Previous Entry Share Next Entry
О том, как прожить на 1 франк в день
Breviarissimus
breviarissimus

Продолжаем тему быта и повседневной жизни белой эмиграции на заводах Рено. Теперь уже тунисский гастарбайтер делится с изумлённым русским коллегой по цеху опытом минимизации расходов. Как говорится, не приведи Господь так оголодать. Добавлю только, что судя по публикациям в тогдашней прессе, помимо наших соотечественников и выходцев из Северной Африки, множество рабочих мигрантов - особенно в южных регионах Франции - было выходцами из Италии, но таких "высот" в искусстве городского бомжевания сюрвайвинга ни русские, ни потомки латинян не достигали. Позаимствовано в газете "Возрождение", Париж, № 286 от 15 марта 1926 г.


Один франк в день

Константин Белый.

Я работал на заводе Рено в таком "ателье" (1) где работа шла не только целую неделю, но и каждое воскресенье (для желающих). Кроме того по большим праздникам можно было тоже работать, но не по 10, 11, 12 часов, а по восемь. И работа наша начиналась с 6 с половиной час. утра и шла до 12 час. дня, когда давали нам час на "кас-крут" (2), а после этого до 2 с пол. час. дня, т.е. выходило всего 8 часов. При этом на обед мы не выходили, а закусывали на месте работы.

Я был очень переутомлён, хотелось отдохнуть и не работать в качестве "желающего", но ... из России приходили приходили письма от жены, что девочка больна малярией, что на хину денег нет, что мальчик тоже прихварывал. Сокращал я, сокращал свои расходы, но толку получалось мало... Одним словом приходилось быть одним из "желающих".

Однажды, в один из больших праздников, я работал на "Рено". Так как из постоянных работников ателье желающих было не много, то администрация навербовала таковых из других, соседних ателье.

Медленнее чем всегда тянулось время до двенадцати.

Я достал из тут же стоящего шкафика для одежды сумку с обедом и сел возле печки.

Работали мы на дворе, а в ателье были разрешены начальством несколько печек для согревания рук и сушки одежды.

Не успел я расстегнуть свою сумку, как сзади меня раздался голос:
- Ну, и я к вам присяду.
- Пожалуйста, - сказал я, оборачиваясь на своего неожиданного гостя.
Передо мною стоял пожилой араб в чёрном суконном, видавшем виды плаще. Большой капюшон закрывал ему почти всю голову.

Он поставил возле раскалённой печки свой маленький эмалированный котелок, потёр перед огнем руки и присел рядом.
- И ты сегодня работаешь? - спросил я.
Он молча посмотрел на меня, вынул из складок плаща кожанный мешочек, достал окурок папиросы, развернул, бросил бумажку в огонь, а табак засунул за щеку.
- Плохо! - помолчав сказал он. - Плохо! Всё дорожает. Трудно жить становится. Ещё труднее собрать деньги.

Он повернул другой стороной котелок к огню и прибавил:
- Не скоро я вернусь в Тунис.
- Почему? - чтобы поддержать разговор спросил я.
- Почему? - переспросил он. - А потому, что мне прежде день стоил 75-80 сантимов, а сейчас надо потратить целый франк.
- Как? Сколько надо потратить в день? - переспросил я, думая, что ослышался.
- Целый франк!
- Да разве можно прожить в Париже, да ещё работать, за франк в день. Ведь этого и на хлеб не хватит. А квартира, а одежда, а обед? Нет, ты шутишь, этого не может быть...
- Как не может быть? Должно быть. Если человек приезжает в Париж, чтобы нажить денег, то должно быть. Мы, тунисцы, алжирцы и марокканцы приезжаем сюда, чтобы заработать деньги и сейчас же, воротившись домой, открываем на них какое нибудь дело. . . Теперь ты понимаешь, что это "должно быть".
- Но это невероятно! Как же это может быть?
- Как? А вот как. Слушай, я тебе расскажу, и это совсем не так плохо, как тебе кажется.

- Во первых, живёт нас вместе семь человек камрадов. На берегу Сены, в районе Бийанкура и Исси ле Мулино (3) есть большие трубы, для стока воды, в виде подковы. Вот, если войти в такую трубу и пройти по ней шагов двадцать, то по сторонам будут ниши, большие, сухие и тёплые. Вот наша квартира. Там у нас есть свои постели и очаг для варки пищи. Никто нас там не беспокоит. А ажаны (4), если и знают, то ничего не говорят. Правда, когда Сена поднимается, то бывает плохо, но мы заранее уходим в другое место.

- Теперь стол: по воскресеньям два или три камрада отправляются с мешками на базары, часа в 2 с половиной, когда начинается разъезд. И чего они там только ни находят! Сколько рассыпанной картошки, томатов, ломанных макарон, кроличьих голов, кусков мяса ... Иногда попадается даже птица, правда, не совсем свежая, но это пустяки, а что все это с земли поднято, так ведь Сена рядом с нашей "квартирой", и всё это тщательно перемывается. И какой суп мы из всего этого варим! Гораздо лучше, чем в кооперативах.

- Теперь хлеб, - в одном из кооперативных ресторанов есть у нас знакомый старик, который собирает после обеда оставшееся куски хлеба. За 1 фр. 75 сант. мы имеем целый мешок кусков, этого хватает на день на всех, а обходится по 25 сант. с камрада.

- Кофе мы любим и пьём его утром и вечером. Один из наших камрадов заметил, что хозяин большого, находящегося недалеко от нас "бистро" каждое утро выбрасывает кофейную гущу в мусорный ящик. Мы попросили разрешения поставить своё ведёрко рядом и теперь имеем бесплатное кофе ...

- Но французы - народ добрый, иногда мы находим в своём ведёрке куски круассанов и сандвичей...

- С сахаром дело хуже. Его приходится покупать, - на это уходит десять сантимов в день на человека.

- Потом, мы все курим или жуём табак, но для того, чтобы добыть его, достаточно рано утром пройти возле больших ресторанов, проследить, когда гарсоны выметают мусор, и забрать его. Масса окурков! Попадаются с золотыми мундштуками, а иногда и большие куски сигар ... Это мы уступаем "жующим". Курящим ведь всё равно, что жечь, а вот что жевать, не всё равно ... Я жую, -пояснил он.

- Теперь одежда ... Но ты видишь, - оживился он, - какую массу завод выбрасывает каждое утро в "бордеро" (5) курток, панталон, вестонов (6), ботинок! И всё это ещё хорошее, и всё это пойдёт в "узин Гаду". Надо быть дураком или сумасшедшим, чтобы не воспользоваться всем этим ... Посмотри на мои "сулие" (7). Чем плохи для работы? Конечно, они не одинаковые, но ведь мы не на танцы сюда пришли ...

Я посмотрел на его ботинки: они были почти одинаковые, но один был со шнуровкой, а другой с резиновой гамашей.

- Есть у нас, - продолжал он, - ещё два расхода: один необходимый, а другой ... Да что другой! Малодушные люди! Есть у нас три камрада, которым необходим стакан вина перед едой, и вот втроём тратят каждый день по 60 сантимов на 3 стакана ординара (8). Вино, конечно, они покупают в винном магазине, а не в "бистро" и это обходится им один франк сорок сантимов литр. Ну, да Бог с ними ... люди молодые...

- Другой же наш расход - это мыло. Сена рядом, как я сказал уже. Значит, вся стирка происходит дома. Итак, видишь теперь, что так "должно быть"...

- Ну, и сколько ты сберёг здесь, и сколько времени работаешь на заводе, - спросил я, сильно заинтересованный таким неожиданным откровением.

- Я? Я болел полтора месяца, работаю на заводе шестнадцать месяцев, а сколько я сберёг, - смотри сам. - И он вытащил из складок своего плаща засаленную книжку французского банка "Кредит Лионэ" (9), в которой ясно значилось, что Сиди Эльмаки бен Ахти внёс на текущий счёт одиннадцать тысяч девятьсот пятьдесят франков.

- Но этого не довольно для меня, - продолжает он, не замечая моего удивления. -Мне необходимо для открытия торговли в "Загуане" (10) четырнадцать тысяч.

Время отдыха кончилось: зычно заревел электрический рожок. Араб медленно поднялся, выполоскал в моём ведре с горячей водой свой котелок, поправил суконный капюшон на голове и тихонько двинулся на свою работу.


Примечания breviarissimus:

1) Слово atelier (фр.) употребляется применительно к промышленным производствам в значении "цех".
2) От casse-croûte (фр.) - лёгкий завтрак.
3) Issy-les-Moulineaux - в описываемое время представлял из себя индустриальный пригород Парижа, на юго-западе, по соседству с Булонь-Бийанкур (Boulogne-Billancourt), где собственно и размещались заводы бр.Рено.
4) От agent de police (фр.) - полицейский.
5) От bordereau (фр.)- опись, список. Здесь - в значении "списанное в убыток, утиль".
6) Veston (фр.) - однобортный пиджак, позднее термин стал употребляться для обозначения верхней домашней и в т.ч. рабочей одежды.
7) От soulier (фр.) - башмаки, туфли.
8) Ординарные вина (обыкновенные, типичные) - вина, вырабатываемые из разных сортов винограда. Для них произрастание винограда регионально не регламентируется. Не предназначены для длительного хранения и их реализация осуществляется не позднее, чем через полгода после закладки на хранение.
9) Банк "Crédit Lyonnais" ("Лионский кредит") основан в 1863 г. В начале ХХ в. являлся крупнейшим частным кредитным учреждением в мире.
10) Загуан - вилаейт (область) на сев.-востоке Туниса.


  • 1

О том, как прожить на 1 франк в день

Пользователь gnomo_sapiens сослался на вашу запись в своей записи «О том, как прожить на 1 франк в день» в контексте: [...] Оригинал взят у в О том, как прожить на 1 франк в день [...]

  • 1
?

Log in