Previous Entry Share Next Entry
О традициях демократии
Breviarissimus
breviarissimus

Когда я читаю у сетевых Les Ukres, исходящих пеной и стучащих многокилометровые простыни постов, о доморощеном, якобы имманентно присущем хохляндии "демократизме" ея оселедчатых насельников - это диагноз. Спорить о предмете веры невозможно, там работа скорее для психиатра. А вот когда указанная публика заводит шарманку о "близости к Европе", то здесь уже имеется почва для анализа и розыска исторических примеров. Поскольку наиболее близким еуропэйским народом для любого рагуля, естественно, является Польша, то именно у поляков логично изыскивать в истории свидетельства демократичности, желательно недалече по хронологии, то бишь в просвещённом XX веке. Благо с развалом РИ, привисленские губернии вырвались из лап москальской тирании обрели независимость и гордо заявили о своём существовании на всю старушку Европу и остальной мир. Берешь, понимаете ли, любую газету 20-30-ых гг., и любуешься на свидетельства торжества парламентаризма в Речи Посполитой. Галицаям Коновальца и Мельника было на кого равняться, политическая культура ляхов забрызгивала окружающих малых мира сего. У старших товарищей нахватались.

Источник: газета "Возрождение", Париж, № 1931 от 15 сентября 1930 г.




Пилсудский об арестах

Варшава. 14 сентября. Маршал Пилсудский, по принятому им обыкновению, высказал свою точку зрения на последнюю злобу дня - аресты ряда видных депутатов - в виде беседы с редактором "Газеты Польской"* Медынским.**

Маршал заявил, что противу целого ряда депутатов были возбуждены судебные преследования, но эти депутаты укрывались за парламентской неприкосновенностью. Таким образом создалась группа людей, пользовавшихся абсолютной безнаказанностью. Маршал сказал, что он являлся противником парламентской неприкосновенности, так как она приводит к понижению нравственности нации, и создаёт неравноправие среди польских граждан.

"Нужно было воспользоваться тем моментом, когда эти привилегированные личности стали простыми гражданами, что бы дать ход правосудию, продолжал маршал. Меня не интересует за что преследуются те или иные депутаты. Их деяния предусмотрены различными статьями уголовного кодекса. Что касается мнения некоторых депутатов, которые считали, что они покрыты неприкосновенностью и после роспуска сейма, - это явное недомыслие".

По мнению Пилсудского, депутаты при аресте вели себя недостойно и только бывший депутат Витос***, глава пястовцев, явился в этом отношении почётным исключением. Маршал высказал большое удовлетворение по поводу того, что покончив с этими неприятными делами, он теперь может заняться бюджетом и другими серьёзными вопросами.

На вопрос Медынского о том, насколько правильны носящиеся в публике слухи о враждебности маршала к парламенту, Пилсудский ответил, что парламентаризм болен повсюду, но что он не видит возможности обойтись без выборного представительства. "До сих пор я не изменил своего мнения по этому вопросу, что я и доказал, пытаясь улучшить наш парламентский строй путём новых выборов.


Прим. breviarissimus :

* - "Газета Польская" - выходила в 1929-39 гг. в Варшаве. Фактически была полуофициальным печатным органом правительства Польши периода "санации". Рупор пилсудчиков.

** - Медзинский Богуслав (1891-1972) - в юности принадлежал к боевой организации Польской социалистической партии. Обучался на сельскохозяйственном отделении Ягеллонского университета. В начале I мировой войны был одним из создателей Польской военной организации, служил в I бригаде легионов. Входил в число ближайших сотрудников Ю.Пилсудского. После войны занимался журналистикой, был главным редактором "Газеты польской", с 1938 г. до начала Второй мировой войны - маршал сената Польши. Умер в эмиграции.

*** - Витос Винценты (1874-1945) - польский политик. Один из основателей крестьянской партии "Пяст" (с 1913 г.), депутат Сейма с 1919 г. Трижды занимал должность премьер-министра, был одним из лидеров оппозиции режиму "санации" и главой "Центролева" (блока партий, оппозиционных Пилсудскому) в 1929-1930 гг. Был арестован вместе с прочими видными центролевовцами в ночь с 9 на 10 сентября 1930 г. После выхода из заключения с 1933 г. - в Чехословакии. Вернулся в Польшу в 1939 г, проживал под наблюдением гестапо. Уже будучи больным, в 1945 г. стал одним из вице-председателей Крайовой Рады Народовой.


  • 1
Поляки считают украинцев людьми даже не второго, а восьмого сорта. Пару лет тому в топе была история, как два польских журналиста в эфире обсуждали тему украинской домашней прислуги в стиле " моя домашняя скотина". Деталь: украинских беженцев сейчас в Польще аж.... 399 человек. Польша просто заявила: "ноу".

Но восхищаться хозяином холопьям это обстоятельство никак не мешает ...

И верить в то, что они близки друг другу-тоже.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account