Previous Entry Share Next Entry
О ямщине и связанных с нею обычаях
Breviarissimus
breviarissimus

Многие термины, употребляемые в нижегороцкой дореволюционной периодике, кою мы продолжаем изучать со всем возможным прилежанием, либо совершенно незнакомы современному уху, либо лишились смыслового наполнения. К последним относится, к примеру, слово "ямщина". Разумеется, мы все слышали о ямщицком промысле, а поднапрягшись, можем представить себе мужика в тулупе, "замерзающего в степи" под заунывное пение старинного романса. Другое дело, что рядовой читатель начала XXI столетия весьма смутно представляет себе, что вплоть до массового распространения железных дорог, занятия ямщиной были прибыльным бизнесом для населения множества сел и деревень, особенно расположенных вдоль оживленных дорог и трактов, формируя своеобразный уклад жизни, ни в малейшей степени не связанный с сельским хозяйством. Особого размаха ямской извоз достигал в бескрайней Сибири, где "Ямщиной занимались целые сёла, расположенные вдоль Сибирского тракта. П. А. Кропоткин в "Письмах из Восточной Сибири" писал о сёлах Кабанской волости "Но стоит войти во двор богатого хозяина, чтобы догадаться о причине этого благосостояния. Непременно во дворе вы увидите огромное количество телег. Телеги эти двухколесные, особого фасона, единственные употребляемые в Забайкалье. Их число обличает преобладающее занятие жителей. Извозничество развито здесь в огромных размерах. Ходят в Читу, отвозя десятки тысяч пудов хлеба для амурского сплава, ходят в Кяхту и перевозят все чай из Кяхты до Байкала". Желающим ознакомиться с особенностями забайкальской ямщины, могу порекомендовать прекрасную, полную вкуснейших бытовых подробностей, публикацию в журнале тов.vkouznetsov

Нижегородчина мало походила своими природными условиями на Туруханск и Читу, где масштабность расстояний вынуждала ямщиков совершать огромные по длительности перегоны: "... из Кяхты "на сорок вторы сутки в Томск приходили". Тем не менее, особенно на севере губернии, в вятском направлении, волостная ямщина существовала еще на рубеже XX века. Подрядившиеся на ямщину крестьяне развозили почту по всем населенным пунктам волости.В основном, этим занимались обеспеченные хозяева, любители разводить лошадей - рысаков или скакунов, а во многих случаях подряжался сам тутошний старшина, ввиду того, что ямские услуги оплачивались из средств волостного сбора. Последнее обстоятельство делало распределение подрядов весьма, как бы сказали современные СМИ, коррупционогенным занятием. О том, как на деле проходил процесс "торгов на ямщину" на Среднерусских равнинах мы можем прочитать у Г.И.Успенского в его "Деревенских дневниках".

Из прошения крестьянского схода "... 1876 года декабря 30-го дня в Б-м волостном правлении были назначены торги на волостную ямщину, и в то же время были собраны, из каждого селения здешней волости, выбранные из среды общества судьи, которые могут присутствовать на волостном сходе, и что, прежде чем была заторгована волостная ямщина, старшина К-в и писарь его Ф-в закупили водки не менее пяти ведр. А перепоили народ (теперь этот же самый народ подает прошение- прим. Г.И.У.) до безумия в самом присутствии волостного правления, где были произносимы скверно...ные слова, песни и неподобные действия. ..." После расследования обстоятельств дела срочно выехавшим на место уездным исправником, выяснились красноречивые и такие знакомые нашему чиновному сословию подробности: "Бывшие хозяйственные ямщики, крестьяне села Б., Евграф Ильин и Петр Тряскин, объяснили мне, что за несколько дней до торгов на наем хозяйственных лошадей волостной старшина К-в объявил им, что он наем лошадей желает предоставить земскому ямщику, крестьянину с. Кривой Луки Стожарову, и поэтому уговаривал их на торгах не сбивать цену, за что и дал им по 10 рублей, предупредив, что если они вздумают гоньбу лошадей оставить за собой, то он, старшина, частым разгоном по волости заморит их лошадей. Такое же предупреждение объявил и еще другим двум крестьянам того же села, Сучкову и Карташову. Во время торгов волостной старшина дозволил крестьянину Стожарову поить в волостном правлении вином всех, являвшихся торговаться, с целью не понижать торговых цен, и чрез это содержание лошадей при волостном правлении оставлено за Стожаровым за 618 р. 90 копеек...".

Глеб Иванович констатирует полную обыденность вышеизложенных событий, горько вздыхая: " ... пять ведер вина и двадцать рублей ..., данных за молчание людям, прямо заинтересованным в деле, заставляют общество дать свое согласие на прямое разграбление общих денег... ". Судя по всему, известный бытописатель "нравов Растеряевой улицы" не испытывал особых иллюзий по поводу сеятелей-оратаев, достоевских богоносцев, с идеализированным образом которых тогдашняя разночинская интеллигентщина носилась как дурни с писаной торбой.

Ознакомившись с типовым бэкграундом распределения ямщины, мы можем теперь в полной мере насладиться прелестной заметкой в №32 "Нижегородских губернских ведомостей" от 7 августа 1902 года. Автор отмечает, что в появившихся ранее публикациях "Ведомостей" и "Нижегородского листка" уже разбиралась ситуация, когда по окончанию ямщицкого волостного наряда, ямщик села Богородского Макарьевского уезда (ныне с.Богородское Воскресенского р-на Нижегородской области) "проставился" перед членами волостного схода аж на целых 10 рублей - на такие финансы в те поры можно было упоить крупную деревню до степени изумления. Далее развитие событий пошло крещендо: прознав из публикаций в прессе о таких растратах (деньги-то за извоз плачены из общественного бюджета), местный земский начальник учинил расследование, по итогам которого волостному старшине влепили 5 рублей штрафа, сельским старостам - по три рубли взыскания, а всем "сходчикам" припаяли по 2 рубля - дабы нажираться за казёный счет не вошло у них в пагубную привычку.

Озадаченные таким исходом пьянки селяне порешили сыскать "писаку", накропавшего разоблачительное донесение в губернские газеты, дабы "подкараулить бумагомарателя" и задать "ему хорошую лупку, да с причётом "не пиши впредь, не пиши ...". Путём совершенно несложных умозаключений, крестьянское опчество вычислило неведомого корреспондента, коим единогласно признан был местный учитель. Трогательная до умиления деталь, особенно для любителей "хруста французской булки"(ТМ) и плакальщиков по "убиенной коммуняками Расее-матушке": крестьянство волости было полностью уверено в виновности учителя, поскольку "...на сходе не была уважена его просьба о постройке при школе ретирада.". По-простому говоря, несчастный педагог просил устроить при крестьянской школе сортир, который тогда именовали позабытым словом "ретирада" (франц. retirade - приют). Посчитав теплый туалет для собственных детишек излишеством, сход с удовольствием предпочёл пропить деньги, а учитель стал врагом государства общества. Дословно: "Уж больше 15 лет ямщину спрыскивали, а тут такое дело; ишь, шваль какая, писать вздумал ...". В довершение всего, сходчики порешили отступника от древлего обычая "вздуть, а потом ребят в школу пущать не будем, вот его и сменят у нас ...". Классика, сущая беспросветная классика жанра - назло врагам козу продам, чтоб дети молока не пили!


  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account