Previous Entry Share Next Entry
О даче Коровина и чуть-чуть о "баушке революции"
Breviarissimus
breviarissimus

По сообщению общероссийского градозащитного ресурса "Хранители наследия", 11 сентября 2015 г. в Охотине (Переславский район Ярославской обл.) на даче художника Константина Коровина состоялось торжественное открытие его мемориального музея. "Создание музея на сохранившейся подлинной даче Коровина (1902 г., объект культурного наследия федерального значения) - плод сотрудничества администрации Переславского района и инициативной группы во главе с московской художницей Еленой Пешковой. Администрация вернула заброшенное в 1990-е годы здание в муниципальную собственность и активно участвовала в привлечении спонсоров. Члены Союза художников разрабатывали концепцию экспозиции и программу деятельности музея, проводили аукционы картин, выручка от которых шла на реставрацию деревянного дома."

На сайте музея можно ознакомиться с историей Охотинского дома художника: "Землю в Охотино художник приобрел у Саввы Мамонтова в 1897 году. Вскоре он выстроил здесь дом, где разместил и свою мастерскую. С тех пор в течение почти 20 лет жизнь и творчество Константина Коровина было тесно связаны с Ярославской землей. ... Через несколько лет после Константина Алексеевича неподалеку поселился и его друг Федор Иванович Шаляпин, выкупивший часть большого участка и выстроивший дом в полутора километрах от Охотино, в деревне Ратухино. Автором проекта шаляпинской дачи стал сам Коровин. Между домами двух друзей пролегла лесная тропа, по которой Шаляпин и Коровин ежедневно ходили друг у другу в гости. Она сохранилась до сих пор. По ней гости музея смогут с радостью прогуляться, подышать чистым воздухом, понять всю красоту охотинских мест. В Охотино были написаны известные картины Коровина: "Вечер на террасе (Охотино)" (1915), "У мельницы Охотино" (1917), "Охотино", (1917), "Пейзаж. Охотино" (1922) и многие другие. ... Погостить в Охотино и Ратухино приезжали многие известные люди. Здесь бывали композитор Сергей Рахманинов, художник Валентин Серов, литераторы Максим Горький, Николай Телешов, Александр Куприн, Дмитрий Мамин-Сибиряк, историк Василий Ключевский, директор императорских театров Владимир Теляковский… и даже легенда советского кино Любовь Петровна Орлова, тогда еще маленькая девочка, родители которой дружили с Шаляпиным."

После эмиграции хозяев дачи Шаляпина и Коровина принадлежали различным учреждениям. Шаляпинский дом был разрушен в 60-е гг, а дача Коровина уцелела в своем первозданном виде. К сер. 90-х гг. она числилась бесхозным объектом. Усилиями администрации Переславского р-на удалось вернуть дом в муниципальную собственность и начать уникальный проект по его возрождению.

***
Биографическая справка:

Коровин Константин Алексеевич родился 23 ноября (5 декабря) 1861 г. в Москве, в старообрядческой семье. Умер 11 сентября 1939 г. в Париже. В 14 лет поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества, после двух лет обучения перешел на отделение живописи. Ученик А.К.Саврасова. В ученические годы был связан дружбой и общими творческими устремлениями с И.И.Левитаном. После того как тяжело заболевший Саврасов оставил преподавание, Коровин едет в Петербург и поступает в Академию художеств, но через три месяца уходит оттуда, разочаровавшись в тамошних методах преподавания.

С 1885 г. начал работать, как театральный декоратор в Русской частной опере Мамонтова, первоначально по эскизам Васнецова и Поленова, затем - по собственным эскизам. Именно в этом качестве получил широкую известность, работал над оформлением спектаклей Большого и Мариинского театров. Для Всемирной выставки в Париже в 1900 г. Коровин оформил Кустарный отдел Русского павильона, т.н. "Русскую деревню", и выполнил с помощью Николая Клодта 30 панно для павильонов Сибири, Крайнего Севера и Средней Азии. Работы для Парижской выставки принесли Коровину невиданный успех. Он стал кавалером ордена Почетного легиона, получил две золотые медали и несколько серебряных.

С 1901 г. Коровин вместе со своим другом Серовым начал вести занятия в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, совмещая их с преподаванием в Строгановском училище. С 1901 по 1918 гг. Коровин преподает в МУЖВЗ. У Коровина учились такие выдающиеся художники, как Павел Кузнецов, Мартирос Сарьян, Илья Машков, Роберт Фальк, Николай Сапунов, Михаил Ларионов, Наталия Гончарова, Сергей Герасимов, Константин Юон. С 1905 года - академик. Во время Первой мировой войны Коровин работает консультантом по маскировке в штабе Русской императорской армии.

В апреле 1917 года избирается в Комиссию художников при Комиссаре над бывшим министерством императорского двора, а в 1918 г. он вошёл в состав Отдела пластических искусств, комиссии по охране памятников искусства и старины при Совете рабочих и крестьянских депутатов, одновременно став членом коллегии художников театра. Коровин активно занимается вопросами сохранения памятников искусства, организует аукционы и выставки в пользу освободившихся политзаключенных, продолжает также сотрудничать с театром.

Тем не менее, со стороны левых художников и деятелей искусства К.Коровин подвергался жестоким нападкам как представитель буржуазного искусства. Особенно усердствовали в этом деле Владимир Маяковский и Давид Штеренберг. И в конце 1919 года, ссылаясь на болезнь сердца, мастер отказался от преподавания. Как только появлялась возможность, Коровин уезжал из Москвы, в 1918 году в Охотино, в 1918-1919 гг. в Островно, на берег озера Удомля в Тверской губернии, где когда-то работал Левитан. В 1922 (по другим сведениям в 1923) году Коровин по совету А.В.Луначарского уезжает на лечение сына в Европу и более не возвращается в Россию. Коровин активно работал за рубежом как живописец и сценограф. В эмиграции также расцвёл его талант писателя-мемуариста. Когда утрата зрения вынудила полностью отказаться от изобразительного искусства, художник продолжал писать рассказы (обычно печатался в газете "Возрождение").

***
Действительно, в ходе знакомства с архивом парижской газеты "Возрождение" 30-ых гг. мне неоднократно попадались очерки Коровина - как из дореволюционной жизни (в советское время часть из них была издана), так и воспоминания о годах революции и Гражданской войны. Последние написаны довольно некомплиментарно по отношению к новой власти, а особливо к "народу-богоносцу", а потому увидеть им свет в СССР было проблематично. Лишь в 2011 г. издательством "Русский путь" был издан солидный двухтомник, видимо наиболее полное собрание мемуаристики Константина Алексеевича: "То было давно... там... в России...": Воспоминания, рассказы, письма: в 2 кн."

Маленькая цитатка из очерка К.Коровина "Октябрь в деревне", "Возрождение", Париж, № 2163 от 5 мая 1931 г.
Действие рассказа происходит в Охотине, в октябре 1917 г. (упоминающееся в тексте убийство Николая II - ошибка изрядно пожилого к тому времени автора, аберрация памяти).
Зарисовки с натуры. Деревенские мужики гуторят о революции и своих чаяниях. Красноречиво. Источник, как ни крути.


... Вечером зашли ко мне крестьяне - приятели, охотники, и заявили:
- Мы знаем, что это господа всё делают, нас за озорство учат, так им царь велел ...
- Царя нет, - сказал я им.- Он убит.
- Да, что ты, Лисеич, чего нам ты говоришь? Вот, право, грех. Нет - знаем: жив, и в Аглии. Солдат надысь приходил - он в Аглии был с пленными. Так вышел к ним царь и сказал: "Поезжайте домой, и я, как народ поучат там, то посля приеду", и по рублю серебряному дал. Солдат нам и рупь показывал...

Странно было слушать это от еще нестарых и грамотных крестьян, не раз бывавших в Москве...

- Вот баушка революции всё нам обещала отдать, говорил один. - И товар, и лес, чтобы мы сами торговали, а не купцы. А вот её боле нет и нам ничего нет. Господа все - кто, что. Кто тулуп надел, кто поддёвку и все себе берут, а мужику опять ничего. А говорили - "подымайся, всё получите, как господа в спинжаках ходить будете, сапоги, галоши, дарма", и учителка тоже говорила "чай, сахар дарма". Вот! А теперь ничего нету.

Странно было слушать это, и как я ни старался объяснить, они не понимали. У них сидело там, внутри, глубоко - галоши, спинжаки, чай и сахар дарма и жажда новой жизни: чтобы ничего не делать и быть, как господа. А когда я доказывал, что и доктор, и инженер, и начальник станции тоже работают, то один из них, опустивши голову, только рассмеялся:
- Ну, и работа! Вот пускай-ка пойдёт покосить, узнает работу.
- Он не крестьянин, говорил я. - Доктор лечит, а другой инженер машину делает, вы на ней ездите.
- Нет, пускай-ка он сначала попашет, да посеет, а там делай, что хочешь. А то его корми. Пускай своё ест. Едоков-то много, а крестьянин всех корми....
- Верно, соглашались другие.
- Мы то ничего тебе, - говорили мне. - Тебе что, ты здесь прютился и живи. Мы тебя-то дарма прокормим. Только одно: ты всё знаешь, а сказать не хочешь. Когда царь-то вернется? А то мы здесь без начальства друг друга косами запорем, вся начисто без народа Россия будет, только в лесу нешто кто спрячется, да волком завует ...

P.S. Текст воспроизведён с оригинала. Однако, у кого есть желание поближе познакомиться с практически неизвестным на Родине К.А.Коровиным в ипостаси не живописца, но литератора, - благодаря любезности пиратов, мы можем ознакомиться с упоминавшимся выше изданием 2011 г. здесь.


?

Log in

No account? Create an account