Previous Entry Share Next Entry
О марсианах, чаcть II
Breviarissimus
breviarissimus

Начало "Марсианских хроник" здесь.
         

- Он становится неуправляемым и очень опасным.

Тонкие полупрозрачные пальцы собеседника плотнее охватили набалдашник внушительного посоха.

- Очень опасным для всех вас и, добавлю, агрессивным.

            Приглушенный ночной полумрак губернаторского кабинета пах небанальной роскошью. Посреди баснословной карельской березы, инкрустаций из оникса и вишневого корня, утопая в игуановом кресле, восседал руководитель региона. Менее часа назад метаморфировавший в человека, аксон Валерия Павлиновича остро ощущал потребность почесать под флексополимером искусственной кожи.

Напряжённейший день выборов в Государственную Думу заканчивался точно так же скверно, как и начинался: если бы кишечнополостные умели «переживать», то чувства первого лица области можно было бы выразить эти термином. Однако, столь примитивные эмоции не были свойственны существу высшего порядка, поэтому симбиотирующая колония разумных полипов, выглядевшая как руководящий чиновник высокого ранга, просто злилась. Центр настойчиво требовал результатов голосования биомассы на уровне минимум 50% за партию «Едящих Россию», суля всяческие кары и грозя биореактором. Результат же суетливого копошения аборигенов с листочками в руках никак не походил на триумф руководящей воли, а, скорее, заставлял поежиться  в ожидании показательной порки.

Вдобавок, мерно вышагивавший по кабинету визави Валерия Павлиновича имел неприятное свойство срезать углы мебели, и тем немало нервировал начальственную форму жизни. Проходя в очередной раз сквозь журнальный столик, призрачный старик внезапно остановился и легкое свечение вокруг разрезанного надвое Предстоятеля усилилось.

- Вмешиваясь в дела человечества и пытаясь заставить его самоуничтожиться, вы неминуемо впадаете в гордыню. Возомнили себя всемогущими, дети болот! -  энергоматрица невообразимо древнего существа скривила «лицо» в легкой усмешке, - А сами суть еле оформившиеся пузырьки в океане вечной жизни… Привыкли мыслить в категориях сиюминутного, тащите под себя, гребёте щупальцами  и давитесь, давитесь от обжорства. Которое есть грех, - Предстоятель назидательно помахал своей миражом своей внушительной палки, и резное навершие последней немедленно украсилось внушительным коронным разрядом.

- Мы не на проповеди, уважаемый предвечный странник. – Вегетативные  дендритные ганглии зудели уже совсем нестерпимо, но копия губернатора никак не решалась почесать свою плоть. Среди множества разумных рас, имевших свои интересы на третьей от местной звезды планете, Предстоятели были одними из самых влиятельных. К тому же, будучи сгустками эфира, лишенные постоянного материального облика, свободно странствующие меж галактик, они были практически неуязвимы и бессмертны.

– С пониманием относясь к вашим привязанностям к местной фауне, хотя и находя их странными, подданные Серого Императора никогда не нарушали конвенцию о разделении сфер влияния, - губернатор не без неожиданного изящества отвесил шутовской поклон, - и, тем более, не посягали на область морали земЛЛян. Если Предстоятелям угодно тратить тысячи лет на позитивизацию здешних верований, то пусть Бескрайние Небеса помогут вам в этом начинании! Мы же руководствуемся разумной логикой – скоты должны жить по-скотски и думать по-скотски, иначе как же мы будем их стричь?

- Потакая низменному в пастве, вы роете себе яму, ибо скоро некого будет стричь! – клобук Предстоятеля надменно дёрнулся. Выпростав руку из складок плаща, старец эффектно включил монитор неработающего компьютера: Валерий Павлинович не доверял земной вычислительной технике и держал её лишь в декоративных целях. – Видишь?

Чуть подрагивающее изображение было на редкость сочным и чётким. Карта Российской Федерации в 3D напоминала оживший глобус. Огоньки населенных пунктов, практически сливающиеся на западе, становились всё более редкими к Тихому Океану. Тончайшие красные линии, соединявшие их между собой, пульсировали сейчас, то разгораясь как раскалённые спирали электроплиты, то затухая и теряясь во мгле. Где-то вокруг Москвы, багровые проводники сливались в полыхающее неземным маревом кольцо.

- ГАС-Выборы. Так она выглядит в чувственном диапазоне. Сейчас эмоции миллионов людей концентрируются в территориальных избирательных комиссиях и закачиваются операторами в единый накопитель. По большому счету, - Предстоятель развернул экран к столу, - эмоциональный выхлоп электорального процесса сейчас имеет отрицательный знак. Видишь, почти все волноводы красного цвета? Представляешь, сколько Он сейчас получает?

В гулком студенистом чреве Павлиныча ощутимо булькнуло. За всю карьеру после слияния с невзрачным партаппаратчиком туземной правящей группировки и «вхождения в облик»,  он всего лишь пару раз был на третьем эшелоне подземелия Государственной Думы на Охотном ряду, и повторять подобную экскурсию не собирался. Многоярусные своды родильных камер, укрепленные окаменевшей слюной термитов, бледные тела деловито спешащих по своим государственным делам уховёрток с опознавательными номерными клеймами на сегментах брюшек, сквозь которые просвечивала полупереваренная пища … Для уроженца мира, покрытого водой на 99% и привыкшего к межзвездным далям, длительное пребывание в узких шахтах, выеденных в подстоличных гранитах, грозило помрачением рассудка. И уж тем более, он не имел никакого желания даже близко подходить к мыслеловушкам чувственных переживаний, служивших единственно пищей Ему.

- Никогда не был на пятом уровне, но Джигит рассказывал …, - глубокомысленно пробубнил губернатор и приосанился, - формально эта информация проходит под грифом «Минус три ноля», но мне было сделано исключение. Владислав Юрьич тогда выказал мне любезность и рассказал … не в деталях конечно, но представление имею.

- Лопух твой Владислав. Вселенского масштаба. Думает, что у него получится дольше сдерживать Его, чем у «дедушки». Протогоминиды никогда не отличались рассудительностью, даже в лучших своих экземплярах. – Брезгливо пожевав иссушенными губами, старик шевельнул ладонью и монитор почернел. Гипнотическая багровеющая паутина исчезла, но фоторецепторы маскскафандра ещё несколько секунд ловили её мнимые отблески в ИК-диапазоне.

- На пятом уровне подземной Москвы, на глубине от семиста до тысячи саженей, находится, мой студенистый друг, не что иное как замкнутая автоматическая система эмпатических аккумуляторов. Началом его послужил циркумполярный туннелярный додекаэдр, ранее запитывавшийся почти исключительно из Сухановской внутренней тюрьмы НКВД СССР. В пятидесятые его расширили: бурением занимался спецтрест, прокладывавший Метро-2. Скорее всего, тварей начали выращивать из яицекладок ещё при Ягоде, но Конвенциональный Совет наложил запрет на такие эксперименты аборигенов, и лаборатория была закрыта … - рассказывая, Предстоятель шаг за шагом пятился, покуда не вошел спиной в книжную полку, так что на поверхности книжных корешков остался лишь овал лица, - Скорее всего, кто-то из членов хрущевского Политбюро был криптом – иначе трудно объяснить столь массовое применение людского труда на строительстве эмпатоловушек. Когда  кольцо тоннелей замкнулось, их собрали на торжественный митинг у центрального накопителя, были в аккурат ноябрьские праздники, приурочили, как положено-ссс. А потом полтораста бывших людей развезли по психбольницам страны – чистые листы со стёртой памятью и условными рефлексами.

На мгновение сморщенный лик старика совсем было исчез в синих форзацах Малой Советской энциклопедии, но через мгновение, призрак вырвал себя из пыльных книжных объятий, и вернулся на середину кабинета.

- Понял, зачем Им выборы? Канализация сильнейших эмоций через систему ГАС-Выборы на вполне законном основании. Тераватты потенциалов ненависти и злости, омерзения и страха, круговерть предательств, сопровождаемая неизбежным эмпатовыбросом. Не каждый же день по подлодке топить. Тварь не живет вне отрицательного информационного поля, хотя может, разумеется, капсулировать некоторое количество в себе про запас…  

- Ты хочешь сказать, предвечный, что «Курск» …? – репликант старого советского чиновника вдруг ощутил желание передёрнуть несуществующими плечами. Видимо ментальная проекция бывшей личности не была полностью убита ретардантным слиянием и сейчас кишечнополостное чувствовало отголоски атавистического ужаса перед Тварью. Да и немудрено: из нескольких сот иномирных рас, считающих Землю своим полигоном, охотхозяйством, лабораторией и ещё Небеса знают чем, властные и активно лезущие в людскую политику, Твари держались наособицу и были дружно ненавидимы всеми без исключения.

Сквозь сухощавую фигуру Предстоятеля, рывком распахнувшего окно душного кабинета, губернатору подморгнули неоновые фонари Кремля, и холодный колючий ветер по-хозяйски зашелестел страницами ежедневника.

- Нет. Ему просто повезло тогда. Не будь потопления подводной лодки, Тварь сколлапсировала бы уже к новому, 7509-ому , то есть 2001-ому году по новому календарю -  не рассчитала с интенсивностью II-ой чеченской компании; боевые действия на Кавказе не давали нужного количества людского горя. И «Курск» пришёлся как нельзя более ко времени. Кстати, Он чуть не сорвался на встрече с женами и родственниками моряков, поскольку концентрация скорби и ненависти в том зале в Видяево зашкаливала. Еле смог совладать с собой. Представляю реакцию офицеров на истинный облик Главковерха. …

Пластикатовая копия упитанного сановника и энергетический фантом молча стояли у окна, вглядываясь в завьюженную мокрой пургой панораму вечернего города.

- Сколько у нас осталось времени?

- 6 календарных месяцев, начиная от выборов Президента, на большее хранилища ГАС-Выборы не соберут. Потом либо антропоцидная война, либо теракт с размахом Тунгусского катаклизма.

- Мы успеем эвакуироваться на геостационарную орбиту. Вам, Предстоятель, не предлагаю, хотя если понадобится – примем с радостью.

- Благодарю, ваше Псевдоподие, - эрзац-монах саркастически ухмыльнулся, и силуэт его немедленно «поплыл» в ореоле легкомысленных светлячков, - не в моих привычках кидать подопечных на половине их пути. Почитай три тысячи лет волоку … Ты, трясинный дух, лучше приходи ко мне по весне, как снега сойдут. Где найти меня знаешь, так посидим у озера – потолкуем. Чай не русские ли мы люди? – подмигнул он совсем уж издевательски, но глаза матриканта, как ни странно, оставались серьёзными и холодными.

- Пробовал уже, Предстоятель, - страдальчески и совсем по-старчески естественно скривился хозяин земли Нижегородской, - не пускает меня Светлояр. Метаморф дезактивируется еще на подходе, в березовой аллее, население перепугаю…

- Приходи, приходи, медузин гидропсовый, экзополе сниму. Разговор будет. – Предстоятель на глазах истаивал, уносимый шалыми снежинками куда-то в дремучие дали Заволжья, и лишь квантовые аудиоусилители маскскафандра ещё доносили последние, еле уловимые колебания эфира. - Приходи, с людьми познакомлю.


?

Log in

No account? Create an account