Previous Entry Share Next Entry
О "Летней вьюге": сказку сделать былью!
Breviarissimus
breviarissimus

Свершилось. Павел Васильевич Сормов закончил роман "Летняя вьюга". Процесс написания вытрепал немало нервов любителям хорошей фантастики на Самиздате, поскольку был затяжным и нередко впадал в анабиоз: вещь публиковалась с мая 2013 по октябрь 2015 гг., т.е. в общей сложности более двух лет.

Жанр произведения П.Сормова сложно обозначить определённо. Помнится, обхаиваемые ныне и справа, и слева братья Стругацкие, отчётливо осознавая свой "вывал" из колеи классической SF, именовали свои творения "социальной фантастикой", заодно отстраиваясь таким макаром от сугубо советской и правоверной в смысле партийности "фантастики ближнего прицела" (Казанцев, Гуревич etc.). В силу безраздельно господствующих над Гримпенской трясиной в современной российской фантастике сладких (и не очень) фэнтезёвых сказаний эльфийско-славянских изводов, на пару с альтернативными историями - от которых бедную Клио уже тошнит - испытываю великий соблазн отнесть "Вьюгу" к научной фантастике. Причём, основания для такого ранжира у читателя имеются. В первую очередь, хотя бы потому, что фант. подоплёка "ЛВ" полностью построена на "нелокальностях", корпускулярно-волновой гейзенберговщине и прочих квантовых запутанностях современной физики, на шатком фундаменте коих автор возводит по-своему стройные конструкции нового Мира ... Мира, в котором отдельным представителям человечества покорились демоны Максвелла. Апеллируя к названию известной книги С.Снегова, авторской волею люди стали похожи на богов (или на фей, как именуют себя героини "ЛВ"). Автор вовсю пользуется научной терминологией, не стесняясь заставлять читателя обращаться к дополнительной литературе - в противном случае, к примеру, гуманитарию довольно проблематично понять пассажи, посвящённые "фрактальности" специфических способностей главных героев и теории ВСЕГО мироздания как гиперфрактала. По счастью, Павел Васильевич пошёл навстречу пожеланиям физически девственных почитателей его таланта и вывесил научно-популярный материал по теории фракталов отдельным приложением к книге, за что ему отдельное спасибо.

Глупо отрицать, что "ЛВ" по сути своей представляет постмодернистскую попытку выйти из тупика классической физики и философии (в древнегреческом, "всеобщем" смысле этого термина). Парадоксальным образом, вожак стаи отмороженных научников, ломающих мир через колено, позаимствован автором у старого, прочно забытого советского фантаста В.Савченко. Аспирант Б.В.Чекан, действующее лицо интеллектуального детектива "Тупик", предстаёт перед нами в ситуации "40 лет спустя", выкинутым на обочину настоящей, фундаментальной науки (а как же иначе, в 90-ые помидорками на рынке не торговал, и то хлебушек), но по прежнему обладающим мощным аналитическим умом на грани гениальности. Сумев справиться в 1972 г. с безукоризненно выстроенной логической "ловушкой для рассудка", нынешний БВЧ тряхнул стариной, сумев снова "прорвать горизонт определённого" свыше. Старый опытный аксакал служит своего точкой кристаллизации "домена Чекана", чертящего контуры новой физики запределья, возникшей как теоретическое обоснование сверхспособностей его внучек.

Однако, если в давней повести Савченко сверхзадачей ГГ было выжить, заново обретя смысл существования - вопреки доказанной коллегой бессмысленности жизни как таковой, то в романе Сормова БВЧ в весёлой компании лиц сверхъестественных способностей оказывается перед лицом куда более серьёзной проблемы: начинается глобальный переход человечества в иное агрегатное состояние. Согласно народной мудрости, "это только гриппом вместе болеют", а сверхспособности проявляются в социуме неравномерно, что влечёт заморочки геополитического толка. "Войны перехода", выливающиеся в новые кровопролитные конфликты, влекущие обострение старых, веками тлевших начёсанных мест старушки Земли, недвусмысленно намекают, мол места на Олимпе дорогОго стОят. Назвался котом Шредингера - полезай, дружище, в ящик. Сообщество перешедших фей и их кавалеров/окружения, становится сильнейшим коллективом планеты, а затем и хозяевами Схемы. Казалось бы, вечная дилемма мятущагося чеховского интеллигента, пытающегося воззвать к изменениям, трубить осанны грядущей революции как лось в период гона по весне, а потом ужасаться супчику из ржавой воблы и клясть красные бантики, с которыми так вольно бегалось полгода назад ... Ан нет, дамы и господа. Чекан лично и его группа лишены сантиментов классического учОного из типических советских фильмов, того самого, с черкасовской бородкой клинышком, ермолкой и лучащимися скорбной мудростью пенсне. Убивать носителей "проблемок" не будут, но во остальном - контроллер включён, мир под колпаком, а БВЧ - старший по званию. Но, среди равных.

Молодые, сильные, умные, яркие. Настоящие, подлинные Главгерои "ЛВ", подростки и молодёжь, самодостаточны. Их сияние не нуждается в подсветке старших поколений, задача деда - направить лампочку под нужным углом, среднего поколения - не загораживать свет. Дарья, Светлана и Юлия, фантастический триумвират фей выписан сочными мазками, с откровенным любованием фактурой. Давно уже не было в нашей, не обязательно фантастической, литературе описания нормальной русской молодёжи, которое бы мне читалось в охотку. Чтобы без сугубой наркоты, патологического кроличьего трахания или святошного воздержания, без комплексов эдиповых и лукьяненовско-крапивинских мальчиков на брЫгантинах, да с бластерами, без слезоотделения по просранному СССР-2061 или затянувшихся похождений маленькой веры... Кое-какие товарищи, внезапно очнувшиеся, узрели всякие виды расизЬмы в связи с тем, что первыми переходят в романе П.Сормова (вот беда-то!) не пролетарского вида обдолбыши с раёну, а воспитанные (да!, пусть и с учётом гендерной и возрастной специфики воспитания чувств начала XXI века ) молодые люди, получившие как минимум хорошее образование. (Хех, это же столь ультрапатриотами ненавидимые, до слюны-желчи, приличные интеллигентные мальчики/девочки, стесняющиеся сморкаться в портьеры). Ну так Михайло Васильич Ломоносов прежде чем стал нашим фсё тоже, знаете ли, не из Холмогор по второму разу им открытый закон сохранения энергии голубем в СПБ на бересте посылал, а сначала в Славяно-Греко-Латинской оттрубил, а потом студентом поучился в Неметчине - хоть и самородок. База имеет значение, мозг тренирован.

С другой стороны, распределение социальных страт в чекановском домене вполне себе стохастичное, если присмотреться. Курсант военного училища, спокойный и надёжный как скала Василий составляет с Дарьей-"Вьюгой" замечательную пару, хотя и не ведёт в их тандеме. Сбалансированная система "маятник с противовесом" особенно выпукло заметна в случае с феей №3, "принцессой Хаоса" Юлией Музалевской, гениальным математиком в пёс его знает какой коленке ... и учащимся конаковского энергоколледжа Сергеем, чудом избежавшим провинциального дна, но сохранившим лучшие человеческие качества и не потерявшим способность искренно любить, а также учиться у любимой и её волшебного окружения. Можно было бы предположить, что автор использует приём "уравновешивания" чересчур, м.б., воздушных героинь через их приземлённых джентльменов, достигающий почти пародийного накала в паре "Кристина "маленькая Моргана" Ратникова - простецкий Филипп Енакиевский", но светин Игорь-Джа слегка выбивается из этого брутального мужикоряда, не поволяя обвинить Павла Васильевича в таком примитивизме. Всего навсего - каждому своё, не поймите меня неправильно.

Значительное место в романе отведено сильным мира сего, делящихся (в целом) на вурдалаков отечественной сборки и ЗОГ, гадящий из-за океана. Признаться, без особой симпатий выписаны и те, и другие ... царь Влад, его ручной секретарь-демонёнок Сусликов и секретарь совбеза Шалимов, конечно, выглядят более человечными супротив уже совершенных нелюдей типа Джеффа Мортона и его коллег, столетиями играющих с человечеством в "стой там - иди сюда", держащих элиты и плебс на одинаково коротких поводках. По крайней мере, Вьюгу государственная машина РФ ловит без особого энтузиазма, потому что так надо, для порядку. Противостояние же чекановцев с мразями из ЗОГ, лишившими цивилизацию звёздного пути и истинного Знания о себе, подано автором на уровне глубинного антагонизма, и девчонки хотя и не могли его не выиграть, одержали верх с огромным трудом. Лишённые же помочей из поместья Белмонт, Влад и немногие его дальновидные соратники из руководства России делают ставку на домен Чекана, фактически выступая его союзниками в Большой игре - благо мир встал на уши и скачет на них, в каждой шарашке теперь свои заваляшки. "А могли бы бритвой по горлышку" учОной братии, но не срослось, получив по зубам предпочли заниматься привычным, хорошо знакомым промыслом - крепить собственную власть, реально теперь становящуюся близкой к самодержавной ... на тот недолгий период, покуда во всём мире не наступит каждому по потребностям, сиречь "фейская материальная база коммунизма". Потом, естественно, нынешние правительства в их традиционном виде начнут отмирать, ввиду насущной потребности в них чуть меньшей, чем у бедуина в валенках. Хотя, чую я, что следующая часть романа, "Цинк Пандоры" будет в известной степени посвящена вариантикам на тему краха уходящей натуры всемирного говернмента, сопротивляющегося каждый в своём стиле.

Отдельной линией вплетённой в общую канву повествования, выглядят в романе быв. сотрудник "Роснано", а ныне опаснейший международный террорист Дмитрий Мышканцев и его пассия Наталья. Сибирская дева писана с натуры, в чём автор признавался, а Мыш - так и просто автопортрет на фоне феереальности. Вопрос относительно полноты степени сходства П.В.Сормова с циничным главтроллем фейского домена остаётся на совести автора. Боевитая и бесшабашная Наталья - несомненное украшение произведения, хотя по её "домышевской" биографии остаётся куча вопросов, в т.ч. связанных с её тягой к драгоценным камням. Недосказанность определённая чувствуется, хотя что за прекрасная дама без энигмы за плечами?

В целом, роман отличается на удивление малым количеством персонажей, которых бы можно назвать "проходными", введёнными ради затыкания в тексте очередной дырки насущной. Эпизодически появляющийся на страницах турбокальянствующий провидец Пых Платонович Передельский, плановый убивец на службе РФ, а затем беглец в Австралию г-н Вольф-Волков с его хрупкой, когда-то смертельно больной дочерью Ритой, "калмыковатого" вида Евгений в наколках, по первому зову помогающий спасти Вьюгу от "людей в чёрном" ("Если у тебя будут проблемы - позови, любым образом"). ... придраться можно, разумеется, к излишней калейдоскопичности повествования, композиционной рыхлости - так ведь и моя собственная рецензия далека не шекспирова чеканная строфа, ростом не вышел тыкать других в те грехи да неумения, каковские сам не изжил. Сюжет с быв.Украиной, ставшей под крыло девочки-националистки Сольвейг, поданный предельно жёстко и бескомпромиссно, - тема отдельного произведения и пища для разрывания шаблонов с обоих сторон Донбасско-Луганского фронта. Предчувствую нападки в адрес автора, но жираф большой ему видней.

Пару слов о стилистике. Автор книги в предисловии и комментариях частенько поминает японскую мультипликацию-аниме как один из столпов "ЛВ", придавшей ей (с его точки зрения) черты определённой комиксовости. Сложно обсуждать то, чего никогда не видел, а с жанром "аниме" рецензент не знаком от слова "совсем", но вышло симпатично. Могу предположить, что подростковый субдомен Риты (Лина, Хаос и Бардак) есть дошедший до логического финала стёб автора над насквозь прокомиксованным массовым сознанием Запада, когда мечты "стать супергероем" имели неосторожность (детишки обалдели и даже пригорюнились) воплотиться в жизнь. Вкусно изложено, ждём раскрытия австралийской четвёрки в "ЦП". Сюда же, в плюсы манеры написания, отнесу многослойные, постоянно присутствующие в тексте аллюзии на Толкиена, гармонично сочетающиеся к отсылам к американской ( и не только) образцам классической SF периода Каттнера-Хайнлайна-Азимова. По поводу последнего - отдельный разговор, но сейчас к нему не готов, поскольку очень давно не перечитывал "Основание". Однако, подобные экзерсисы П.В. сужают, увы, и без того скукоженный круг лиц, способных получить истинное наслаждение от процесса чтения.

P.S. Диалоги - править! Редактор wanted!

P.P.S. Напоследок. Именно потому что не издадут в бумаге, поздравляю Павла уже сейчас. Считайте, что ваша книга вышла в свет. Кому надо - прочли. Нетолерантную, местами злую, но большей частью полезную, взывающую к свету знания. Гимн всесилию науки, по сути. Многие ещё прочут, уверен, оторвавшись от похождений очередного обладателя айфона в 1941-ом году. Потому что литература. Событие. И конечно, жду начала выкладки "Цинка Пандоры". Спасибо!


?

Log in

No account? Create an account