Previous Entry Share Next Entry
Об ещё одном прегрешении крымско-татарского населения в период ВОВ
Breviarissimus
breviarissimus

Приобщился давеча к новостям печатного мира Нижнего Новгорода, узнав о существовании газеты "Селедка". Культурную жизнь ребята освещают, о высоком пишут. Приятный проект - насколько нынешнее понимание "культуры" вообще может быть удоброваримо для такого отпетого консерватора, как аз грешный. Поскольку стремительное впадение России в пучины рыночной целесообразности практически нивелировало разницу меж принятием пищи и культурным актом ("что челюстями подвигать, что извилинами пошевелить"), то, в целом, публикации в "Селедке" выдержаны на достойном уровне. По крайней мере, от составной части прожекта с красноречивым названием "Еда и культура" можно было ожидать и более желудочных откровений. Нет, чистенько и без копровыставок эксцессов.

Однако же, без ложки дегтя не обойдусь. Для наипаче полной ликвидации собственной контемпоральной дремучести, решил почитать интервью с директором Нижегородского филиала Государственного центра современного искусства г-жой Анной Гор. Лучше бы не принимался, право слово. Маститый культуртреггер бичует закосневших в невежестве ретроградов: "Меняется интерпретация, взгляды на искусство, и этот процесс настолько увлекательный, что если мы, например, до Ивана Ивановича Шишкина дошли, а дальше нам ничего не интересно, то обделяем мы только самих себя, лишая Кандинского, Малевича, Татлина, Йозефа Бойса, Джеффа Кунса. Все современное трудно для восприятия, потому что нам нужно сломать стереотипы и исполнить эту работу истории. ... Мне кажется, что главное самому сказать – стоп, я не должен идти на поводу у своих стереотипов." Ох, хоть сам себя о колено ломай и шпицрутенами у зеркала потчуй. С Шишкиным, Левитаном и, на худой конец, Глазуновым наблюдается эстетический консенсус, а Кунс с Малевичем не идут никак. Увы. В оправдание могу заметить лишь, что насчет "исполнить работу истории", мы завсегда готовы, с превеликим удовольствием, работа по нашему профилю.

Посему, встретив в тексте незнакомую фамилию, а именно упоминание некоего Йозефа Бойса, движимый жаждой просвещения припал к источникам. Лучше бы я этого не делал. "Началом оригинальной творческой биографии Йозефа Бойса считается день, когда он впервые продемонстрировал свою работу, в которую он ввел сало в качестве художественного материала. Затем последовал его знаменитый "Стул с салом" – сидение его было покрыто слоем животного жира, а справа из этой сгустившейся массы торчал термометр. В диспутах Бойс отстаивал эстетические качества сала: его желтый цвет, приятный запах, целебные качества. Другим его вкладом в арсенал современных художественных материалов был войлок. В своих многочисленных акциях он заворачивал в войлок стулья, кресла, рояли, сам закутывался в него и обкладывался салом." Сразу видно, новаторски подошел творец к искусству ваяния. Салом обмазаться, да в войлок закататься ... это тебе не Уорхолл с жалкой тушенкой или Кулик гавкающий. Мощный старик, однозначно. Пройти мимо таких инновационных инсталляций, да променять их по скудоумию на Корина с Брюлловым, есть непростительное небрежение трендами дегенеративного авангардистского искусства.

Окончательное же и полноценное состояние грогги самадхи случилось у автора сих строк по беглому изучению жизнеописаний маститого новатора (см.там же): "Из гитлерюгенда дорога шла на фронт, и в 1940 году Бойс записывается добровольцем в германскую военную авиацию. На войне он проявляет себя дисциплинированным и храбрым солдатом. Он осваивает профессии радиста и пилота бомбардировщика. Он совершает множество боевых вылетов, за что и был награжден Крестами второй и первой степени. А в 1943 году его самолет сбили где-то над крымскими степями. Напарник Бойса погиб, а его самого с переломом черепа и тяжелыми ранениями вытащили из горящей машины местные татары-кочевники, очевидно, пастухи или скотоводы. У татар он пробыл недолго. Через восемь дней его обнаружили немецкие спасательные отряды. Сам Бойс считал этот отрезок времени решающим для его последующей творческой карьеры. Здесь, в Крыму, он лицом к лицу столкнулся с той самой антропологией, которой увлекался с детских лет. Татары лечили его ритуальными методами, уходящими корнями в древнюю традицию этого народа. Израненное тело Бойса они обкладывали кусками сала, вливающего в организм жизненную силу, и заворачивали в войлок, сохраняющий тепло. Привиделось ли ему это в бреду (он пролежал в коме 20 дней) или было на самом деле, во всяком случае, сало и войлок стали впоследствии важными материалами его скульптур и инсталляций, а антропологический принцип лег в основу его концепции."

Суровая судьба авангардиста: гитлерюгенд, боевой пилот бомбардировщика, падал высоко, череп с трещиной, кочевники тюркские выхаживали аутентичным салом и войлоком. Заслуженный человек, с Биографией. Удачно сверзился живописец-от-люфтваффе, с неба к добрым крымским татарам. Алла, знак свыше, однозначно - богочеловек упал! Ему и парное молочко, и баранов на оздоровление ритуальное не жалели. Короче, к родственным душам угодил: «Великому Гитлеру - освободителю всех народов и религий - мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду! Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!» (симферопольская газета "Азат Крым" /Свободный Крым/ от 20 марта 1943 года). Чудесные первобытные льчецы, конечно, проявляли такие чудеса гуманизма только к истинно белым людям:"Например, 2 июля 1942 года в ходе боёв за Севастополь советский катер получил пробоины и был вынужден пристать к берегу возле Алушты. Солдаты и моряки с катера в ходе боя с крымско-татарскими коллаборационистами ... были пленены. Пленных начали расстреливать, и только подоспевшие итальянские моряки спасли пленных ... Опьянённые властью пронемецки настроенные руководители Бахчисарайского и Алуштинского мусульманских комитетов (создание таких органов - очередная немецкая поблажка) в порядке личной инициативы предложили немцам попросту уничтожить всех русских в Крыму (напомню, что до войны русских было ½ от всех жителей Крыма). Такие этнические чистки были проведены в двух деревнях Бахчисарайского района силами татарской "самообороны". Кому жизненную силу вливали, а кому ножом по горлу, сплошная антропология. Дикари-ссс.

 Таким образом, с учётом вышеизложенных обстоятельств, становятся яснее побудительные мотивы Советской власти, так долго тянувшей с реабилитацией добрейших крымчаков. Лишь в 1967 году, скрипя зубами, амнистировали, уже после всех прочих народов-коллаборционистов и поставщиков "Selbst-Schutz". Видать, дотянулись Левитан с Крамским до участливых знатоков сало-войлочных ритуалов. "Такую пакость на пороге ада тормознули, да в мир искусства выпустили! Ну и сидите теперь со своей любовью к авангарду ..."


  • 1
Жесть...
п.с. А итальянцы-то врагами были, и то наших спасать взялись.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account