Previous Entry Share Next Entry
О взгляде эмиграции на репрессии в СССР
Breviarissimus
breviarissimus

Напряжённо всматривавшаяся в дырки железного занавеса, лишённая Родины и будущего, белая эмиграция, естественно, очень бурно отреагировала на первые же политические процессы в Москве. В целом, уже к сентябрю 1936 г. (после расстрела Каменева и Зиновьева) белая публицистика правильно решила, что Виссарионович на этом не остановится и маховик репрессий будет раскручиваться со всё большей силой. Однако, многие эмигранты, особенно правомонархических воззрений, наивно полагали, что конечным итогом "внутренней грызни большевиков" станет их взаимное самоуничтожение и крах Советской власти. Предлагаю вашему вниманию фельетон А.Ренникова, опубликованный в"Возрождении", Париж, № 4042 от 05 сентября 1936 г. Вещичка довольно топорная, грубовато написана, но весьма показательная в плане иллюзий, владевших умами значительной части беженцев: тенденция-то была схвачена верно (раз неприкасаемых "верных ленинцев" теперь нет, так и прочие под топор пойдут), но вот насчёт возможности реконкисты "белой идеи" господа промахнулись. Вот что значит оторванность от родной почвы и длительная варка в собственном соку.


А. Ренников

СЛЕДУЮЩИЕ ПРОЦЕССЫ

I.В сентябре

Заседание коллегии военного суда. Председательствует Ульрих. В числе подсудимых: Радек, Бухарин, Рыков, Угланов, Майский, Коллонтай, Розенберг, Лурье 5-й, Лурье 6-й, Лурье 7-й и др.*

Первым говорит Розенберг. Он рассказывает, как в 1934 году Радек, проходя вместе с ним мимо царь-пушки, заметил: "Скажите, как, по вашему, Розя: влезет в это жерло фигура Сталина или не влезет?" После того, как я сказал, что влезет, Радек радостно пригласил меня к себе на квартиру, где в шкапу уже сидел спрятанный Бухарин, и стал сообща с последним продолжать беседу на эту тему. Я ясно понял, что троцкистско-зиновьевская группа опять подняла голову, готовит новое покушение на дорогого вождя и хочет зарядить им царь-пушку и выстрелить на юг, в направлении к Тифлису, откуда Иосиф Виссарионович родом.
Вышинский: Скажите, товарищ Розенберг: а что говорил на совещании относительно пушки Бухарин?
Розенберг: Бухарин сказал: да-с, такие-то дела-с.
Вышинский: Значит, Бухарин одобрял индивидуальный террор?
Розенберг: Разумеется.
Вышинский: И кажется, вслед за ногами Сталина, хотели всадить в пушку голову Кагановича?
Розенберг: Разумеется, хотели. Вперёд Сталина, затем Кагановича и, если поместился бы зараз Ворошилов, то за ногами Кагановича и Ворошилова.
Вышинский: Благодарю вас. Подсудимый Радек: признаете вы себя виновным в покушении на жизнь товарища Сталина?
Радек: Признаю.
Вышинский: Вы, действительно, хотели выстрелить им из пушки?
Радек: Нет, я хотел на него сбросить бомбу с аэроплана, когда будет происходить очередной парад.
Вышинский: Почему же вы этого до сих пор ни разу не сделали?
Радек: Почему! Потому, что боюсь летать на аэропланах. И вообще, я теперь понимаю, что я самое гнусное животное в мире.
Вышинский: А какое именно? Собака?
Радек: Хуже.
Вышинский: Свинья.
Радек: Хуже.
Вышинский: Вонючий хорёк.
Радек: Вы нашли то слово, которое надо. Вонючий хорёк. Именно.

Резолюция фабрики "Красный Октябрь":
"Мы, герои труда, рабочие "Красного Октября", требуем беспощадной расправы с бешеными, кудлатыми, хромыми, грязными, облезлыми, собачьими псами контрреволюции желавшими уничтожить любимых нашему сердцу вождей. Смерть им!"

Письмо Васи, Коли и Сони в журнале "Пионер":
"Дологая ледакция. Плосим Бухалина и Ладека ластлелять. Позалуста".

II. В октябре

Заседание коллегии верховного суда. Вместо расстрелянного Ульриха, председательствует Гутен. В числе подсудимых: Каганович, старший Литвинов, Крупская, Гельфанд, Раскольников, Каганович 2-й, Каганович 3-й, Каганович 4-й, Каганович 5-й и др.

Первым говорит Гельфанд. Он рассказывает, как Лазарь Каганович в 1935 году сказал ему: "Погоди, Гельфунчик, я выдам свою сестру за товарища Сталина, тогда увидишь: она на него такой террор наведёт, что весь СССР ахнет".
Вышинский: Подсудимый Лазарь Каганович: вы, действительно, сказали это Гельфанду?
Каганович: Да. Я вообще достоин расстрела.
Вышинский: Значит вы за индивидуальный террор?
Каганович: Да. Ведь, я же подлец.
Вышинский: Но почему же вы впутали в это дело сестру?
Каганович: Вы спрашиваете! А почему я впутал во всё это Литвинова, Крупскую, четырех своих братьев, пять полпредов, шесть торгпредов, Лурье 9-го, Лурье 10-го и две тысячи завов? Ясно почему: потому, что сам не могу подыскать для себя подходящего названия.
Вышинский: Мерзавец?
Каганович: Хуже.
Вышинский: Эс-ве?
Каганович: Еще хуже.
Вышинский: Эс-эс?
Каганович: Да. Эс-эс. Вы нашли мои правильные инициалы.

Постановление "Красного Путиловца":
"Мы, стахановцы "Красного Путиловца", требуем немедленного расстрела грязной вонючей поганой бешеной паршивой слюнявой собаки Кагановича и прочих других контрреволюцюнеров!"

Письмо в редакцию Миши, Володи и Зины:
"Дологая ледакция. Их тозе ластлелайте. Посколее только".

III. В ноябре

Заседание военного суда. Председательствует Будённый. В числе подсудимых: Сталин, Орджоникидзе, Микоян, Бубнов. Шверник, Смоленский, Ройзенман, Ягода, Акулов и др.

Буденный: Эй, ты, там ... подсудимый Сталин: признаёшь себя виновным перед Россией?
Сталин: Я? О, да. Пожалуйста. Я проклятый человек, господин маршал. Я вообще мерзкий кинто**, ваше высокопревосходительство ... Я остолоп. Болван. Чёртов сын. Неумытое рыло. Я достоин виселицы, ваше сиятельство ... Я хам. Шваль. Скотина. Предатель. Кровопийца. Только сделайте милость. Пожалейте! Не убивайте ... Я слизняк, червь, мразъ, ваше высокопревосходительство ... Но у меня жена ... Детки ... Вай ме деда, вай!
Буденный: Итак - расстрелять. Других тоже. Закрываю заседание за ненадобностью.

***

Постановление завода "Белый будённовец": "Мы, герои труда, рабочие "Белого будённовца", требуем немедленного расстрела поганого, бешеного, грязного ослиного пса революции Сталина и других прочих проклятых революционеров. Довольно!"

Письмо в редакцию Коли и Мити:
"Нам, пионелам, никого не залко. Ластлелайте воздя тозе!"


Прим. breviarissimus :

* - Все упомянутые в тексте здесь и далее фамилии членов советского ареопага сер. 30-ых гг. можно отыскать в Вике, поэтому заморачиваться по сему поводу я не счёл нужным.

** - Кинто - грузинский термин; как правило, это мужчина, бездельник, весельчак, плут и мошенник, алкаш завсегдатай духанов. В дореволюционное время широко использовался в русской словесности, но вышел из советского лексикона по субъективной причине: Л.Д.Троцкий называл Сталина "кинто" в своих мемуарах.



  • 1
белая (впрочем, почему только белая?) интеллигенция аз из

  • 1
?

Log in

No account? Create an account