Previous Entry Share Next Entry
О юбилее пленума
Breviarissimus
breviarissimus
Сталинисты почему-то игнорируют юбилей Февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) 1937 г., что удивительно. "Большой террор", старт коему был положен на упомянутом партийном сборище, - одно из самых выдающихся деяний их кумира.

Первый секретарь Азово-Черноморского крайкома ВКП(б) Б.П.Шеболдаев (1895-1937), утреннее заседание пленума 4.03.1937 г.
" ... я ухватился за ту мысль, которую высказывал т. Сталин на прошлом пленуме: никому не верить на слово. Да, никому не верить на слово. Надо долго проверять каждого человека, там, где плохо, - особенно. То, что я видел в Ростове на активе, показало, что там, где плохо дела обстоят, там работали враги, и врага надо искать, а мы не искали и не думали, что враг этот есть, и не думал и я, и в этом огромнейшая ошибка, слепота и все что хотите. И если даже врага не окажется, если просто. окажутся равнодушные, безразлично относящиеся к делу люди, - это почти что враги. Если найдем "шляпу", плохого работника - тоже хорошо. Искать надо врага."


Приведя за 15 лет к состоянию покорности ширнармассы, лучший друг энтомологов обратил свой взор на элитку, учинив ей встряску. "Гвозди б делать из этих людей" (С) восторженно принялись самобичеваться, что не спасло их en masse от стенки. Правда, рикошетом как всегда задело и народишко, но кто ж на Руси податных когда считал? "Бабы ещё нарожают."

P.S. Кстати, шпионы настоящие тоже попадались. Но стилистика работы НКВД и здесь сыграла свою некузявую роль.

Читаю и плАчу. Остров Сахалин. Дивная история из 1937 года "... с японским резидентом Баба Фудесуки, возглав­лявшим на Сахалине угольную концессию. Когда его аресто­вали, Дреков дал оперуполномоченному Шмураку идиотское, с нормальной точки зрения, распоряжение: "Бери показания на жителей Александровска, что они тоже шпионы". Своя, дрековская логика в этом имелась: с помощью такого ценного «разоблачителя», как вражеский резидент, можно было с большим эффектом оформить "красивые" дела и рассчиты­вать на похвалу начальства. Шмурак взялся за работу. Но тут возникло непредвиден­ное осложнение: Фудесуки не мог назвать требуемое количе­ство своих воображаемых агентов лишь по той причине, что почти никого в городе не знал. Как быть? Дреков подсказал простой, как все гениальное, выход: принесли домовые кни­ги, японцу оставалось ткнуть, пальцем в ту или иную фами­лию. Мало? Давайте еще. Не жалко! Фудесуки неплохо про­вел время за этим занятием. А заодно включил в список сво­их "агентов" некоторых сотрудников НКВД, в частности, Якимова. И, безусловно, получил прекрасную возможность скрыть свою действительную агентуру, если таковая была. Японский резидент не без юмора высказал пожелание, чтобы его показания НКВД отправило в Страну восходяще­го солнца, что будет лучшим свидетельством успешной рабо­ты Фудесуки в СССР. Возможно, ему даже присвоят самурай­ский титул..."


  • 1
Мне кажется, цитата очень показательная:серьёзных проблем действительно была масса, но вместо разбора причин и поиска путей решения, все бросились искать виновников. И второй аспект- в процессе поиска активизировалось неожиданно большое количество персонажей, решающих исключительно свои личные шкурные задачи.

С марта 1937 г. красную элиту охватила, с подачи лучшего друга фитопатологов, форменная шиза - иначе назвать не могу.

Да уж, на ум приходит всё что-то психиатрическое... В одном направлении здоровый созидательный энтузиазм, в другом совершенно нездоровый разрушительный.

  • 1
?

Log in