нибудь выплывет наружу. Однако, полагаю, что тут могли сказаться особенности резкого, безудержного характера Домбровского - как выяснилось, это у них была фамильная черта.

Как известно, отец писателя - Иосиф Витальевич (Гдальевич) Домбровский (1873-1923) трудился при старом режиме присяжным поверенным, - еврей, происходивший из семьи участника Польского восстания 1831 г. Мать - Лидия Алексеевна (урождённая Крайнева, 1883-1957) - биолог, в будущем - доцент Московской сельскохозяйственной академии. Про них исследователи уже писали, однако меня заинтересовала личность ещё одного близкого родственника Ю.О. - Бориса Гдальевича (Витальевича) Домбровского (1873-1931), уехавшего после Гражданской войны в эмиграцию. Тоже присяжный поверенный, как и брат, юристЪ, остался в истории как соиздатель вновь организованного журнала "Мир и творчество" (вышло всего 2 номера, ноябрь–декабрь 1931. № 1–2). Справочник "Российское зарубежье во Франции 1919-2000" упоминает лишь, что Б.В.Домбровский "играл на бирже" и "трагически погиб (убит из за ревности)".

"Трагически". Вообщем, почти так. Б.В.Домбровский действительно был застрелен в Париже ближе к полуночи 10 ноября 1931 года (в Википедии ошибочно указан 1926 г.), в зале только что открывшегося ресторана "У Артистов". Однако обстоятельства дела, привлекшего внимание всей русской диаспоры во Франции, были таковы, что в ходе процесса 1933 года над убийцей - Ф.Камендровским - личность Бориса Витальевича раскрылась с, мягко говоря, непривлекательной стороны. Я далёк от буквального следования пошлой максиме насчёт "яблочка и яблони" - но можно констатировать, что у семейства Домбровских в роду было много талантливых персонажей - и проявлялись таланты по-всякому, - у Юрия Осиповича в литературе, у его дяди - по криминальной или около того стезе + страстное женолюбие, приведшее-таки Бориса Витальевича в могилу.

Нижеприведённая судебная хроника печаталась в парижском "Возрождении" в мае 1933 г. Помимо прочего, это прекрасный иллюстративный материал по практике Французского уголовного суда 30-ых гг. ХХ века и его освещению в СМИ - со столь нехарактерными для современной прессы мелодраматическими нотками. Да, ещё один момент: к сожалению, корреспондент (укрывшийся за инициалами Л.Л.) лишь мельком упоминает об адвокате, защищавшем Ф.Камендровского, а это была крайне своеобразная личность, легенда парижской адвокатуры - как-нибудь соберусь написать о М.Гарсоне отдельно.


Цит. по: "Возрождение", Париж, № 2894 от 05 мая 1933 г.

Сегодня - процесс Фёдора Камендровского

Л. Л.

10 ноября 1931 года, в недавно открывшемся тогда русском ресторане "У Артистов", на улице Леклюз, возле плас Клиши, был "капустник". Было многолюдно и весело. Конферансье Павел Троицкий.

Б. В. Домбровский

В ресторане кутил с несколькими дамами и друзьями Б.В.Домбровский, - делец, один из издателей нового художественного журнала. Б.В.Домбровский был состоятельным человеком. Он жил уже несколько лет в Париже и играл на бирже. В прошлом был московским присяжным поверенным и был женат на артистке М.Н.Петипа.

Появление Фёдора Камендровского

Примерно в 12 часов ночи, в ресторан вошел Фёдор Камендровский, стройный и бледный молодой человек. Пишущий эти строки был в этот вечер "У Артистов". Появление Камендровского нельзя было не заметить. Он сел рядом со столиком, за которым я находился. Нельзя было его не заметить потому, что он производил впечатление явно нетрезвого человека, настолько, что бывшие со мной знакомые выразили неудовольствие, что рядом с нами будет сидеть пьяный. С ним был какой-то господин. Камендровский был в смокинге. Он попросил у меня закурить. Помню, меня поразил его странный блуждающий взгляд.

Выстрел

В ресторане веселились и танцевали. И вот, в разгар веселья, примерно к часу ночи, раздался выстрел. Я сидел спиной к залу. Обернулся. В первую секунду подумал, что хлопнула пробка, и помню, что такое же впечатление было и у окружающих. Но в следующую секунду я увидел Камендровского, стоящего около столика посреди зала, над сидевшим на стуле человеком. Над столиком был дымок, в руке Камендровского - револьвер. Помню ясно, что у Камендровского было в это время странное, как будто глуповатое выражение лица. Человек, над которым он стоял, был Домбровский. Тот свалился со стула, но руки и голова его беспомощно повисли. Из головы лилась кровь. Как выяснилось впоследствии, Камендровский, подойдя к нему сзади, выстрелил ему в висок.

Несколько секунд все были в оцепенении, и вдруг раздался истерический женский крик: "Убит!" Несколько дам упало в обморок. То же странное, глуповато - ироническое выражение всё оставалось на лице убийцы. Он не оказал никакого сопротивления. Я слышал как Камендровского спрашивали: "Зачем вы сделали это?" Он ответил: "Это любовник моей жены".

Полиция прибыла лишь минут через десять после убийства. Грузный пожилой полицейский схватил за руку Камендровского, и мне показалось, что он хотел надеть на него наручники.
- Берите меня, - сказал Камендровский. - Это я убил. И снова повторил: "Убил его потому, что он был любовником моей жены". Его увели, и тотчас же за ним вынесли на руках Б.В.Домбровского и положили его в автомобиль. Б.В.Домбровский скончался через несколько минут после того как его доставили в госпиталь Божон.

Фёдор Камендровский

Убийца - уроженец Пензенской губернии. Происходит из семьи крупных промышленников*. Камендровским принадлежала до войны известная спичечная мануфактура "Ираида". Он окончил московский лицей, был участником великой войны, служил в белой армии. В настоящее время ему 33 года.

Объяснения убийцы

На допросе Ф.Ф.Камендровский объяснил, что убитого Домбровского он знал лет пять. Часто видел в ресторане "Джигит", где он, Камендровский, служил метр-д-отелем, а Домбровский был постоянным посетителем. Жена его, Камендровского, служила в ресторане "Оазис". Там Домбровский с ней познакомился и завязал с ней близкие отношения. Жена его переехала к нему на квартиру на улице Коньяк-Же, ном. 5, и здесь жила с Домбровским, как жена. У Камендровских была семилетняя дочь, воспитывавшаяся в пансионе. За полтора месяца до убийства Камендровский виделся со своей женой и здесь переговорил с ней, как о предстоящем разводе, так и о девочке. Он заявил ей, что даст согласие на развод только в том случае, если девочка до 15 лет ничего не будет знать об отношениях, существующих между Домбровским, и его, Камендровского, женой. Однако, Камендровский вскоре узнал, что этого обещания жена его не исполнила, а, наоборот, посвятила дочь в свои отношения с Домбровским, объяснив ей, что с этого времени Домбровский - её второй "папа". Это глубоко возмутило Камендровского, и он решил убить Домбровского.

За неделю перед драмой он, Камендровский, приобрёл револьвер. Вечером в день происшествия он исполнял свои обязанности метр-д-отеля в ресторане "Мартьяныч", а затем отправился в ресторан на улице Леклюз, где и убил Домбровского. Жена его в этот трагический вечер не была вместе с Домбровским. Между прочим, 31 июля Камендровский собирался покончить с собой в ресторане, но ему в этом помешали, вырвали револьвер, причём он всё же выстрелил, легко себя ранив.

Е.В.Камендровская

Жена Камендровского, Е.В.Камендровская, молодая, красивая, высокая блондинка. Она дочь богатого русского фабриканта В.М.Яковлева, которому принадлежала большая льнопрядильная фабрика в Новгородской губернии.**** По слухам, она в настоящее время помирилась со своим мужем и намерена на суде показывать в его пользу.

Процесс

Процесс продлится, по всей вероятности, два дня. Дело тянулось исключительно долго. Со времени убийства до начала процесса прошло полтора года. Камендровского защищает один из известнейших французских адвокатов - мэтр Морис Гарсон**.




Цит. по: "Возрождение", Париж, № 2895 от 06 мая 1933 г.

Фёдор Камендровский оправдан

Л. Л.

Из зала суда

Процесс Камендровского закончился в один день. К концу опроса свидетелей картина выяснилась окончательно. Процесс явился по существу своего рода полной реабилитацией обвиняемого и выражением всеобщего порицания жертвам. Процесс изобиловал драматическими эпизодами, и он лишний раз показал, в какие тяжёлые материальные и моральные условия поставлена русская эмиграция.

В зале суда

В зале суда и в кулуарах, ведущих в зал, слышится почти исключительно русская речь: мать и отец Камендровского, брат его и сестра, русские свидетели, друзья Камендровского, русские (ставшие французами) адвокаты, русские журналисты, и также за барьером, среди тех, кто не имеет доступа в залу - большинство русских.

Камендровский

На скамье подсудимых, между двумя жандармами - обвиняемый Ф.Ф.Камендровский. Фёдор Камендровский похудел и осунулся - за долгие месяцы тюрьмы. Тонкое лицо его спокойно. Он одет в синий пиджак, галстук бантом. Держит себя скромно.

"Суд идёт"

В 1 час входит суд. Председатель Вилетт, два советника и прокурор, в красных мантиях; присяжные по виду рантье и мелкие торговцы. Мэтр Гарсон - один из известнейших парижских адвокатов - на вид совсем ещё молодой человек, стройный и изящный, даёт какие-то наставления Камендровскому.

Допрос Камендровского

Председатель начинает опрос Камендровского. Допрашивает его исключительно любезно и благожелательно. Камендровский отвечает с большим тактом. Он в общем спокоен, но мгновениями искреннее глубокое волнение чувствуется в нём. Председатель напоминает Камендровскому о его прошлом. Напоминает, что ему 33 года, что он окончил среднее образование в Москве, что в 1918 году поступил в Добровольческую Армию, храбро сражался с большевиками и был тяжело ранен. Напоминает о том, как он познакомился с той, которая должна была стать его женой, как он на ней женился, переехал в Париж, работал сначала у родителей в ресторане "Джигит", затем поступил метр-д-отелем в "Оазис" и в "Мартъяныч".

Председатель указывает, что он, Камендровский, пользовался отличной репутацией, был чрезвычайно добросовестным на работе, пользовался любовью сослуживцев и имел лишь один порок - пьянство. До 1930 года жил с женой в дружбе и любви.

Домбровский.

Председатель
: Ваша жена заходила за вами в ресторан "Оазис". Туда же заходил и Домбровский. Кто такой Домбровский. Под внешностью вельможи в нём скрывался авантюрист. Ему было около 50-ти лет. Источники его дохода считались более чем подозрительными. У него не было никакой профессии. Союз русских адвокатов заявляет, что он никогда адвокатом не был. Долгие годы он жил на счёт своей любовницы, которая имела пансион, а затем продала его, чтобы расплатиться с его долгами. В Париже был приговорён за выдачу чеков без покрытия. Он увидел вашу жену и стал за ней ухаживать, посылал ей цветы и подарки, угощал её ужинами. Вы сами им прислуживали в "Оазисе", причём сами садились часто за стол. Неужели вас всё это не удивляло?

Камендровский: (он говорит с волнением, чувствуется сразу, что он искренен). Я не подозревал. Я не мог подозревать. Жене было 26 лет, ему - 50 лет.

Председатель: 50 лет не такой уж большой возраст, по моему. Я всё-таки удивляюсь вашей любезности по отношению к Домбровскому.

Камендровский: Некоторые друзья убеждали меня обратить внимание на их отношения, но я не мог поверить. Я спрашивал мою жену, она клялась мне, что у неё ничего нет с Домбровским. Я понимал, что моя жена хочет немного повеселиться. Я вначале противился, но разве можно противиться? Я противился и тогда, когда моя жена решила поступить манекеном***. Я знаю атмосферу "кутюрных" домов. Я знаю, что ничего опаснее для молодой женщины нет, как стать манекеном.

Председатель: И вы совершенно правы.

Камендровский: Мне передали, наконец, что моя жена выходила вдвоём с Домбровским. Я объяснился с ним. Он вынул медальон своей матери и дал мне на нём клятву, что питает самые чистые чувства к моей жене.

Председатель: И вы поверили.

Камендровский: Да. Мужья ведь всё да узнают последними. - И снова он повторяет: Ведь ему было 50 лет! Я не мог поверить, чтобы он мог понравиться моей жене.

Отъезд жены

Камендровский: Я мучился и страдал. Но всякий раз после объяснения с женой я успокаивался, а затем проходил час-другой и я снова начинал терзаться. Это было уже тогда, когда мне все чаще приходилось слышать о связи моей жены. Наконец, она мн сказала: Я не знаю, люблю ли я Домбровского, но я не могу жить без него. С моего согласия она тогда уехала с дочерью в Берлин, дабы рассеяться.

Письмо о разрыве

Камендровский: И вот, из Берлина, я получил письмо. Она писала мне в нём, что больше меня не любит и, что хочет развода. Я был потрясён. Я встретил Домбровского. Он мне объявил, что жена здесь, с моей маленькой Лидочкой, что она остановилась у друзей.

Председатель указывает Камендровскому, что тот согласился на развод и даже взял на себя всю вину.

Драматическое объяснение

Председатель: Но после этого жена приходила к вам в гостиницу дважды. Она растрогалась, увидя вновь комнату в которой жила с вами. Вы показывали, что она снова была любящей с вами, что она просила вас спасти её от Домбровского, и что она отдалась вам.

Камендровский: Да, это верно.

Председатель: После этого вы пошли к Домбровскому и спросили у неё в его присутствии: кого же она любит. И жена, обращаясь к Домбровскому, сказала: "Борис, я люблю только тебя". После этого, вы окончательно согласились на развод.

16 ноября 1931 года

Председатель подробно рассказывает, как Камендровский 10 ноября 1931 года, выйдя от "Мартьяныча", пришёл к себе, надел смокинг, взял револьвер, отправился с приятелем в ресторан "У Артистов", где, как он знал, находится Домбровский, как он много пил в баре и как он, подойдя к Домбровскому, выстрелил ему в висок.

"Почему вы это сделали?"

Председатель: В том, что вы убили с заранее обдуманным намерением, не может быть сомнений. На следствии вы прямо заявили, что купили револьвер, чтобы отомстить, но затем вы сказали, что купили его просто потому, что он вам понравился. Повторяю, - вы хотели убить Домбровского. Почему вы это сделали?

Лидочка

Камендровский: Я согласился на развод при условии, что от моей шестилетней дочери будет скрыто, что её мать меня бросила и живёт с другим человеком. Жена и Домбровский обещали мне это. Домбровский вынул снова медальон своей матери и поклялся, что от дочери всё будет скрыто. И вдруг мне моя мать сказала, что её знакомая была у моей жены и что Лидочка при ней говорила: "У меня теперь новый папа и фамилия моя теперь Домбровская". Этого я уже не мог стерпеть. Это было слишком.

Председатель: Я не отрицаю, что чувства такого порядка играли роль в вашем решении, но мне кажется, что у вас еще больше, чем чувства отца, говорили чувства оскорбленного мужа.

Камендровский: Да. Я этого отрицать не буду. Я любил и продолжаю любит мою жену. Моя дочь и жена - для меня одно. Они для меня неотделимы. Я купил револьвер, потому что или я или Домбровский должны были погибнуть. Я не знал, убью ли его, или убью себя.

Председатель: Да, вам известно, что перед тем вы пытались покончить с собой. Но я резюмирую дело. Вас обвиняли в том, что вы брали деньги у Домбровского. Это обвинение, однако, не нашло подтверждения. Правда ли, что вы брали у него в долг, когда еще не знали о его связи с вашей женой и вернули ему этот долг? Вами не руководили позорные чувства? Из трёх участников трагедии: одно лицо - ваша жена, нарушила все свои обязанности жены и матери. Другое - жертва - личность недостойная. Третье - вы - человек, согрешивший преступление и потому вы должны понести ответственность.

Объявляется перерыв и начинается допрос свидетелей.

Первые свидетели

Дает показание хозяин ресторанов "Мартьяныч" и "Оазис", г.Леонидов, сочувственно отзывающийся о Камендровском, директор ресторана "У Артистов" и полицейский комиссар, допрашивавший Камендровского. Показания их мало существенны.

Е.В.Камендровская

В зал вводят жену обвиняемого: высокая, светлоглазая, несомненно красивая, чрезвычайно стройная блондинка. Вся в чёрном. Одета с большим вкусом.

Самый патетический момент заседания. Камендровский, при виде её, опускает голову и плачет. Она смотрит на него, с лаской и тоской. Затем оборачивается к присяжным и начинает говорить.

Исповедь женщины

Г-жа Камендровская говорит прекрасно по-французски. Говорит почти не запинаясь, словно заучила и в первые минуты кажется, что она говорит слишком уж гладко и, кажется еще, что она говорит лишнее, что всего этого не нужно. Держит платок у лица. Но по мере того, как она говорит, голос её начинает пресекаться от волнения.
- Я была счастлива с мужем, говорит она. - Нас объединяла полная бесконечная любовь друг к другу. Так было хорошо. И жили мы первое время беззаботно. Затем мы переехали из Берлина в Париж. Жизнь стала труднее. Я поступила манекеном. И меня повлекло к роскоши, а муж работал мэтр-д-отелем. Да, я всему виной. Появился Домбровский. Он сразу начал ухаживать за мной, говорил, что сделает всё для меня и для дочери, посылал мне цветы и конфеты, водил меня в самые дорогие рестораны. Я боролась. Он мне звонил, я не хотела подходить к телефону и, всё-таки, в конце концов, подходила. Он заставлял меня много пить. Я любила мужа и в то же время жизнь, которую открывал передо мной Домбровский, казалась мне такой обольстительной, такой легкой.

Чрезвычайно подробно г-жа Камендровская рассказывает о том, как Домбровский мало-помалу вошёл в полное её доверие. Она ничего не скрывает. Вся история её любовных отношений с Домбровским, как произошла измена, все это в мельчайших подробностях становится известным суду. Она рассказывает затем, как снова вернулась к мужу, как снова не была в силах устоять перед вниманием, которое оказывал ей Домбровский, перед роскошью, которой он её окружал.

Подумайте только, - повторяет она. Цветы, конфеты, дорогие удовольствия. Я несчастная женщина. Я во всём виновата.

"Я люблю своего мужа"

Мало-помалу впечатление, что г-жа Камендровская излишне театральна, рассёивается. Её отчаяние становится поистине патетичным.
-Это Домбровский, говорит она, - написал письмо о разрыве. Он заставил меня его переписать. Я знаю теперь, что он сам спаивал моего мужа, чтобы показать мне его в неприглядном свете. Я всё это знаю. Я приехала из Берлина, - говорит она неожиданно повысив голос, - для того, чтобы сказать всем, что мой муж невиновен. Это я всему виной. Лидочка полтора года не видела своего отца. Она хочет его увидеть сегодня вечером. Она говорит мне: "Папа вернётся и подарит мне маленькую белую собачку". Я люблю своего мужа. Верните его мне и Лидочке.

Обморок

Это были последние слова в показании г-жи Камендровской. Она повернулась к мужу, простирая к нему руки и грохнулась на пол. Муж её громко зарыдал. Адвокаты, пристава бросились к ней. Мэтр Гарсон откуда-то достал нашатыр. Её подняли с пола. Голова её беспомощно повисла. Посадили на стул. Прибежал судебный врач, доктор Поль. Г-жу Камендровскую вынесли на стуле.

Минут пять спустя в зал суда вернулся доктор Поль, чтобы дать показания относительно раны Домбровского. Перед этим он повернулся к Камендровскому и заявил: "Ваша жена пришла в себя".

Показания матери

Согбенная старая дама в чёрном. Тихо плачет. Даёт показания по-русски. Её усаживают на стул. Это - мать Камендровского. Она говорит о том, как её сын был нервным, как он страдал от измены своей жены. Председатель не желает продолжать мучительный допрос. Всё и так уже ясно суду.

Снова свидетели

Затем дают показания ген. Шевич и ген. Офросимов. Оба с лучшей стороны характеризуют Камендровского. Г.Валентен, ликвидировавший дела Домбровского после его смерти, рассказывает, что он оставил актив в 60 000 франков и пассив в 1 миллион. Он нашёл в его бумагах подложные письма, написанные с целью выманить мошенническим путём бриллианты. По его глубокому убеждению Домбровский был мошенником. Так же неодобрительно отзывается о Домбровском присяжный поверенный Курлов. Свидетельница француженка показывает, что несколько лет тому назад Домбровский соблазнил жену некоего г.Сидорова и расстроил его семейное счастье.

Сенсационное показание

Показание даёт женщина лет 60-65. Полная, коренастая, энергичного вида. Это бывшая сожительница Домбровского Мария Коморская, урождённая Петипа. Она специально приехала из Харбина, чтобы сказать свое мнение о Домбровском перед судом. Говорит она громким энергичным голосом, по-русски.

Мария Коморская: Я 18 лет жила с Домбровским. Он ничего не делал. Жил на мои деньги. У меня всегда были крупные антрепризы.
- Он обобрал меня. Он порвал в Константинополе все мои документы и выдавал меня за свою законную жену, но я не хотела быть его законной женой.
- Несколько лет тому назад в Париже я нашла у него в бумагах банковскую квитанцию на 50 000 франков. Я изумилась. Откуда у него могли быть такие деньги. Ведь я ему выдавала, за последние годы, по франку в день на метро. И вдруг 50 000! Я его тогда выгнала от себя и уехала в Харбин. Теперь я вернулась, чтобы сказать всю правду.
- Когда я в Харбине узнала, что его убил Камендровский я сказала: в первый раз за всю свою жизнь Домбровский уплатил по счету (Сенсация).

Речи сторон

Прокурор произносит чрезвычайно мягкую речь. Он порицает Домбровского и требует лишь лёгкого наказания для Камендровского. Мэтр Гарсон с обычным красноречием произносит прекрасную речь, которую начинает заявлением, что Камендровский честный человек, что он никогда не лгал, и что принципы чести глубоко заложены в нём традициями старой России ...

Присяжные совещаются полчаса. Ровно в 7 час. выносится приговор. На все вопросы присяжные свидетели - отрицательно. Камендровский оправдан и отпущен на свободу. В зале приговор встречает всеобщее сочувствие.



Прим. breviarissimus :

* - Семейство Камендровских, нижнеломовских фабрикантов и купцов. В 1858 г. крестьянин с. Засечного Нижне-Ломовского уезда Степан Петрович (ок. 1830–1900) основал кустарное производство спичек, а в 1866 г. спичечную фабрику и вошел в 3-ю купеческую гильдию. ... На международных выставках (1900, Париж; 1902, Лондон; 1903, Рим) спички фабрики Камендровского удостоены золотых медалей.Федор Камендровский - сын Федора Степановича, городского головы г.Нижний Ломов с 1906 г. Эмигрировали во Францию в 1918 г. (источник).

** - Морис Гарсон (1889-1967) - парижский адвокат, историк, литератор. Увлекался эзотерикой, автор исследований по знамениям и чёрной магии, читал лекции в Международном метафизическом институте, систематизировал воровской жаргон. С 1946 года - "бессмертный" академик. Участвовал в бесчисленном множестве процессов, вытаскивал самые безнадежные дела и брался за заведомо политические казусы. Представлял Германию в деле Гершла Гриншпана, немецкого еврея, чей выстрел 07.11.1938 г. в секретаря германского посольства Э. фон Рата спровоцировал "Хрустальную ночь" погромов в Рейхе. Он защищал интересы Л.Арагона, Абеля Ганса, А.Мальро, Марселя Паньоля, П.Пикассо, Гонкуровской академии, "Комеди франсез", издательств "Бернар Грассе" и "Галлимар". Гарсон отстоял Саша Гитри от обвинений в еврейском происхождении во время оккупации, а после изгнания немцев - Сименона, обвинявшегося уже в коллаборационизме; писателя Рене Арди - в выдаче гестапо героя Сопротивления Жана Мулена. По просьбе Ж.Кокто защищал Жана Жене. Защищал Жана Жака Повера (1956), издателя "Жюльетты" де Сада. Он же легализовал печатное употребление во франц. языке слова "bite" - "хуй". (источник). Кстати, в процессе Камендровского тоже видна неплохая режиссура ...

*** - Т.е. моделью в модном доме.

**** - Имеется в виду "Кулотинская прядильно-ткацкая фабрика", проданная в 1911 году петербургскому купцу В.М.Яковлеву. В полуразрушенном состоянии существует до сих пор, см. альбом фотографий и маленькую справку.


?

Log in

No account? Create an account