Previous Entry Share Next Entry
О Горьком и самостийниках
Breviarissimus
breviarissimus

Политику активной украинизации, проводившуюся Советской властью в УССР в 20-ые - 30-ые гг., можно рассматривать всего лишь как частный случай "коренизации", ставившей задачей ускорение развития нерусских республик Союза. Ускоренными темпами ковались привилегированные национальные кадры, которым надлежало искоренять "великорусский шовинизм", проводилась (параллельно) дерусификация гос.аппарата, насаждались местные языки, зачастую создаваемые практически с нуля.

Однако, в быв. малороссийских губерниях этот процесс принимал самые резкие и насильственные формы и сопровождался многочисленными эксцессами, ввиду наличия на местах многомиллионного русского населения, которому неожиданно пришлось опускаться на четвереньки примеривать на себя жупаны, отплясывать гопак и вешать на стенку ритуальный портрет Т.Шевченко. В соответствии с Постановлением Cовнаркома УССР с 01.01.1926 г. все государственные учреждения и общественные организации в обязательном порядке переводились на укромову. Появился даже термин "рецидивисты укрмовы", который "обозначал как раз тех служащих, кто, пройдя курсы украинизации, первый раз экзамена на знание мовы не сдал и должен был проходить курсы повторно. Несмотря на неоднократные предупреждения, распоряжения, приказы, многие организации и учреждения переписывались между собой на русском ... В 1927 и в 1930 годах опять издавались приказы о неудовлетворительном состоянии украинизации в учреждениях, но полностью украинизировать все предприятия до войны не удалось."

Выразительный документ из материалов Государственного архива Луганской области, очень в тему: "Трудно украинизувати працюючих без вживання циeи мовы в житти. Пэрэводить жэ в жыття укр.мову нэможливо позаяк балакать ... на нэйи майже ни з кым". (Р-401, оп.1, д.72., цит. по ссылке выше). Подобная ситуация крайне расстраивала тт.Кагановича, Шумского, Скрыпника, та инших борцов с наследием проклятого царского прошлого из ЦК КПУ, поэтому карикатурную "мову" совали в каждую бочку затычкой и даже увольняли упорствующих русскоязычных без права на пособие по безработице. Но количество желающих "балакать" на оной росло микроскопическими темпами. "Ни з кым" и всё тут. Посему пропадали всуе и такие поползновения украинизаторов, как, к примеру, издания русских и советских классиков литературы "в переводе" на украинский язык. Нижеприведенная публикация, позаимствованная в белоэмигрантской газете "Возрождение", Париж, № 1150 от 26 июля 1928 г., рассказывает о забавном казусе, случившемся на этой почве с М.Горьким. "Буревестник" категорически воспретил издавать своё собрание сочинений на мове, чем вызвал возмущение в среде украинских эмигрантов. Шовинист!



Максим Горький не угодил украинцам

В харьковских, киевских и парижских украинско-советских кругах возник совсем неслыханный скандал, тщательно скрываемый официальной прессой от "широкой публики".

Состоящее под контролем украинской Академии Наук в Киеве "Украинское Государственное Издательство" (Держвидав) недавно обратилось к Максиму Горькому с просьбой разрешить издать на украинском языке полное собрание его сочинений, включая публицистические статьи, переписку и т.д. Издательство, разумеется, предложило Горькому крупный гонорар.

В советских украинских газетах уже было сделано сообщение о предстоящем выходе сочинений Горького по украински, а типографии уже готовились к печатанию книг, но неожиданно украинская Академия Наук получила от Горького совсем непредвиденный ответь.

Горький заявил резко и категорически, что он считает украинский язык лишь "наречием", относится самым отрицательным образом к украинскому "самостийничеству", даже перекрасившемуся в красный советский цвет, и ни в коем случае, не даёт разрешения на издание собрания своих сочинений, т. к. его согласие, несомненно, приобретёт характер политического акта - будет истолковано самостийниками, как некоторое оправдание и даже одобрение их позиции.

Харьковский журнал "Культура и побут" ("Культура и быт") должен был напечатать письмо Горького полностью, но в последнюю минуту украинская правительственная цензура воспротивилась этому.

Отголосками горьковского выступления полон сейчас советский украинский Париж. Проживающий в окрестностях Парижа, в собственной вилле, бывший председатель "украинской директории" петлюровских времён, а ныне усердный советский "попутчик", В.К.Винниченко*, выступил в номере 74-м, издающейся в Париже на украинском языке сменовеховской газеты "Украiньски Вiсти", с пространным открытым письмом к Максиму Горькому. Винниченко "не находит слов", чтобы выразить своё возмущение "черносотенной" и "империалистической" позицией Горького и призывает всю русскую "советскую общественность", "стремящуюся к мирному сожительству братских народов в рамках СССР", к решительному отпору Горькому. Письмо Винниченко обильно уснащено риторикой, витиеватым протестом, цветистым проявлением гражданского чувства...

Чем кончится инцидент между Горьким и советскими украинцами предсказать трудно. Во всяком случае, этот инцидент показывает, насколько обострилась национальная борьба на Украине и насколько живуче даже под советским флагом русское национальное чувство... Напомним, что недавно даже пресловутый коммунист Лурье-Ларин открыто возмутился в советских газетах наглостью харьковских и киевских самостийников.


Прим. breviarissimus:

* Несмотря на явные расхождения В.К.Винниченко с политикой ВКП(б) по национальному вопросу, отставной глава Директории слыл в эмиграции "большевизанствующим", - но при этом (парадоксальным образом) издавался в самой УССР уже после отъезда за рубеж. В частности, в 1926-1930 гг. на Украине вышло его 24-томное собрание сочинений.


  • 1
сегодня прочёл мудрость - может быть она сегодняшняя, а может быть и нет. Но звучит эпично:

На мове ошибок не бывает©

Разумеется, "гвынтокрыл" тому примером.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account