Previous Entry Share Next Entry
О сёстрах Верёвкиных
Breviarissimus
breviarissimus

В парижском "Возрождении" № 1039 от 6 апреля 1928 г. нашлась любопытная редакционная ремарка, посвященная реакции эстонской прессы на концерт сестёр Верёвкиных, известных в эмиграции исполнительниц русской народной песни. Злопыхания незалежных эстов были связаны с тем, что Мария и Анастасия были дочерьми последнего в истории Российской империи губернатора Эстляндии (1915-1917 гг.) - Петра Владимировича Верёвкина (1862-1946).

О губернаторе Верёвкине сохранились исключительно теплые свидетельства в истории православия в Литве. "В царское время он был главой Ковенской и Виленской губерний, его уважали не только православные, но и коренное католическое население как справедливого и гуманного губернатора. Поэтому неудивительно, что именно литовцы спасли Петра Владимировича от большевистской неволи. Когда в ходе Первой Мировой войны немцы уже оккупировали часть Литвы, П.В.Веревкин был переведен с должности Виленского генерал-губернатора на такое же место в Ревель (Таллинн). Революционные события застали Петра Владимировича в Эстонии, он был схвачен большевиками, а затем заключен в Петропавловскую крепость в Петрограде.

Тогда, в первые годы существования Советской власти в России, еще были некоторые шансы для возвращения в родные места тем, кто покинул Литву по обстоятельствам военного времени. Эти люди добивались статуса беженцев, и по межправительственному соглашению получали возможность выехать из Советской России. Об освобождении П.В.Веревкина из заключения ходатайствовало правительство Литвы, и в 1919 году он возвратился, получил литовское гражданство и стал советником министра внутренних дел. Правда, послужить в этой должности ему довелось не долго.

Петр Владимирович и в независимой Литве продолжал хлопотать о правах граждан. Он организовал сбор подписей под "Обращением русской диаспоры", где аргументированно ставился вопрос о смягчении несправедливых мер по отношению к русским жителям республики. Получив мандат доверия от русских обществ Литвы, П.В.Веревкин отправился с этим документом к президенту. Надо сказать, что Антанас Сметона давно был знаком с Петром Владимировичем и всегда тепло к нему относился. И на этот раз он любезно принял и выслушал ходатая. По указанию президента петицию препроводили в Кабинет министров Литвы, а затем в Сейм. В результате, действовавший в то время государственный Закон, явно несправедливый по отношению к русскому меньшинству, был отменен." (источник).

Среди многочисленных детей П.В.Верёвкина известность приобрели имено сестры Анастасия и Мария, выступавшие в жанре "художественной русской песни". Впечатления от весеннего 1928 года турне сестёр по Эстонии (как раз об этой концертной серии и идёт речь в вышепомещённой заметке) взяты из воспоминаний С.Рацевича "Глазами журналиста и актера. Гости на нарвской сцене":

"Сцена русского клуба заиграла такими цветастыми красками расписных русских сарафанов, что глазам становилось больно от всей пестроты нарядов, в которые вырядились исполнительницы русских народных песен сестры Веревкины, выступавшие в Нарве 28 марта 1928 года. Дочери последнего Эстляндского губернатора П.В. Веревкина - Анастасия и Мария Веревкины, став эмигрантами, постоянно жили в столице Литвы Ковно. Обладая приятными голосами, сценическим обаянием, культивируя русские народные песни, сестры Веревкины стали ревностными пропагандистами этого вида искусства в Литве, а затем и в соседних Прибалтийских государствах. Успех открыл дорогу сестрам Веревкиным в Западную Европу. Их радушно принимали иностранцы. Не понимая русского языка, они все же с удовольствием их слушали, потому что сердцем ощущали не только грустные мелодии народной русской песни, но и радость, удаль, веселье, заключавшееся в игровых, танцевальных, плясовых напевах. С первым своим появлением на сцене сестры Веревкины очаровали публику своими располагающими открытыми лицами с приятной улыбкой и конечно мастерски выполненными по эскизам художника Малявина, народными сарафанами, расписными яркими платками, в которых они выглядели сочными ядреными русскими бабами. А уж когда запели, окончательно покорили публику. Широко разливалась песня, не было удержу в её необъятном просторе, гармоничное звучание голосов, высокая техника исполнительского мастерства делали каждую песню глубоко содержательной, осмысленной, близкой сердцу слушателя. Накал концерта достиг своего апогея, когда Веревкины начали исполнять частушки. Вызовам, крикам "Браво" и "Бис" не было конца." (источник).

Информации по сёстрам крайне немного, у Анастасии неизвестны даже годы жизни, вторая же половина дуэта впоследствии стала именоваться по мужу - Мария Клюге, 1895-1977, умерла в Италии, как и её отец. Есть свидетельства, что сёстры Верёвкины принимали участие в работе над первым литовским фильмом "Литовский солдат" (не сохранился), снимавшийся владельцем каунасского киноателье Феогнием Дунаевым в соавторстве со сценаристом, режиссером, известным литовским театралом, полковником Владасом Бразюлявичюсом. Ни аудиозаписей, ни фотографических изображений артисток не сохранилось - по крайней мере поверхностный поиск покуда ничего не дал, но надежда есть.

P.S. Сёстры Верёвкины приходились по отцу племянницами известной на Западе художнице-экспрессионистке Марианне Веревкиной (Marianne von Werefkin, 1860-1938), почти всю жизнь прожившей за границей, в Мюнхене и Асконе, и традиционно считаемой "за свою" в Швейцарии. Достоверно известно, что они по крайней мере один раз приезжали к тётушке в Аскону в 1929 году.

?

Log in

No account? Create an account