Previous Entry Share Next Entry
О славном юбилее позабытого подвига
Breviarissimus
breviarissimus
21 мая 1937 года в 11 часов 35 минут тишина бесконечных торосов и льдистых равнин Северного полюса оказалась нарушена, внезапно и дерзко. Надсадно ревущий реверсом четырех винтов, угловатый АНТ-6 (гражданская модификация тяжелого бомбардировщика ТБ-3) под командованием опытнейшего орденоносца Михаила Водопьянова совершил посадку на лёд Арктики, чуть-чуть перескочив за точку Северного полюса. 24-тонная дюралевая махина, проскрежетав лыжами несколько сот метров, замерла в неподвижности. Так, ровно 70 лет назад началась эпопея станции «Северный полюс-1».

Предысторию экспедиции «папанинской четверки» можно отсчитывать с 1929 года, когда известный полярник В.Визе предложил разместить научно-исследовательскую станцию прямо на дрейфующем льду. Ледовитый океан, к тому времени, представлял из себя «terra incognita» по весьма широкому кругу параметров – в частности, метеорология, геофизика, гидробиология, гляциология высокоширотного арктического бассейна были известны весьма поверхностно. Гляциологические исследования на широтах к северу от о.Рудольфа (архип. Шпицберген) практически не проводились, а о течениях подо льдами оставалось только догадываться, перелистывая нансеновский труд «Фрам в полярном море» (русское издание 1897 г.). Планетарная «кухня погоды», без изучения которой немыслимо составление любого метеопрогноза, оставалась темной и страшненькой кладовкой в доме по имени «Земля».

Имелись у Советского правительства и резоны иного свойства: притязания на Арктический бассейн предъявляли многие государства. В Третьем Рейхе, к примеру, активно готовили к броску “Deutsche Arktische und Antarkticshe Expedition”, намеченную на 1938 год, лихорадочно тренируя личный состав во вьюжных Альпах, со всамделишными обморожениями и боевыми потерями. В США вел активную пропагандистскую работу среди конгрессменов знаменитый летчик-виртуоз Ричард Берд, рьяный энтузиаст покорения Арктики. На миллионах квадратных километров Канадского арктического архипелага неспешно и методично продвигались геологические партии под флагом Соединенного Королевства, столбя будущие опорные пункты, разведывая стратегические запасы полиметаллических руд и прочих запасов из кладовой шапки мира. Для СССР Северный Морской путь имел огромное значение как единственно возможный способ снабжения обширных территорий русского Севера, в том числе наших поселений и военных баз на побережье Карского и Берингова морей, моря Лаптевых, Таймырских месторождений меди и никеля, и пр. Освоение Сибири было невозможно без стабильного функционирования Севморпути, а всепогодный метео- и ледовый контроль был для этого conditio sine quo non.

Со времени экспедиций Амундсена на дирижабле «Норге» (1926 г.) и полета «Графа Цепеллин» над российским севером в 1931 году, развитие авиации не стояло на месте - и вот уже ненадежные, подверженные обледенению и самоподрывам, аэростаты уступили место тяжелым многомоторным бомбардировщикам, крестным отцом которых был итальянский военный теоретик адмирал Дуэ. В распоряжении полярников оказались такие средства доставки грузов и людей в приполярные широты, о которых еще десятилетие назад можно было только мечтать. Стратегический бомбер ТБ-3 с модернизированными двигателями М-34Р (со смешными по нонешним временам 830 л.с.) покорил сердце О.Ю.Шмидта и всех прочих апологетов изучения Арктики. Наступил час «Х».

Идея профессора Визе, обрела, наконец, реальные очертания, и в мае 1937 года краснозвездное детище Туполева в несколько заходов доставило на льдину четверо отважных исследователей с палаткой для жизни и работы, двумя радиостанциями, соединенными антенной, мастерской, метеобудкой, теодолитом для измерения высоты солнца и прочими приборами. Импровизированные склады полярники соорудили изо льда. Станцию назвали «Северный полюс-1» (СП-1). В составе экспедиции были: П.П. Ширшов - гидробиолог, гляциолог; Е.К. Федоров - метеоролог-геофизик; Э.Т. Кренкель - радист и И.Д. Папанин - начальник станции.

Началась рутинная повседневная работа. В строго определенные сроки наблюдений отбирали пробы грунта, измеряли глубины и скорость дрейфа, определяли координаты, вели магнитные измерения, гидрологические и метеорологические наблюдения. Был замерен дрейф льдины, на которой располагался лагерь исследователей. Поначалу ледовое пристанище папанинцев болталось довольно бессистемно в районе Северного Полюса, но затем льдина устремилась на юг со скоростью 20 км в сутки.

За время дрейфа (а всего беспримерная экспедиция продолжалась 274 дня, за которые было преодолено около 2500 км.) льдина, на которой располагался лагерь превратилась в куцый огрызок шириной не более 30 метров с несколькими трещинами. Посему в феврале 1938 года было принято решение о срочной эвакуации экспедиции. 19 февраля 1938 года полярников сняли со льдины пароходы ледокольного класса «Таймыр» и «Мурман». 15 марта полярники были триумфально (безо всяких преувеличений) доставлены в Ленинград, где их встречали десятки тысяч восторженных горожан. Отлаженный механизм советской пропагандистской машины раскрутил и без того значимый факт великого подвига папанинцев до масштабов, поистине планетарных. Но, научные результаты, полученные в уникальном дрейфе, действительно были представлены в АН СССР 6 марта 1938 года, и по результатам сего Иван Дмитриевич Папанин получил звание доктора географических наук.

Героическая одиссея СП-1 начала планомерное освоение всего Арктического бассейна, что сделало возможной регулярную навигацию по Севморпути. В дальнейшем, станции с аббревиатурой СП стали непременным атрибутом Северного Ледовитого океана на 4 десятилетия, до тех пор, пока развал страны и приход к власти блудливых временщиков не похерил потребность в изучении Арктики, как ненужную совковую блажь. Лишь в последние 5 лет, интерес к дрейфующим станциям вновь пробудился –весьма закономерно, учитывая, что синоптические прогнозы еще никто не отменял, а роль ледовых широт в погодной круговерти, как известно, очень велика. Тем более, что синоптики и метеорологи нынче скоропостижно превратились в «модных» ученых мужей, мрачно вещающих об апокалипсичных «послезавтрах», чьи доклады расходятся как бестселлеры, и чей пророческий труд тихо и незаметно обеспечивают сотни метеолабораторий по всему миру; самая известная и нужная из которых – наша дрейфующая СП.

P.S. Весной 1938 г, когда весь мир рукоплескал мужественным советским парням, поздравительные телеграммы приходили и из Германии. Немцы по достоинству оценили научное и стратегическое значение экспедиции Папанина ... и бросили все силы на Антарктическое направление. В декабре 1938 года лучшее исследовательское судно Рейха, авианесущий "Schwabenland", вышел из Гамбурга и растворился в туманной неприветливой Атлантике. Начался немецкий "бросок на юг", намеренно преданный забвению, куда более прочному, нежели память о Папанине со товарищи... Эта любопытнейшая страница истории была "закрыта" намертво после 1945 года державами-победительницами по идеологическим соображениям. Антарктида с характерными свастиками на карте не вписывалась ни в советские, ни в американские географические карты. Это - другая история, господа...


В этой палатке полярники провели 274 дня.

Иван Дмитриевич и Отто Юльевич на льдине.

Слева направо: Э. Т. Кренкель, П.П. Ширшов, Е.К. Федоров, И.Д. Папанин.
1938 г.

Триумфальное возвращение

Кульминация триумфа: на приёме у Сталина.

?

Log in

No account? Create an account