Previous Entry Share Next Entry
Об одиссее В.Мельхерта в СССР. Часть III.
Breviarissimus
breviarissimus

Продолжаем публикацию "шпионской повести" немецкого горемыки В.Мельхерта "Моя одиссея в СССР. На тайной службе ОГПУ". Источник: "Возрождение", Париж, № 2456 от 22.02.1932 г. Вещица представляет из себя любопытный образец антисоветской пропаганды, в котором подлинные факты (судя по всему осведомитель ОГПУ "Мельхерт" существовал в реальности) перемешаны с довольно диковато звучащими ужосами измышлениями - которые успешно можно было втюхивать эмигрантской аудитории тех лет. И, кстати, иноземство (автора или обработчика) явственно ощущается в языке - сравнить с любой публикацией в том же номере "Возрождения", где русаки пишут природные. Единственный вопрос - кто Мельхерта "работал", немчура или французы?

Читать предыдущие части публикации: Ч.I, Ч.II.


На тайной службе ОГПУ.

Инж.Вилли Мельхерт. Моя одиссея в СССР

Все права охранены.


Слежка за совморяками.

В ОГПУ, как известно, установлена густая сеть внутреннего шпионажа. Каждый отдел ОГПУ по всей стране вербует своих "сексотов". Над каждым сексотом в свою очередь устанавливается наблюдение другого сексота. Очень часто жена, при всей любви к мужу и, наоборот, муж, при всей любви к жене, состоя "сексотами", друг за другом шпионят. Страх перед кровавым террором так велик, что он подавляет всякие человеческие чувства - человек постепенно превращается в животное, дрожащее за свою шкуру.

Так, Бакланов несомненно знал каждый мой шаг, знал мою слабость, любовь мою к жене, - и вот против воли я становился чекистом ... Страшно и больно произносить это слово, и всё-таки: я уверен, что жена моя не только состояла на службе у Бакланова, но была и его любовницей...

Отправляя в разные порты своих "сексотов", Бакланов назначал в те же порты других тайных агентов, которым поручалось следить за первыми. В портовых кабачках можно было наблюдать, как за стаканом пива или вина, советские моряки провоцируют друг друга и как каждый заносит в свой дневник всё, что говорил его собеседник,. Можно смело считать, что девять десятых советских моряков, не говоря уже о командном составе, состоят на службе ГПУ. Когда все рапорты "сексотов" сходятся к начальникам отделов, перед ними открывается всякий шаг их сотрудников, густо опутанных сетью шпионажа и провокации.

Однажды Бакланов вызвал меня и дал мне поручение немедленно отправиться в Роттердам, произвести там тщательное расследование о деятельности помощника капитана, латыша Струвера, плававшего на советском товарном судне в Голландию. По сведениям ГПУ, Струвер имел в Латвии невесту, навещавшую его в Роттердаме, - он передавал ей секретные сведения о советском флоте, которые покупала соседняя с СССР страна.

Кроме того, надо было узнать, каким образом советские матросы добывают валюту за границей. Как известно, советские моряки получают 65 проц. жалования в червонцах и 35 проц. в валюте, - на расходы по пребыванию в иностранных портах. Матросы ухитряются тайно привозить домой всякого рода товары и потом сбывают их в России.

Бакланов дал мне три адреса секретных агентов роттердамской морской разведки (1); я должен был встретиться с ними в кафе на набережной, которое содержал русский эмигрант ...

На сей раз уходил в Голландию немецкий пароход, на котором можно было устроиться только кочегаром. Однако, раздумывать не приходилось ... В Роттердаме я прожил две недели, узнать, откуда советские матросы добывают валюту оказалось нетрудно: они привозили из России икру и пшеницу, продавали её в порту и накупали товаров для продажи в СССР. К слову: торгуют икрой и другими советскими продуктами все агенты ГПУ, едущие на советских пароходах в качестве так наз. инспекторов Совторгфлота.

Свиданье моё с секретными сотрудниками голландцами состоялось в означенном кафе, в условленном месте возле кассы, за зелёным столом. Я держал в руке розовый платок, ко мне подошёл голландец и сказал условленный "пароль" - "мендель"; я ответил "ларь". Мы разговорились. Он знал по русски хуже моего, местами говорил по немецки. Оказалось, что за Струвером вёл наблюдение и резидент ГПУ в роттердамском порту. По его сведениям, латыш уехал с невестой во Францию и больше оттуда не возвращался, хотя пароход его на следующий день должен был уходить в Ленинград, - видно заметил, что за ним наблюдают, и скрылся...

Нельзя сказать, чтобы я и в Роттердаме собрал действительно ценные сведения, но зная Бакланова - на этот раз я исписал весь мой дневник. Получилось подробное повествование, в котором некоторое место занимало описание и голландских матросов, и организации коммунистических ячеек на иностранных судах.

Вернувшись в Архангельск, я два дня переписывал доклад из дневника. Из него вышло 8 страниц, жена помогла перевести эти заметки на русский язык.

Бакланов остался доволен докладом: в особенности обилием материала и его разнообразием ...

Захват французского парохода.

Всем еще, вероятно, памятна история облетевшая всю иностранную печать, как 20 ноября 1929 года, французский пароход небольшой пароходной компании в Гавре "Заида" сел на мель в русских территориальных водах Мурманского района, в 58 милях на юго-восток от Нордкаппа, и как пароход был спасён советскими ледоколами, "Малыгиным" и "Красиным". Продажные перья и просто наивные энтузиасты долго пели дифирамбы доблести советских моряков и готовности "советов" оказывать бескорыстно помощь попавшим в беду пароходам. Между тем вся история с аварией на французском пароходе "Заида" (1800 тонн водоизмещением) была подстроена архангельским ГПУ, и я принимал активное участие в выполнении чекистского плана.

12 ноября 1929 года, вечером, на конспиративной квартире сидели: Бакланов (председатель ГПУ), Иванов (бывший матрос и морской неофициальный атташе при нью-йоркском Амторге), Берлин (член коллегии архангельского ГПУ) и я. Тогда и был разработан план захвата "Заиды", которая должна была отплыть из Архангельска с грузом леса от "Северолеса" в Лондон. Пароход был зафрахтован Совторгфлотом.

Задание заключалось в том, чтобы я устроился на пароход рулевым и, как, специалист по морским машинам, способствовал тому, чтобы во время хода направить его на мель. Мне дали магнетический прибор и другие инструменты. Я должен был прибор этот незаметно приспособить к компасу и тем самым привести его стрелку в неподвижное состояние - офицер, наблюдающий за компасом, таким образом, не заметит перемены курса, а корабль в это время будет направлен мною на пески.

На морской карте были точно отмечены места, где пароход должен неминуемо сесть на мель.

Условия для выполнения плана были вполне благоприятны: капитан судна, француз, в первый раз плавал в северных русских водах и не знал фарватера, а советские ледоколы как раз находились на Мурманском побережье.

Мне не стоило большого труда попасть матросом на этот пароход. Бакланов приказал двум портовым проституткам, состоявшим на службе ГПУ, сманить с "Зайды" старшего матроса и "накачать до бесчувствия". Два дня его, на квартире одной из соблазнительниц, поили вином, он, конечно, на пароход опоздал, а я тем временем поступил старшим матросом на его место.

Мы поплыли. В особом ящике были у меня все данные мне инструменты и карты. Я проделал всё согласно инструкции и пароход 20 ноября в два часа ночи действительно сел на мель.

Пароход имел на борту 50 стандартов очищенного леса "пропс" (2), остальное в трюме. Мы стали по радио звать на помощь. Первым отозвался ледокол "Малыгин", 22 ноября в 2 часа ночи он подошёл к нам, бросил канат и стал стаскивать с мели. Но видно было сразу, что матросы его работают спустя рукава, лишь бы протянуть время. Через сутки подошёл и "Красин", и обоим ледоколам после десятичасовой возни, удалось, наконец, стащить пароход с мели.

Во время стоянки, мы, чтобы облегчить работу ледоколам, бросили весь палубный груз за борт. По приказам из Москвы, ''Малыгин" взял нас на буксир и повёл обратно в Архангельск, хотя пароход не имел никаких повреждений и мог спокойно продолжать плавание. В Архангельске "Заида" была разоружена, отведена в док, якобы для проверки её сохранности. Капитана и команду отправили по железной дороге домой, а пароход объявили арестованным за причитающуюся советскому правительству сумму - значительно превышавшую его стоимость.

Гаврская компания вела переговоры с Москвой, но, в конце концов, вынуждена была признать пароход собственностью советского правительства. А Совторгфлот перекрасил пароход, окрестил его именем "Муралов" и теперь он совершает рейсы в Европу, избегая, однако, заходить во французские порты. Подобные же вредительства совершены советскими агентами в восьми случаях, мне известных - и все восемь пароходов попали в руки Совторгфлота. Так советское правительство нашло чрезвычайно удобный способ, без особых затрат увеличивать свой торговый флот (3).

Бакланов, когда я явился к нему с рапортом, поблагодарил меня сказал, что предстоит более серьёзная комбинация с одним "норвежцем", но что по этому делу еще нет разрешения Москвы...

Убийство епископа гр. Стеклинского.

Перед отъездом в Нью-Йорк по приказу Баранова, я занял официальный пост переводчика при ГПУ.

В мои обязанности входило участвовать при переговорах и допросах между агентами ГПУ и иностранными пароходными командами, прибывавшими на пропускной пункт - Чижовку. Неофициально же я должен был следить за иностранными командами, стараться заводить с ними интимные знакомства и выведывать у них - не собирается ли кто из пленников концентрационного лагеря бежать из СССР.

Я переехал в Чижовку, отстоящую от Архангельска в 20 верстах. Там помещается отдел ГПУ и рота войск особого назначения. От Чижовки начинается линия концентрационных лагерей, в которых расположены лесные склады, лесорубки, - там тогда работало свыше семидесяти тысяч заключённых, сгоняемых со всей России.

В.Мельхерт
(Продолжение следует)


Прим. breviarissimus :

1) Образчик кривого перевода - или плохого письменного русского языка автора. Имеются в виду конечно агенты сов. морской разведки в Роттердаме.

2) Пропс (Props) - мера перевозимой морем древесины, устар. "Круглый лес длиною от 51/2 до 9 фут. и диаметром от 21/2 до 7 дм. Единицей меры для пропсов принята английская куб. сажень, равная 6 х 6 х 6 = 216 кубо-фут. или стэрве (куб. м). Последняя единица мер применяется при перевозке грузов во Францию и отчасти в Бельгию."

3) История "Заиды" не выходила у меня из головы долго (я впервые наткнулся на мельхертовские "мемуары" с полгода назад). Дело с умыкновением парохода должно было быть громким, но сколько я не рыл архивы зарубежной периодики конца 1929 г.- никак не мог найти упоминаний об этом случае. Помогли реестры Ллойда из которых постепенно выяснилось следующее. Мельхерт ошибся - в СССР пароход получил имя "Фабрициус" и хорошо известен историкам советского торгового флота на Чёрном море. Вот что о нём пишут обыкновенно в отечественных исследованиях:

"Транспорт "Фабрициус. ТТД: Водоизмещение: 4277 т. Размеры: длина - 95,93 м, ширина - 13,5 м, осадка - 6,17 м. Скорость полного хода: 9 узлов. ... Силовая установка: паросиловая, 1250 л.с. ... Бывший английский грузовой пароход "Antigone". Был построен в 1906 г. на судоверфи Craig, Taylor & Co. Ltd., в Стоктоне, Великобритания. С 1928 г. под названием "Emmy Friedrich" находился в собственности германского судовладельца, а с 1929 г. под названием "Saida" - французского судовладельца. 04.11.1929 г. пароход потерпел навигационную аварию в Белом море. Поднят 05.12.1929 г. и в связи с отказом владельца от спасения после ремонта передан Северной главной конторе Совторгфлота. В середине 1930-х г. передан Черноморскому государственному морскому пароходству. 27.07.1941 г. был мобилизован и зачислен в составе Черноморского флота в качестве транспорта. Участвовал в доставке пополнений в Севастополь, Керченско-Феодосийской десантной операции. 02.03.1942 г. транспорт "Фабрициус" (капитан Григор М.И.) вышел без охранения из Новороссийска в Камыш-Бурун, имея на борту 700 человек маршевого пополнения, 6 минометов, 1200 тонн фуража, 20 лошадей и 12 повозок. В 01 ч. 45 м., находясь между Новороссийском и Анапой, "Фабрициус" был атакован с дистанции 300-500 метров немецким самолетом-торпедоносцем Не-111. Попытка уклониться не удалась, торпеда попала в правый борт, погибло около 10 человек. Судно не затонуло только потому, что груз сена и бочек держал его на плаву. Капитан принял решение посадить судно на мель. По рации были вызваны буксиры, на помощь подошел транспорт "Василий Чапаев". Спустя 2 часа, в 150 метрах от мыса Утриш судно было посажено на мель. Там, на мысу, экипаж похоронил пятерых своих товарищей. Моряки установили над могилой небольшой белый обелиск. Впоследствии были предприняты попытки подъема, но начавшийся шторм окончательно посадил судно на камни. Экипаж судна находился на нем до августа 1942 г. Вдобавок ко всему 16.05.1943 г. из подводного положения с расстояния в пять кабельтовых подводная лодка "М-111" под командованием капитан-лейтенанта М. И. Хомякова выпустила в "Фабрициус" две торпеды, приняв его за вражеский корабль. После войны судно по частям было поднято Аварийно-спасательной службой Черноморского флота, однако на месте гибели судна и сейчас можно увидеть обломки носовой части "Фабрициуса" (два якорных клюза), много фрагментов корпуса корабля." (источник).

В других источниках, впрочем, указывают 1932 год, как дату появления экс-"Заиды" на Черном море: "Проплавав 26 лет под флагами нескольких стран, он был закуплен в 1932 году для Черноморско-Азовского пароходства и переименован в “Фабрициус."

А теперь внимательно читаем документацию Ллойда (для удобства сделал коллаж из нескольких реестров, по годам с 1930-31 гг, отсутствует запись за 1936-37 гг.):



Во-первых, становится ясно, почему поиски трампа "Saida" так долго терпели фиаско. Всего-навсего, потому что быв. "Антигона" и "Эмми Фредерика" получила у французов имя "SaЇda" (с двухточечным i, на арабский прононс). Парохода с именем "Muralov", "Mouralov" и пр. найти не удалось - Мельхерт (или его коллеги по написанию компрометирующей СССР книги) ошиблись. Однако, второй важный момент говорит в пользу версии Мельхерта о ходе операции ("сел на мель и был почти сразу сдёрнут") - она строго соответствует записи Ллойда: stranded & refloated. "Саиду" не поднимали со дна, а получили пароход почти не повреждённым. "Красин" вполне мог участвовать в этой операции, ввиду того что с конца октября 1929 г. он точно находился в Архангельске, вернувшись из проводки судов в Карское море и обратно: "30 июля - 25 октября 1929 - "Красин" участвует в Девятой Карской экспедиции самой масштабной и переломной операцией на Карском морском пути." , а у "Малыгина" Архагельск был портом постоянной приписки. Также можно считать установленной дату передачи вновьявленного "Фабрициуса" на Чёрное море - между 1936 и 1938 гг.

P.S. Чем далее я читаю "Мельхерта", тем яснее вижу, прямо кусками - пассажами, вписанные позднее в авторский текст "художества". И ещё: текст этот не подвергался литературной правке со стороны редактора. Языковых, стилистических ляпов много и они на виду. Тиснули в газету as it is.


  • 1
"...Задание заключалось в том, чтобы я устроился на пароход рулевым и, как, специалист по морским машинам, способствовал тому, чтобы во время хода направить его на мель. Мне дали магнетический прибор и другие инструменты. Я должен был прибор этот незаметно приспособить к компасу и тем самым привести его стрелку в неподвижное состояние - офицер, наблюдающий за компасом, таким образом, не заметит перемены курса, а корабль в это время будет направлен мною на пески..." - ага, прибор назывался просто "топор", а инструкции по использованию "прибора" были вероломнейшим образом спизжены у тех же самых французов. Но после этого, дабы уничтожить улики, все имеющиеся в СССР переводчики с французского были погребены заживо на дне Белого море в одной из барж, что бесконечными потоками уходили из портов Архангельска и Мурманска, унося в своём чреве бесчисленное количество невинных жертв кровавого большевистского режима, а книги Жуля Верна долгое время скрыла от глаз советских людей печать "Совершенно секретно".

Ты знал, 15-летний капитан !!! :-))

Таки да: лишь только почил в бозе кровавый тиран, как с бессмертных творений товарища Верна был снят запрет и я, ровно и мои соотечественники, смог ознакомиться с тайнами человеконенавистнического советского строя.

Да,сексот сексота за сексотом сексота и т.д. доставляет...

Не пойму, для чего или для кого...

"P.S. Чем далее я читаю "Мельхерта", тем яснее вижу, прямо кусками - пассажами, вписанные позднее в авторский текст "художества". И ещё: текст этот не подвергался литературной правке со стороны редактора. Языковых, стилистических ляпов много и они на виду. Тиснули в газету as it is."
Не могу понять, с какой целью это делалось... Уезжанты из советского рая были отнюдь не ватники какие, а сплошь интеллигенция академиев назаканчившая. И, самое главное, насколько я понимаю, затея была в том, чтобы показать уродливость совка и его обитателей, а получилось то совсем наоборот: только полный олигофрен поверит подобным бредням. Нечто похожее сейчас наблюдается в укросми, что с неиссякаемым задором бичует человек-шарий. Хотя, вот смотрю на обитателей нн.ру - миша иосилевич - классический ангажированный дегенерат - или сегодня почитал как юноша бьётся в истерике от одного вида портрета Путина. Наверное этой публике сие чтиво и предназначалось.

Re: Не пойму, для чего или для кого...

Тем интереснее находить в таком невообразимом тексте зёрна фактов.

Re: Не пойму, для чего или для кого...

Это да - сам копаюсь в аналогичном ...эээ... творчестве. Иногда очень интересные картины рисуются, причем выплывают штрихи эпохи, которые автор старательно пытался спрятать от глаз читателей.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account