Previous Entry Share Next Entry
О ножных башлыках
Breviarissimus
breviarissimus

Пора заводить новый тэг: "клюква рюсс". Очередной фельетон А.М.Ренникова (1882-1957) в парижской газете "Возрождение" (№ 3546 от 17 февраля 1935 г.), посвященный безграмотности авторов Старого Света, пытающихся описывать русский быт. Бичует, ткскзть, де-кюстиновскую традицию. Кстати, в тексте присутствует заметная примета времени - с начала 1930-ых гг. державы Запада массово начали процесс установления дипотношений с Советской Россией, и белоэмигрантам такой поворот дел представлялся в чрезвычайно негативном свете.


А. Ренников

ПАРАЛЛЕЛЬ

Прислали мне перевод нескольких мест из книги модного писателя Ги Фервайса "Под чёрным небом". В книге изображаются наши соотечественники и попутно даются читателям определения некоторых предметов чисто русского обихода. Вот например, что такое блины:
"После икры и квасу подали блины, род плоских, белых хлебов, которые пекутся за неделю до праздника в огромном количестве и заливаются горячим растительным маслом с сахаром. Княгиня предложила Люсьену полакомиться ими, но тот вежливо отказался"

 Или вот - что такое башлык:
"На ногах его были высокие башмаки из грубого сырого войлока. Русские называют эти башмаки башлыками (ле башлик) и предпочитают их всякой другой обуви, даже в столицах".

В первые годы эмигрантского пребывания в Европе мы каждый раз не на шутку волновались, встречая у почтенных западных авторов подобные экскурсы в область русского быта. Нам казалось совершенно непонятным: как описывать то, в чём не смыслишь ни бельмеса? И как это можно ваять романы из жизни князя Анютки или графини Андрюшки и не спросить живущих под боком беженцев, как их зовут и какие спиртные напитки наливают они в свои самовары?

Однако, прошло много времени. Романов, повестей из русской жизни появилось невероятное количество. Все с водкой, с самоварами, с блинами. И мы перестали волноваться.

Что поделаешь против стихии?
Как перевоспитаешь бульварных художников?

В самоварах водка? Нитшево! Над петербургскими дворцами петушки? Нитшево! Всё нитшево: и вьшитые крестиками полотенца на стенах великосветских гостиных, и боярские шапки во время великой войны, и кокошники у базарных торговок. В конце концов, нам то какое дело? Не наша литература!

Но если все эти этнографические упражнения не вызывают в нас теперь никаких серьёзных эмоций, нельзя тоже сказать про европейских политиков, у которых, к сожалению, очень много общего со своими писателями.

Ведь, это, в самом деле, естественно. Родство литературы с политическими увлечениями данной страны. В России, например, литература была слишком идейной. И международная политика оказалась тоже не в меру идейной. До глупости. В Англии у лучших авторов всегда есть скрытый или открытый юмор. И в международных отношениях также: без скрытого или открытого юмора англичане никогда не обходятся. В ответственные моменты всегда могут сказать:
- Простите, мы шутим.

Точно так же у других народов. Глас литературы - глас народа. Образец массового знания, логики, психологии. Так вот, исходя из подобных соображений, мы, эмигранты, и объясняем теперь влечение многих держав к дружбе с советской Россией. Разве вера в мощь большевиков не те же сапоги в смятку, то есть, виноват, не те же башлыки на ногах красноармейцев? А какие-нибудь подписанные советскими представителями пакты? Разве не блины это, пекущиеся за неделю вперёд и заливающиеся растительным маслом?

Как ни печально, но западная дипломатия в русском вопросе мало отличается от своей беллетристики. Только когда почтенный писатель Ги Фервайс изображает русский быт, это не грозит никому неприятностями. Но неверное понимание башлыков и блинов в области международного действия - это уже тревожная вещь. Это грозит.

Подпишешь, например, соглашение о том, что большевики в нужный момент обязаны выставить турусы на колёсах в количестве до ста тысяч; сговоришься что они, не щадя живота, самоотверженно будут бить баклуши; что заранее обязуются они обуть всю пехоту в башлыки, всю кавалерию в шашлыки, всю артиллерию в ярлыки... А потом, вдруг, окажется: что и турусы не то значат, что нужно. И баклуши. И шашлыки. И ярлыки... И что всё это гораздо досаднее, нежели беллетристика с её графиней Андрюшкой и князем Анюткой.


Забавно, что поиски информации по "модному" автору "Ги Фервайс" во всевозможных вариантах написания его фамилии, результата не дали. Видимо, совсем бульварщину кропал - и следа от бумагомараки не осталось, sous l’ombre d’un klukva majestueux ("под сенью величественной клюквы").


?

Log in

No account? Create an account