Previous Entry Share Next Entry
О южинских русских
Breviarissimus
breviarissimus

В современной Франции, в маленьком городке (всего ок. 7 тыс. населения) Южин, что в департаменте Савойя, память о русских эмигрантах жива по сей день. Там с 1926 г. действует православный храм Св.Николая Чудотворца, официально зарегистрировано и функционирует сообщество местных русских. А все началось в 1923 г., когда " ... в связи с экономическим подъемом в стране местному сталелитейному заводу... постоянно требовалась иностранная рабочая сила. Именно поэтому около 1500 русских эмигрантов без особых колебаний были приняты на завод. Постепенно в городе сложилось значительное русское сообщество, состоящее из офицеров, а также донских и кубанских казаков. Они открыли в Южине свою школу, библиотеку, столовую. Через некоторое время был создан хор и оркестр, открыт русский театр... футбольные и другие спортивные команды из своих ребят." По ссылке можно прочитать удивительную историю "русского Южина" и его возрождения, неразрывно связанного с именем металлурга и менеджера Брюно Жироди, с 1976 по 1979 гг. бывшего директором строительства алюминиевого завода в СССР, в г.Саяногорске.

Также могу рекомендовать перепечатку в "Иносми" французской публикации "Маленькая Россия" восстает из пепла во Франции" (почерпнутой в газете "La Сroix"): "Сегодня нас осталось мало, а вот раньше город жил под звуки балалаек", - вспоминает Рашель. Из 2000 русских, приехавших сюда работать в период с 1923 по 1931 год, сегодня осталось лишь около тридцати семей, рассеянных между Аннси на севере и Альбервиллем на юге." Более подробно о заводском православном храме Южинского завода, приютившемся в бараке, и его первом настоятеле, Алексее Медведкове (ум.в 1934, канонизирован Константинопольским Патриархатом в 2004 г. как св.Алексей Южин), читать здесь: "Окруженное лиственницами здание выглядит трогательно до слез: приютившийся под невысоким холмом деревянный ангар, посеревший от времени, с голубой маковкой часовни наверху." (публикация Е.Дузинской).

Но помимо современных статей, хотелось бы предложить вашему вниманию своего рода "фотографический снимок" жизни русской колонии Южина в те годы, когда она деятельно создавалась. 1927 год, газета "Возрождение", Париж, № 646 от 10 марта. Интересны, в первую очередь, бытовые детали жизни рабочих, цифры доходов и расходов, приводимые в этой статье. Общежитие на чужбине, самоорганизация в действии.


Большое дело в маленьком масштабе

В. Н.

В Савойе, близ города Южин находится сталелитейный и сталепрокатный завод, с общим числом до 2 тысяч рабочих, из которых около половины иностранцев, преимущественно итальянцев. Осенью 1923 года администрация завода возымела счастливую мысль пригласить па работу русских беженцев. Вскоре из Марселя была доставлена первая партия из 45 человек, состоявшая преимущественно из офицеров и солдат Добровольческой армии.

Первый опыт оказался удачным. И работодатели, и рабочие, остались довольными друг другом. Опыт решено было продолжать и в настоящее время число русских зарубежников на заводе достигло 400. Заработная плата колеблется от 500 до 800 франков в месяц. Она едва обеспечивала бы потребный минимум, но заводоуправление путём ряда мер, проведённых с последовательной настойчивостью, добилось такого удешевления жизни для своих рабочих, что большинство из них имеет возможность не только содержать себя и свои семьи, но и делать сбережения. За отдельную чистую комнату с центральным отоплением, электрическим освещением, кроватью с бельём, еженедельно сменяемым, одинокий рабочий уплачивает 20 франков в месяц. Семейные за 40-50 фр. имеют квартиры в 2-3 комнаты. В заводской столовой дневное питание, т.е. утренний кофе с молоком, завтрак и обед из 3 и 4 блюд с хлебом, выдаваемым в неограниченном количестве, стоит 8,5 франков. Кооператив доставляет рабочим платье, обувь, материи и другие предметы первой необходимости за цены, значительно, часто вдвое, меньшие, чем существующие на месте розничные. Таким образом, материальная сторона жизни рабочих обставлена более чем удовлетворительно.

У все увеличивающейся группы русских людей, значительная часть которых состоит из бывших офицеров и представителей самых разнообразных профессий, невольно рождалась потребность в объединении, для создания на чужбине условий жизни, хотя бы приближающихся к своим, родным. Нашлись энергичные, способные к организаторской работе русские - интеллигенты, которые деятельно принялись за работу. Их начинание нашло общее сочувствие не только в среде русских рабочих, но и со стороны администрации завода, деятельная и притом широкая помощь которой дала возможность осуществить ряд мечтаний, казавшихся несбыточными. Образовалось легализированное по всем правилам местного закона общество под наименованием "Русское национальное общество в Южине" (не просто"русское", а с прибавлением "национальное", в отличие от русско-советского). В результате общей работы - создана организованная русская колония в отдельном уголке Франции.

У колонии своя церковь. Церковь устроена в предоставленном заводоуправлением деревянном бараке, любовно превращённом в благоустроенный, блестящий чистотой православный храм. Гирлянды искусственных цветов прикрывают неотёсанную деревянную наготу балок и досок. Хорошо поёт многочисленный мужской хор, под управлением молодого рабочего, когда-то там, в "старой" России окончившего курс духовной семинарии. И, право, нужно обладать очень крепкими нервами чтобы присутствуя на церковной службе в этом преобразованном в святое место бараке не быть охваченным глубоким волнением, близким к физическому, ощущением чудесного перенесения на родину. Характерно, что на территории завода только один храм - православный. Рабочие иных вероисповеданий могут молиться лишь в соседнем городке Южине.

У русских рабочих не только своя церковь. При колонии целый ряд "учреждений", частью уже функционирующих, частью еще организуемых. У неё особая столовая для русских рабочих с русским столом, своя библиотека с месячным бюджетом около 800 фр., свой клуб где по вечерам и днём по праздникам, молодежь танцует, и притом не "негритянские" а свои, дореволюционные танцы под звуки своего духового оркестра.

В клубе запрещены вино и политические разговоры. При колонии профессиональная школа, обучающая русских рабочих находящим применение на заводе ремёслам и курсы французского языка. Стоящие во главе общества русские люди этими достижениями не удовлетворяются. Для оказания кредита русским рабочим организуется касса капиталом в 20 тысяч франков, из которых половину уже согласился ссудить обществу местный банк, а остальную сумму заводоуправление. Ведутся переговоры об организации дополнительного страхования русских рабочих при несчастных случаях.

Все существующие при русской колонии учреждения приютились в помещении безвозмездно отведённом заводом. В работе по устройству и украшению этих помещений посильно участвуют все члены общества. Стены клуба украшены масляными картинами, произведениями кисти одного из рабочих. Захватившее всех общее дело сослужило еще одну службу: оно подавило начинавшиеся было возвращенческие настроения - порождение тоски по родине.

В составе рабочих завода довольно много коммунистов. Однако, никаких недоразумений с русскими "белыми" ни у них, ни у рабочих до сих пор не было. Отношение к русским, как рабочей среды, так и местного населения - благожелательное, с оттенком уважения. Русский хор и оркестр знакомят окружных жителей с русской музыкой.
а
Излишне говорить, что главная заслуга в этих достижениях за руководителями, за единицами, обладающими сильной волей и творческими способностями. Пусть имена их останутся неизвестными, как оставалась в неизвестности их работа. Русские люди не любят рекламы.

Так бесшумно, в заброшенных углах русского рассеяния творится великое дело накопления сил для предстоящей в возрождённой России работы.



Прим. breviarissimus : в пояснении к групповой фотографии упомянут Владимир Павлович Носович (1864-1936), сын директора Нижегородского кадетского корпуса генерал-майора П.И.Носовича. Известный юрист, сенатор, прокурор Московской судебной палаты, начальник управления внутренних дел во врангелевском Особом совещании при главкоме ВСЮР. В эмиграции жил во Франции, член Союза русских адвокатов, председатель правления Русского юридического общества и заместителем председателя Союза бывших деятелей русского судебного ведомства. Выступал с воспоминаниями, а также с докладами по истории и по теории права. В 1926 году входил в организационный комитет по созыву Российского зарубежного съезда в Париже, был делегатом съезда. В 1929 году читал курс лекций "Особенная часть уголовного права" во Франко-русском институте. С 1934 г. переехал в Белград, где и умер.



?

Log in

No account? Create an account