Previous Entry Share Next Entry
О Нижнем: 1848 - 1855 гг. Часть 6-ая.
Breviarissimus
breviarissimus

Воспоминания М.П.Межецкого о нижегородских реалиях эпохи Николая I, вдалеке от столиц. Губернский город, глубинка с претензиями. Забавы ссыльной аристократии, театральная жизнь и пожилая звезда бомонда. Примечаний к этому фрагменту особенно много, но не желающие забивать себе голову подробностями - могут их пропустить.
Начало можно прочитать здесь: 1, 2, 3, 4, 5.

Часть VI.



ПОЛВЕКА НАЗАД. ВОСПОМИНАНИЯ НИЖЕГОРОДЦА.

Библиотека в городе была одна некоего Утина, находившаяся на Большой Покровке, в доме Кемарского (1). Журналов в эту библиотеку не выписывалось и она состояла из отдельно вышедших произведений изящной литературы, изданных вконце прошлого и в трёх первых десятилетиях нынешнего столетия. Плата за пользование книгами была что-то очень незначительная; помню с каким азартом я зачитывался такими забористыми вещами, как "Никлас Медвежья Лапа или атаман контрабандистов", "Кондрашка Булавин", "Фра Диаволо" Зотова (2) и другими подобными наполненными ужасающими эффектами произведениями; конечно, не были обойдены вниманием и романы Евгения Сю (3) и Александра Дюма. В городе выходила только одна местная газета "Губернские ведомости". Вообще газет и журналов и издавалось, и выписывалось мало и в редком семействе из привилегированных классов можно было увидеть тогдашние журналы "Библиотеку для чтения" или "Современник". Значительный интерес возбудил этот последний, когда в нём начали печататься повести Авдеева "Тамарин", "Варенька" и "Иванов". Держалось твёрдое убеждение, что в этих повестях автор изобразил тогдашнее высшее нижегородское общество, в лице героя первой повести, проживавшего тогда в Нижнем, князя Гагарина (4). Этот князь, которого Авдеев в своей повести вывел как подражателя лермонтовскому Печорину, выслан был из Петербурга в Нижний за то,ч то на пари толкнул на Невском, будто нечаянно, какое-то высокопоставленное лицо. Проживая в Нижнем, Гагарин старался отличиться разными эксцентричностями, вроде следующей забавы: он жил против церкви Покрова на Большой Покровке во втором этаже каменного дома, (5) два балкона которого выходили на улицу. Князь держал двух почти годовалых дрессированных медвежат и во время гуляния на масленнице по Покровке сидя с приятелями на балконе и распивая шампанское, забавлялся тем, что выпущенные на балконе медвежата, привязанные на цепь, спускались по спущенным вниз верёвкам на гуляющую по тротуару публику, кого награждали оплеухой, с кого срывали шапку, возвращались на балкон и опять повторяли свои акробатические упражнения.

Эта княжеская забава напомнила мне другую забаву, тоже случившуюся около описываемого времени, героем которой явился уже не печоринствующий аристократ, но лицо духовное. Был тогда в Нижнем протодиакон Иосаф, знаменитый своим голосом и не менее знаменитой способностью к уничтожению в громадном количестве спиртных напитков. Вот этот-то протодиакон в игриво настроенном расположении духа прогуливался с приятелями по Чёрному пруду, где по случаю какого-то праздника была масса гуляющего народа, преимущественно из так называемой чистой публики. Чёрный пруд был в то время единственным местом гуляния в самом городе. Приятели предложили протодиакону искупаться в пруду и подгулявший Иосаф "ничтоже сумняшеся" скинул с себя "все ризы своя" без исключения и на глазах не ожидавшей такого представления публики поплыл по пруду. Один только действительно громадный голос, предмет удивления и гордости нижегородцев спас протодиакона от последствий этого несвоевременного купания.

Князь Гагарин закончил свои эксцентричные выходки в Нижнем тем, что во время праздничной всенощной в Покровской церкви, к соблазну всего молившегося люда, закурил сигару от лампадки пред одним из местных образов; надобно полагать тоже на пари. Тогда, вероятно на видах освежающего действия холода, князя передвинули в более прохладные страны, куда-то далее на северо-восток, чуть ли не в Пермь.

Против архиерейского дома находилась тогда большая площадь и на ней деревянной театр, весьма неуклюжей архитектуры, нечто вроде громадного сундука. Этот храм Мельпомены стоял в нескольких десятках саженей от Крестовой церкви (6) и когда сгорел в начале пятидесятых годов, тогдашний преосвященный Иеремия, как рассказывали, открыто выражал по этому случаю свою радость. Новый, каменный театр начал строить подрядчик Бугров на углу Большой Покровки и Благовещенской площади (7). Постройка эта сопровождалась несчастным случаем: когда уже были возведены стены, они вдруг обвалились и задавили насмерть девять человек рабочих; создалась легенда, что будто бы преосвященный Иеремия, проезжая мимо этой постройки, изрёк ей своё неодобрение, после чего вскоре и произошло падение стен. Театр этот был отстроен после окончания мною курса и отъезда из Нижнего; за время учения я бывал в старом театре, где играла очень недурная постоянная труппа, главными персонажами в которой были Трусов, Косицкая (8), Пиунова (9), Вышеславцева (10); гастролёрами являлись кроме тогдашних столичных знаменитостей Живокини (11), Мартынова (12), Каратыгина (13) и хорошие провинциальные актёры, напр. Милославский (14), Шмитдгоф (15), Рыбаков (16); помню какое сильное впечатление произвела на меня игра этого последнего в заглавной роли пушкинского "Скупого рыцаря". Однажды как-то приехали и давали оперные представления итальянцы в числе трёх: две сестры Луиза и Амалия Корбари (17) и тенор, фамилию которого я забыл; я впервые познакомился тогда с итальянской оперой, присутствуя на двух спектаклях: "Лукреция Борджиа" и "Лючиа де Лавермоор". Пели, конечно, только итальянцы, все остальные персонажи, набранные из местной русской драматической труппы, были по необходимости лицами без речей; декорации были плоховаты, тем не менее итальянцы, особенно красивый тенор в среде дам, производили фурор и театр на их представлениях был битком набит.

Во всё время, пока учились дяди, мы ежегодно ездили к Рождеству домой, хотя за исключением недели на поездку из Нижнего и обратно, дома приходилось пробыть не более двух недель. Путешествия эти совершались, конечно, на своих и особенно мне нравились картинами зимней природы и зимней крестьянской жизни. Распускали нас двадцатого декабря и вот около этого времени начинаешь уже испытывать нетерпение и волноваться при каждом скрипе ворот или калитки нашей квартиры: не приехали ли это лошади за нами? Наконец, о радость! Ворота скрипят, широко растворяются и в них вваливается заиндевевшая рогожная кибитка с тройкой побелевших от инея лошадей и кучером. Всегда как-то так случалось, что домой мы приезжали ночью, когда все уже спали и мне особенно нравилась та радостная суматоха, которую подымал такой наш неурочный приезд. Мне казалось, что днём, когда нас все ждут, приезд наш не возбудит такой радости как ночью: ожидания не оправдались, мы не приехали и все мирно отошли ко сну; нечего, мол, видно сегодня и ждать, а мы и вот, как снег на голову. Как горячи и приятны родные ласки, как мило и дорого всё, на что ни посмотришь, с каким несказанным удовольствием почувствуешь себя после мороза и всех дорожных приключений приютившимся под родной кровлей!

В 1850 году мои родственники Мансыревы оставили Нижний и после летних каникул я першёл на житьё к дальней родственнице Надежде Григорьевне Глуховой; матушка звала её сестрицей, а я тётушкой. В те времена ещё сильно было родовое начало и люди иногда встречавшиеся в первый раз, открыв в разговоре существование между ними хотя бы отдалённого родства - сочтясь родством, как говорили - действительно вступали в более близкие связи, освящая их родственными именами дяди, тётушки, братца, сестрицы и оказывая, где возможно и сколько в силах помощь своим родичам. По крайней мере нашей семье, оставшейся после рано умершего отца в довольно затруднительном положении эти отдалённые, родственные связи с Глуховыми, Кутузовыми, Толстыми много помогли, особенно при определении детей в казённые заведения. Тётушка Надежда Григорьевна была старая девица лет семидесяти и принадлежала к нижегородскому аристократическому кругу; особенно большого состояния у неё не было; имение её находилось Ардатовского уезда, в селе Глухове (18), когда то принадлежавшем целиком их фамилии, на долю же тётушки досталась уже незначительная часть этого многолюдного базарного села. Тем не менее тётушка жила, как большая барыня, окружённая воспитанниками, воспитанницами, моськами; она занимала целый большой дом на углу Малой Покровки и Телячьей улицы (19), держала выездных лошадей, кучера, горничных, лакеев. Квартира была омебелирована ценной старинной мебелью, преимущественно из карельской берёзы, и отличалась повсюду чрезвычайно чистотой. Надежда Григорьевна пользовалась в городе всеобщим уважением; её посещали все важные люди и их семейства, но особенно она была дружна с семейством тогдашнего председателя казённой палаты Бориса Ефимовича Прутченко. Вновь приезжавшие в Нижний на службу на более видные места тоже почему-то находили необходимым познакомиться с тётушкой. Я уже сказал, что она была в преклонных летах, не особенно богата, и если жила в барственной обстановке, то благодаря крепостному праву и тогдашней всеобщей дешевизне. Правда, она была дочь заслуженного генерала, вся ближайшая родня, тоже все были генералы, а тогда людей этого чина было не так много, как теперь и потому чин этот имел в те времена большое значение. Вот, вероятно, это обстоятельство и уменье тётушки поддерживать дружеские связи с сильными мира сего и были причиной того уважения, которым она пользовалась в местном высшем обществе. Небольшого роста, сгорбленная, с трясущейся головой, правильными чертами лица, живыми, довольно ещё блестящими глазами, в тёмном шёлковом платье, огромном, отделанном рюшем и лентами чепце, она напоминала мне частью пушкинскую "Пиковую даму", частью грибоедовскую "Татьяна Юрьевну", к которой все ездили неизвестно зачем.



Прим. breviarissimus :

1) Кофейня кондитера Кемарского открылась в 1840 г. Задняя часть помещения была отведена под хранение печатной продукции - это было совместное предприятие Кемарского и московского книгопродавца Н.Н.Улитина. "К услугам посетителей кофейной предлагалось до 2000 книг: романов, повестей и ежемесячных "толстых" журналов. При "чае с лимоном", "кофе по-венски" или "шоколаде с вафлями" чтение было бесплатным, но взятие на дом начатой интересной книги или журнала требовало уплаты разового взноса" (источник). Как видно, Межецкий подзабыл фамилию книготорговца.
2) "Никлас, Медвежья Лапа, атаман контрабандистов, или некоторые черты из жизни Фридриха II", "Фра-диаволо, или последние годы Венеции" - произведения Р.М.Зотова (1796-1871), известного драматурга и исторического романиста. Нещадно бичевались соц-дем. критикой за безыдейность, ходульность и несоответствие ист. правде. С "Кондрашкой Булавиным" сложнее - возможно мемуарист (опять же, за давностью лет) приписал Зотову какой-то из бесчисленных бульварных романов тех лет.
3) Эжен Сю (1804-1857) - французский писатель, автор романа "Парижские тайны". Активно переводился в России с 30-ых гг. XIX в.
4) Авдеев В.М. (1821-1876) - русский писатель, работал в "Современнике". По окончании в 1842 г. Корпуса путей сообщения, нижегородскую губернскую строительную дорожную комиссию. Именно в НН он написал части лучшего своего произведения "Тамарин": "Варенька", "Записки Тамарина" и "Иванов", которые были напечатаны в "Современнике" в 1849-51 гг. Личность Гагарина-"Тамарина" покуда неясна, но предположительно это мог быть генерал-майор кн.Ф.Ф.Гагарин (по прозвищу "Феденька", он же "La tete de mort" - "Мертвая голова", прозванный так из-за ранней лысины); герой войны 1812 г. Был известен своими бретёрством, шутками и разного рода эксцентричными выходками - "Ему ничего не стоило вызвать кого-нибудь на поединок, подставив шутя себя под выстрел, или под дулом пистолета заставить проезжего на почтовой части съесть дюжину рябчиков, что, говорят, дало сюжет для одной из сцен романа Загоскина "Юрий Милославский". В 1832 г. его уволили со службы с говорящей за себя формулировкой: "за появление в Варшаве на гулянии в обществе женщин низшего разбора", правда потом вновь восстановлен. В отставке с 1835 г.
5) Церковь Покрова Пресвятой Богородицы находилась на месте д.30А, т.н. "Первой булочной". Соответственно, дом где проживал кн.Гагарин либо стоял на месте Владимирского реального училища (здание возведено в 1881-85 гг., ныне - корпус ННГУ), либо там, где сейчас располагается здание по Б.Покровской, 35А.
6) Театр кн.Н.Г.Шаховского (располагался на месте нынешнего Речного училища, тогда - угол улиц Большой Печёрской и Малой Печерской), напротив Архиерейского дома и пристроенной к нему Крестовой домовой церкви (ныне здание принадлежит Нижегородской консерватории, ул.Пискунова, 40; церковь частично сохранилась - без купола и колокольни).
7) П.Е.Бугров, основатель династии, построил шикарный трёхэтажный дом в 1853 г., театр арендовал здесь 2-ой этаж. Затем на этом месте перед Выставкой 1896 г. его внук, известный промышленник и меценат, Н.А.Бугров обратился в Городскую Думу с просьбой продать ему это место на Благовещенской площади. Будучи старообрядцем и противником развлечений, он выкупил дом деда вместе с землей, а через неделю отдал участок городу безвозмездно при условии: "здесь никогда не будет ни театра, ни любого другого увеселительного заведения...". Прежний бугровский дом был разобран, его сменило эффектное здание Городской думы (Б.Покровская, д.1) в стиле поздней эклектики.
8) Никулина-Косицкая Л.П. (1829-1868) - известная актриса, дебютировала в Нижнем, затем уехала в Москву. Известна исполнением роли Катерины в "Грозе" А.Н.Островского. Как ни удивительно, но дом Никулиной-Косицкой сохранился в Нижнем Новгороде - на ул.Ак.Блохиной, 12. Здесь можно прочесть о нём подробнее.
9) Имеется в виду Настасья Ивановна Пиунова, из первой ещё, "крепостной" труппы кн.Шаховского, бабушки актрисы Е.Б.Пиуновой-Шмидтгоф (1841-1909). Екатерина Борисовна известна своими воспоминаниями о Т.Г.Шевченко, в поры когда он проживал в НН (см. здесь); в том числе она передала и рассказ бабушки о её появлении в театре: "Меня, словом, десяти лет привезли, - говорила бабушка, - из деревни в лаптях, вымыли, обули, одели, поместили в "девичьей" и стали обучать театральному искусству...".
10) Вышеславцева А.А. (1818-1895) - русская актриса, из семьи крепостных актёров крепостной труппы Н.Г.Шаховского. В 1827 г., при организации коммерческого т-ра в Нижнем Новгороде, семья Вышеславцевой вместе с остальной труппой была выкуплена антрепренёрами Климовым и Распутиным. Работала в Нижегородском театре. По словам актрисы П.А.Стрепетовой, "первая на нижегородской сцене заговорила просто и естественно".
11) Живокини В.И. (1805-1874) - знаменитый московский комик сер.XIX в., работал в Малом театре, мастер водевиля и бурлеска. А.Н.Островский охотно поручал ему роли купцов и приказчиков.
12) Мартынов А.Е. (1816-1860) - вершиной творчества актера явилась роль Тихона в "Грозе", сыгранная в 1859 г. Современники оставили немало воспоминаний об этой роли.
13) Каратыгин В.А. (1802-1853) - русский актёр,дебютировал в петербургском Большом театре в 1820 г. Грибоедов считал Каратыгина гениальным трагическим актером, собирался перевести для него "Ромео и Джульетту" Шекспира "с подлинника" и написать собственную трагедию.
14) Милославский-Фриде(н)бург Н.К. (1811-1882) - русский актёр, режиссёр и антрепренёр. Один из создателей "Русского театра" в Одессе.
15) Шмидтгоф Н.М. (сер. 70-х годов XIX в. - после 1943 г.) - русский актер, сын уже упоминавшейся выше Е.Б.Пиуновой.
16) Рыбаков Н.Х. (1811-1876) - русский трагик. Драматург Островский роль Несчастливцева в "Лесе" посвятил именно Николаю Хрисанфовичу Рыбакову.
17) Корбари Амалия была примадонной Итальянской оперы в С-Петербурге в 1848-1850 гг., часто ездила в гастроли с сестрой Луизой, обе - сопрано.
18) Ныне с.Глухово Дивееского района Нижегоросдкой обл.
19) Угол совр. ул. Малой Покровской и Гоголя.
20 Прутченко Б.Е. - с 1831 по 1838 гг. вице-губернатор Нижегородской губернии. В дальнейшем - председатель Нижегородской казённой палаты, действительный статский советник. В 1861 г. назначен директором департамента государственного казначейства.


?

Log in

No account? Create an account