Previous Entry Share Next Entry
О срастании на почве
Breviarissimus
breviarissimus

Многие документы позднесталинской эпохи шедевриальны по стилистике и используемым в них конструкциях. Это вам не чеквалапы и вхутемасы при умослопогасе из мандатов и вывесок Гражданской войны, да нэпа ... в конце 40-ых сложнейшая советская номенклатурная система окончательно оформилась, обрела блеск, стройность, выработала соответствующий утончённый в своей византийскости документооборот. Но используемые как в тогдашней внутрипартийной переписке, так и в официальных документах для "внешнего пользования" лексические единицы и специфические обороты речи - это просто праздник! Сидит себе суровый каменнозадый бюрократ за столом под портретом вождя, за столом монументальным зелёного сукна, лицо мудро и ясен взор, гладкий как рояль, но лишь рот откроет - сразу видно, что их поколение водила молодость в сабельный поход(С).


"Бывший начальник Главного управления охраны Власик, который должен был по поручению МГБ осуществлять контроль за работой Лечсанупра, на почве пьянок сросся с ныне разоблаченными руководителями Лечсанупра и стал слепым орудием в руках вражеской группы. Министр здравоохранения СССР т. Смирнов вместо осуществления контроля и руководства Лечсанупром, входящим в систему Министерства здравоохранения, также на почве пьянок сросся с ныне разоблаченным руководством Лечсанупра и, несмотря на наличие сигналов о неблагополучии в Лечсанупре, не проявил бдительности и принципиальности."
(Цит. по: Постановление ЦК КПСС "О вредительстве в лечебном деле" от 04.12.1952 г.).

Сросся на почве пьянки с руководством. Сросся на почве и стал орудием.

Виртуозом жанра считался, конечно, А.Я.Вышинский, но он всё-таки образование классическое имел, помощник присяжного поверенного не из красных революсьонных шаровар выпрыгнул. А "сросся на почве пьянки с руководством" даже не Щорсом пахнет ... какой-то постаревший Лёвка Задов на ответруководстве, одесщина партжаргонная.


  • 1
Вот интересно, когда человек любит Хармса, Платонова, и обэриутов.
Но имеет что-то против "срастания на почве пьянок с руководством лечсанупра."
Русский язык убивали в четыре руки.
С одной стороны работали всенародно любимые невинно убиенные поэты.
С другой - комиссары с пыльных шлемах.
За одной партой и в одной гимназии сидели эти милейшие люди.
Впоследствии занимались общим делом, при ближайшем рассмотрении.

Про Хармса и Платонова - это вы меня с кем-то путаете. Изо всех обэриутов ценю только Заболоцкого, причём позднего, беззаумного.

Edited at 2016-02-29 07:14 am (UTC)

А Маяковского вы любите?

Балдел с юношества от умения Маяковского "рифмовать согласные":
"... водопрровод, срррработанный еще рррабами Ррррима."

Но особой любви не питал. Партейность нарочитая многих его вещей отталкивала.

Не скрою, неоднократно думал, кому из любимых вами авторов вы обязаны собственным стилем изложения.
Решил, что кого-то пропустил или читал невнимательно.
В общем, если сами не расскажете, не угадаю.

Салтыков-Щедрин прежде всего. "Историю одного города" цитировал еще в школе страницами на память.

Про него думал, да.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account