Previous Entry Share Next Entry
О пакгаузах: "Надежда" и суровый Унтербергер
Breviarissimus
breviarissimus

Итак, размещаю обещанный ранее очерк историка, лауреата "Премии Нижнего Новгорода",  В.В.Краснова, посвящённый судьбе части выставочных павильонов Всероссийской выставки 1896 г., прихотливой игрою случая перемещённых на стрелицу Оки и Волги и потому дошедших до наших дней. Отдельное спасибо Ирине "Козе" Славиной, предоставившей Виталию Викторовичу площадку для публикации.


После окончания Всероссийской выставки 1896 года центральный павильон в отличие от остальных "главнейших" зданий, построенных на средства правительства, не предполагалось снова переносить в какое-либо другое место. Отмечалось, что "перевозка его частей… и восстановление… обошлось бы слишком дорого, и потому, если нижегородское ярмарочное купечество не пожелает приобрести это здание для своих потребностей, оно будет продано на слом".

В 1897 году Нижнему Новгороду был пожертвован небольшой музыкальный павильон – он находился во внутреннем дворе центрального здания выставки. Вскоре эта постройка была продана за 190 руб. на слом частному лицу – крестьянину Погодину. В 1899 году газеты писали: "Часть внутренней деревянной отделки Центрального здания подарена местной артиллерийской бригаде, а часть – приобретена московским ресторатором Коссовым". Последним, очевидно, был М.П. Косов, которому принадлежал некогда и знаменитый ресторан "Повар" на Нижегородской ярмарке.

Что же до претендентов на собственно металлическое здание, то их также хватало. Судьба павильона интересовала и городскую управу. Нетерпение ее было понятно. Помимо бремени охраны целого ряда выставочных зданий, продолжавших стоять на своих местах, озабоченность была вызвана и тем, что центральное здание занимало 5 десятин городской земли, приблизительно половина которой должна была войти в "сад-парк" (нынешний парк им. 1 Мая). Эта ситуация отмечена на плане Выставочного сада, составленном в 1899 году городским агрономом В.М.Кузнецовым и архитектором Д.А.Вернером. На плане Центральное здание нанесено не целиком, показаны лишь пять его секций с главным входом, ориентированным на Выставочный пруд. Все дело в том, что более дальний участок павильона не относился к парковой зоне, поэтому не интересовал составителей плана, пунктиром обозначивших границу сада на этом месте.

Наконец, в начале 1900 года Центральное выставочное здание приобрела за 115 тыс. руб. одна из старейших пароходных и страховых компаний "Надежда", правление которой находилось в Петербурге. Купила с единственной целью – приспособить павильон под несгораемые товарные склады на Сибирской пристани. Факт покупки как-то прошел мимо местных газетчиков, обычно очень подробно освещавших повседневную жизнь города (вплоть до самых ее мелочей). Лишь в июле 1900 года об этом узнали – со ссылкой на "столичные газеты".  

Замысел новых владельцев был грандиозен: по первоначальному проекту задумывалось выстроить величественное здание, состоящее из нескольких гигантских галерей шириной в 23 сажени [ок.49 м], с крытыми проходами между ними, увенчав все это сооружение "эффектным куполом непомерной вышины". Сугубо утилитарная по своему назначению постройка должна была продемонстрировать "всей Волге" мощь и славу компании.

Тут надо сделать небольшое отступление. К этому времени уже существовали правила о застройке участков казенной ярмарочной земли на Сибирской и Петербургской пристанях. В соответствии с ними все существовавшие здесь ранее склады, по большей части деревянные, заменялись на новые, выполненные из несгораемых материалов. Процесс этот планировалось завершить к 15 июля 1905 года. Пароходчики восприняли сперва правила "в штыки", долго кричали, писали "слезницы" и жалобы. Ничего не помогло – новый губернатор П.Ф.Унтербергер оставался непреклонным. И коммерсанты пошли на попятную – решили строить. В Центральном архиве Нижегородской области сохранилось достаточно большое количество дел о таком строительстве, датированных сравнительно небольшим временным периодом – с 1900 по 1910 годы.

"Типы складов" предоставлялись на усмотрение владельцев пристанских участков. Но вот вести строительство надо было с соблюдением четких требований. Длина новых построек не должна была превышать 40 саж. [85,2 м], ширина 10 саж. [21,3 м], а высота 2 саж [4,26 м]. Интервал между продольными стенами устанавливался не менее 2,6 саж. [чуть более 5,5 м], между поперечными и продольными или поперечными и поперечными стенами – 4 саж [около 8,5 м]. Освещение самих складов и участков между ними допускалось только электрическое. Предъявлялись требования и к другим вспомогательным постройкам – вплоть до "самоварников".

Проект громадного склада "Надежды" нарушал всё, включая "Высочайше" утвержденный в 1899 году план разбивки района Сибирской пристани на небольшие кварталы (именно размерами кварталов были продиктованы габариты построек). Но представители компании самонадеянно посчитали, что в их случае будет сделано исключение, направив ходатайство 14 августа 1900 года на имя П.Ф. Унтербергера. Губернатор отреагировал моментально – ответил категорическим отказом, предоставив компании "право построить несгораемые склады хотя бы в виде дворцов, но не иначе, как согласно требованиям обязательных постановлений".

После этого пыл владельцев поостыл. Они решили выстроить лабазы без всяких "изысков" – в виде металлических каркасов с кирпичными стенами-щеками и под железными крышами. Часть секций Центрального павильона успели перевезти (на Сибирскую пристань вела железнодорожная ветка) еще до начала весеннего паводка 1901 года. Об этом свидетельствует фотография М.П.Дмитриева, выполненная во время разлива рек. Опубликована она была, вместе с пятью другими несколько позднее – в первом (воскресном) номере за 15 июля 1901 года газеты "Нижегородская почта" под общим заголовком "Половодье в Нижнем Новгороде: ярмарка и Нижний Базар под водою" (фотокопии публикации -  рис. № 1 (в увеличенном виде) и № 2). Газета эта издавалась лишь на время ярмарки. На снимке показаны металлические конструкции в воде, одна – уже в собранном виде. Пейзаж дополняет лодка с гребцом на переднем плане (в Нижегородском архиве аудиовизуальной документации фотография неверно датирована 1899 годом).

Видимо, к 1903 году успели приспособить под лабазы четыре секции – именно столько (попарно, перпендикулярно реке) могли располагаться в границах каждого из кварталов, разбитых под наблюдением ярмарочного архитектора М.И. Кунцевича. У "Надежды" их было два. Места для остальных секций не хватило, поэтому 5 августа 1903 года, доверенный "Надежды" в Нижнем Новгороде И.П.Окунев направил в Нижегородский ярмарочный комитет ходатайство об аренде дополнительного участка. Вскоре последовало подтверждение из Петербурга. В случае положительного решения, участок, "представлявший из себя болото, которое благодаря гниению воды издает сильное зловоние", компания обязывалась осушить и благоустроить.

И компания расширила бы свою складскую зону, не случись банального – дела у Надежды" пошли настолько плохо, что уже 24 мая 1908 года, "Высочайше" утвержденным положением Совета министров, была создана ликвидационная комиссия, куда передавалось и все ее имущество. Падение фирмы широко освещалось в нижегородской прессе. Затем торговые склады получили новых хозяев…

Такой была история появления на Сибирской пристани фрагментов Центрального павильона Всероссийской выставки 1896 года. Предполагаю, что кадр, опубликованный ниже о жизни пристани (см. рис.№ 3), был сделан как раз с одной из секций металлических конструкций.

Последнее, что хотелось бы сказать. На территории Нижегородской ярмарки было выстроено немало примечательных зданий, новаторских для своего времени: железный Бразильский пассаж, первые железобетонные постройки – чайная имени Салазкина, амбулатория имени Титова и др. Наконец, в ходе проведенного исследования возникло предположение, что на Сибирскую пристань могли быть перевезены фрагменты и другого выставочного здания – машинного отдела. Но всё это великолепие исчезло. Как и весь ярмарочный комплекс. А конструкции центрального здания чудом сохранились. Жили неприметно под несуразной оболочкой. Убивать
уникальный образец инженерной мысли второй половины XIX века в угоду своеобразно понимаемого "патриотизма" – преступление.

Напомним, пакгаузы и ценные металлические конструкции на Стрелке
планируется демонтировать, готовясь к чемпионату мира по футболу 2018 года. При этом следует считать несостоятельными заявления представителей власти о них, что "никаких материалов в архивах не сохранилось и поэтому определить историческую ценность не представляется возможным".


По прочтении исследования В.В.Краснова у меня мелькнула парадоксальная мысль: мало кого из нижегородских губернаторов так не любило местное население как П.Ф.Унтербергера, и надо же было так случиться, что именно благодаря его напористости и стремлению к чисто немецкому орднунгу, сохранился один из уникальных ажурных выставочных павильонов 1896 года. 

Личность Павла Фёдоровича Унтербергера (1842-1921) традиционно гораздо более "почитаема" и активно освещается в историографии Дальнего Востока, нежели в нижегородской исторической науке. В общей сложности, на должности Приамурского губернатора Павел Фёдорович находился около 13 лет (1888-1897 и 1906-1910 гг.) и оставил у дальневосточников долгую благодарную память о себе - будучи убежденным последователем Н.Н.Муравьева-Амурского в деле освоения богатейшего восточного края империи и грамотным военным инженером, он изрядно постарался, что бы не осталось на берегах Тихого океана места, где бы не была приложена его энергия. При деятельном участии П.Ф. в Приморье было основано множество населённых пунктов, построена Уссурийская железная дорога, началась эксплуатация месторождений каменного угля, он покровительствовал В.К.Арсеньеву и прочим путешественникам с топографами, и т.д.

Что же касаемо относительно краткого (с 1897 по 1905 гг.) периода пребывания Унтербрегера в Нижнем, то в одном из воспоминаний нижегородцев той поры, Павел Фёдорович был назван "человеком очень порядочным", "несомненно честным", но притом "крайне упрямым". Волжских аборигенов крайне раздражал контраст между его предшественником, патриархальным ген.Барановым, слывшим редким самодуром-крепостником, но обладавшим широкой, типически русской душой (а также холерическим темпераментом) и сухим, скуповатым на эмоции "немцем", докапывавшимся до каждой мелочи - а на самом деле всего лишь тщательно вникавшим в тонкости управления незнакомой ему губернией.  "В концентрированном виде отрицательное отношение к новому губернатору запечатлено А.П.Мельниковым в его черновом наброске, хранящемся в Государственном архиве Нижегородской области "Насколько Баранов был яркой личностью, - считал автор, - настолько сер и бесцветен Унтербергер". Для Мельникова новый губернатор являлся "изумительным образцом тупости и бездарности". Даже бесспорные положительные качества губернатора вызывали у него неприязнь. "Унтербергер по-своему был честен, т. е. не брал денег взаймы без отдачи, не был вором. Честность его вообще имела отрицательный характер". Особо Мельникова раздражало немецкое происхождение губернатора. Ему казалось, что Унтербергер питает затаенную ненависть и презрение ко всему русскому. "Русских он не любил и по службе только терпел по необходимости, стараясь по возможности окружить себя немцами". (Цит. по: Дубинина Н.И. Приамурский генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер. Документально-историческое повествование. Приамурское географическое общество, изд-во "РИОТИП" краевой типографии. - Хабаровск, 2008. - 400 с. - настоятельно рекомендую эту биографическую книгу всем желающим, интересующимся жизненным путём П.Ф.Унтербергера).

Возвращаясь к пакгаузам. Тот же А.П.Мельников саркастически замечал в книге "Очерки бытовой истории Нижегородской ярмарки", что П.Унтербергер "почти до болезненной слабости боялся пожаров". Таким образом усилия губернатора в обеспечении пожарной безопасности НН трактовались как своего рода патология. Однако, приморские историки выяснили, что будучи профессиональным строителем "Павел Федорович не раз был свидетелем беспощадного уничтожения огнем только что возведенных сооружений. Так, на второй год его губернаторства в Приморье во Владивостоке сгорел только что отстроенный базар, и многие торговцы, товары которых уничтожил огонь, сильно пострадали."

Уже прибыв в Нижний Новгород, Унтербергер вынужден был принимать личное участие в тушении нескольких крупных пожаров, подобно тому как это обычно делал предыдущий губернатор, частенько выступавший в роли брандмейстера. Павел Федорович решил принять кардинальные меры по усилению противопожарной безопасности в НН. "За подписью губернатора неоднократно издавались обязательные постановления, в которых до мельчайших подробностей расписывались все необходимые меры противопожарной безопасности. В одном из них говорилось: у двух- и трехэтажных домов должны находиться лестницы, достигающие крыши; чистка дымовых труб от сажи должна производиться не менее одного раза в продолжении трех недель; следовало на заводах иметь запас воды не менее 500 ведер, также запасы песка, лопат, носилок, багров и т.д. Виновные за несоблюдение или нарушение этих требований могли быть подвергнуты в административном порядке аресту до 3-х месяцев или денежному штрафу в 500 руб." (цит. по вышеуказанной книге Н.И.Дубининой). Данные меры оказали самое благоприятное действие на выправление ситуации с пожарами в Нижнем.

В пандан информации В.В.Краснова об отчаянном сопротивлении, оказывавшемся пароходчиками и ярмарочными купцами в ответ на требования Унтербергера о переустройстве Сибирской и Петербургской пристаней с возведением исключительно несгораемых складов, добавлю следующее. Только на Сибирской пристани было заменено на каменные и металлические складских строений из дерева общей площадью 30 тыс. кв. саженей, что влетело коммерсантам в 2,5 миллиона рублей.

В конечном итоге, Нижний при Унтербергере стал намного безопаснее, во всех отношениях. Он нещадно боролся с полузаконной проституцией, воспретив в гостиницах, ресторанах, простонародных трактирах и городских садах, содержание хоров шансонеток, арфисток и прочих рассадников разврата. По приказу первого лица губернии были созданы "обывательские ночные караулы" - по два караульных от каждых 30 домов обывателей, то есть говоря советским языком - "ДНД". Также П.Унтербергер воспретил в гостиницах и трактирах игру в карты и кости, приказал нещадно наказывать за посещение театров и других публичных мест в пьяном состоянии, выпустил приказ о мерах пресечения "неосторожной и скорой езды по городу" и т.п. Иными словами, обрусевший немец крепко взялся за воспитание нэнской вольницы, взнуздав её железной рукой, всячески насаждая в Нижнем цивилизованный дух. Волгари кряхтели, морщились и плевались исподтишка вослед жестковыйному немчуре.

Тем не менее, если бы Унтербергер не прижал тогда нижегороцких миллионщиков с противопожарными мерами, выкрутив скупердяям руки чисто административными мерами, мы бы только по фотографиям знали - каковы были собою знаменитые павильоны Выставки-1896. Рвение Павла Фёдоровича помогло сберечь конструкции, теперь наше дело - сохранить их для истории, пресечь потуги современных вандалов уничтожить их, в какие бы "переносы" снос не вуалировался.

P.S. И вьётся нить времён ... из хроники Приморского края, весна 2017 года. Правнучка Павла Унтербергера - Эрика Георгиевна Унтербергер, преподаватель английского языка и литературы в Венском университете, посетила Владивосток по приглашению Дальневосточного федерального университета (ДВФУ). Эрика Унтербергер прибыла в Россию при поддержке программы Visiting Professors и фонда имени Роберта Боша, провела несколько встреч со студентами и профессурой, а также посетила выставку в Музее им. В.К.Арсеньева, посвященную Унтербергерам. В настоящее время доцент кафедры романо-германистики ДВФУ Людмила Корнилова работает над переводом мемуаров Петра Павловича Унтербергера - одного из сыновей П.Ф.Унтербергера, умершего в эмиграции.

В Нижний, надо полагать, Эрику Георгиевну пригласить некому и незачем. Quod erat demonstrandum.


  • 1

О пакгаузах: "Надежда" и суровый Унтербергер

Пользователь consul_consul сослался на вашу запись в своей записи «О пакгаузах: "Надежда" и суровый Унтербергер» в контексте: [...] Оригинал взят у в О пакгаузах: "Надежда" и суровый Унтербергер [...]

  • 1
?

Log in