Previous Entry Share Next Entry
О Н.И.Вавилове: новые штрихи к портрету
Breviarissimus
breviarissimus

Личностью Николая Ивановича Вавилова (1887-1943), одного из создателей отечественной генетики и виднейшего селекционера-ботаника, активно трясли в перестройку: жертва сталинизма, гений умученный от органов. Спорить сложно ... выдающийся биолог-эволюционист, организатор академической науки, выдающийся учёный, имевший вкус к полевой работе, географ - вряд ли удастся переоценить вклад Н.Вавилова в российскую биологию и сельское хозяйство. Коллекция семян, собранная под его руководством во Всесоюзном институте растениеводства (ВИР) ВАСХНИЛ, была, по сути, первым мировым банком генных данных. Большой ум, потерпевший поражение не за кафедрой и микроскопом, с цифрами в руках в качестве доказательств, а по сугубо идеолого-практическим соображениям убранный в места не столь отдалённые. Попытки научной "реабилитации", простигосподи, Т.Лысенко, предпринимаемые отдельными приболевшими на голову ультрасталинистами с начала 90-ых гг., выглядят для любого биолога дикостью.

Однако, меня интересует другой аспект деятельности Н.И.Вавилова. После того как он возглавил в 1921 г. Отдел прикладной ботаники, а позднее ВИР, товарищ академик регулярно, вплоть до последней поездки на Западную
Украину в 1940 г., проводил экспедиции в различных районах СССР. "В те же годы им были предприняты путешествия в Афганистан (1924), Эфиопию (1927), Японию, Корею, Китай (1929), Центральную Америку и Мексику (1930), Южную Америку и Мексику (1932−1933). Во время этих экспедиций Николай Иванович изучал культурную флору и особенности воз делывания растений в важнейших областях земледелия. Наряду со сбором материалов по растениеводству Николай Иванович постоянно вел географические и этнографические наблюдения, изучал местные сельскохозяйствен ные орудия, интересовался и другими предметами материальной культуры." Широчайший размах, практически все континенты объездил в ходе своих исследований. Было бы совершенно логично предположить, что Коминтерн и ИНО ГПУ вряд ли упустили бы такую возможность совершенно легально посетить страны, с которыми у Сов.России либо не существовало тогда дип.отношений, либо в силу удалённости (или иных причин) забрасывать туда агентуру без предварительного зондажа было затруднительно. Однако, подтверждения догадок о двойном назначении экспедиций Вавилова мне доселе не встречалось. Темна вода в облацех.

Однако же, сегодня читаю в газете "Возрождение", Париж, № 1800 от 7 мая 1930 года, публикация "Москва в Абиссинии". Что-то такое и подразумевалось. Даже с учётом вялотекущей паранойи белоэмигрантского сообщества, полагавшей шпионом каждого приезжего из красной Москвы, дыма без огня не случается.


... Весной 1928 года в Адис-Абебу прибыл под предлогом "научной экспедиции" специальный посол Москвы, член ЦИК'а - профессор Н.И.Вавилов, ныне директор петербургского института прикладной ботаники. Красного профессора этого правитель Абиссинии уже официально принял во дворце и обещал содействие в выполненении его "миссии". Миссия эта официально заключалась въ "изучении культуры пшеницы", в действительности же, Вавилову было поручено ознакомиться на месте с политическим положением Абиссинии и, в особенности, с закулисными влияниями при дворе негуса.

Выполняя это задание, Вавилов в короткий срок свёл обширные знакомства в Адис-Абебе, организовал широкую сеть секретной агентуры на местах и ознакомился с виднейшими представителями русской эмиграции. В те времена еще русские специалисты были не без влияния при дворе и занимали видные посты на правительственной службе, уже не говоря о том, что только они одни могли осведомить стоящих у власти об истинной сути большевизма, каковую Москва на Востоке тщательно вуалирует.

Посетил Вавилов и доктора Гаврилова*, хорошо известного при дворе и бывшего врачом императрицы Заудиту. Попытки Вавилова сблизиться в Адис-Абебе с русскими окончились неудачей. Так, напр., доктор Гаврилов на осторожный вопрос о его "отношении к советской власти" резко заявил, что он, Гаврилов, непримиримый враг большевизма и всеми силами будет бороться с проникновением советских агентов в Абиссинию. Только двое из состава русской колонии в Адис-Абебе согласились войти в дальнейшую связь с Вавиловым на почве содействия большевизму. Один из них даже не постыдился посылать услужливые заметки в московские "Известия", пытаясь устроиться специальным их корреспондентом, без особенного, впрочем, успеха
.


Прим. breviarissimus :

* - С подробностями биографии медика В.И.Гаврилова,бывшего личным врачом негуса, можно познакомиться в журнале ув. labas:
"7 ноября 1941г. В оперштаб рейхсляйтера Розенберга, гаухауптштелленляйтеру Эбелингу. ... пересылаю Вам биографию и несколько страниц с перечнем публикаций доктора Владимира Гаврилова, которого нам очень рекомендует господин Ламбрихтс. Гаврилов как урожденный украинец имеет сильное желание вернуться на свою освобожденную родину. Руководитель антверпенского отделения НСДАП Шмидт горячо поддерживает ходатайство Гаврилова о разрешении на выезд. Но так как до сего дня ходатайство остается без ответа, сообщаю Вам об этом желании украинского врача, чье политическое прошлое, опыт и научные достижения могут сослужить весьма полезную службу восточному министерству. Не попробуете ли Вы что-то сделать для него?... Начальник рабочей группы Бельгии и Северной Франции." (источник).


?

Log in

No account? Create an account