Previous Entry Share Next Entry
О революционном флёре
Breviarissimus
breviarissimus

Читаю А.Яблоновского, заметка посвящена традиционным всенародным гуляниям французов 14-июля, в день взятия Бастилии. Национальный праздник, мэрия Парижа отпустила 500 000 франков на увеселения - балы, спектакли, гуляния, и смех на бульварах. Но - это 1926 год. Русские эмигранты поглядывают искоса на девушек с блестящими от вина глазами, танцующих на лужайках Фонтенбло и пришибленно ворчат. Хорошо вам, мол, легенду праздновать о страшном замке, павшем под натиском ривалюсии. Ведь сидело в той темнице, на момент взятия, двое сумасшедших, четыре жулика и один маниак-садист.

Слишком велика ещё была на тот момент горечь потерь, ужас от пережитой революции и гражданской войны, чтобы наш апатрид мог уж совсем беззаботно присоединиться к квасу-керогазу с пусканием шутих. Публицист, словно бы вздохнув, опускает глаза и молвит куда-то в землю:


Каждая революция может сказать о себе словами Миши Бальзаминова:
- Я, маменька, в мечтах высокий блондин в голубом плаще и на шелковой подкладке-с...

В мечтах - да. Но через сто лет придёт историк и спокойно скажет:
- Это неправда. Ни высокого блондина, ни голубого плаща, ни подкладки не было, а были маленькие, испуганные и ожесточённые люди, которые сделали много стыдного и еще больше жестокого...


Цит. по: "Возрождение", Париж, № 407 от 14 июля 1926 г.


?

Log in