Previous Entry Share Next Entry
О делах сормовско-исторических
Breviarissimus
breviarissimus

Скандалы, связанные с охраной памятников культурного наследия, случаются в Нижнем Новгороде регулярно. Как правило, почти все они связаны с архитектурой центра города, его нагорной части: стоимость 1 кв.метра земли в зонах охраны исторической территории "Старый Нижний Новгород" такова, что у застройщика всегда есть соблазн наплевать на нормы законодательства. Из последних примеров, в частности, можно отметить выдающуюся по наглости попытку впихнуть шестиэтажный уродец впритык к зданию Технического лицея по ул.Белинского (1904 г. постройки, объект культурного наследия "Георгиевское училище"). И если многострадальный дом № 126 по ул.Ильинской (история со сносом которого вышла на уровень федеральных СМИ) удалось пока отстоять - ликвидация строения временно прекращёна, то лишь по причине гражданской активности горожан, оказавшейся совершенно неожиданной для градоначальства.

Заречная часть Нижнего, массово застраивавшаяся уже в ХХ веке, представляющая собой комбинацию исполинских заводов и спальных районов при них, практически не замечена в подобных инцидентах. Памятников культурного наследия здесь очень немного. Тем не менее, даже в таких индустриальных зонах мы можем наблюдать печальные примеры небрежения народным достоянием. 4 декабря 2012 года, обходя в ходе плановой проверки территорию ОАО "Завод "Красное Сормово", сотрудники Управления государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области не обнаружили на месте здание прокатного цеха с первой в России мартеновской печью, которое с 2000 г. имело статус ОКН. Был цех и сгинул. Как корова языком слизала.

Нужно пояснить, что в Сормовском районе официально было поставлено на учёт и охрану всего-навсего 2 (два) памятника промышленной архитектуры: это вышеуказанный прокатный цех "Кр.Сормово" и металлическая пожарная каланча гиперболоидной конструкции на ул.Кима, 86 (конструкции В.Г.Шухова). Теперь остался только шуховский гиперболоид, поскольку уникальный цех руководство завода по-простецки снесло за ненадобностью. Заместитель техн.директора завода Николай Костин пояснил "... что ... прокатный цех был в аварийном состоянии и около 10 лет не использовался в качестве промышленного объекта. Возобновлять производство в цехе руководство завода не планировало: в здании располагалось старое прокатное оборудование "с орлами", а производство проката было дороже, чем его покупка. ... в цехе произошло обрушение, и мы по этому поводу направили письмо в управление по охране памятников. Полгода ждали ответа, так его и не получили и были вынуждены снести здание. Оно угрожало безопасности автомобилей на проходящей рядом заводской дороге". Искренне и незатейливо.

Мешало дороге, понимаишь. И собственнику предприятия, разумеется, было глубоко начхать, что сормовский мартен, собственно, был первенцем этой отрасли в России. В конце 60-ых гг. XIX века окружной механик Златоустовского завода Александр Александрович Износков буквально бился лбом в двери горного ведомства с предложением наладить выплавку металла по системе Сименса-Мартена, но поддержки так и не получил ... Только хозяин Сормовских заводов Д.Е.Бенардаки разглядел в Износкове великолепного организатора передовой технологии стального литья, предоставив ему возможность работать на своих производственных мощностях. "Из русских материалов, без помощи иностранцев А.А.Износков взялся в кратчайший срок выстроить на Сормовском заводе сталеплавильную печь ... Сименса-Мартена. По ходу работ были внесены отдельные усовершенствования: улучшил форму свода, расширил рабочее пространство ванны печи. Пуск первой мартеновской печи состоялся в начале апреля 1870 года. Полезный объем первой печи составлял всего 2,5 тонны. Однако по тому времени и эти масштабы оценивались как очень значительные. После полуторамесячного периода освоения мартеновская печь впервые в России стала давать добротную сталь. Первые награды – бронзовую медаль Всероссийской промышленной выставки в Петербурге и Большую золотую медаль на Московской политехнической выставке – предприятие получило "за введение литья стали по способу Сименса-Мартена".

Сормовская районная прокуратура, занявшаяся этим происшествием в начале января 2013 г., выявила, что цех был внесён в федеральный реестр памятников культурного наследия и его несанкционированный снос является незаконным: "В июне 2005 г. между ОАО "Завод "Красное Сормово" и министерством культуры Нижегородской области заключено охранное обязательство, в соответствии с которым собственник обязан обеспечить сохранность объекта, неизменность его облика и интерьера... ". То есть, статус объекта был ещё и особо оговорен в отдельном соглашении между областным правительством и предприятием, но, как мы можем видеть, наш россиянский бизнес такими мелочами не смущается. Начальствующие лица завода действовали в соответствии со старым-престарым принципом, великолепно описанным еще Салтыковым-Щедриным: "Ежели чувствуешь, что закон полагает тебе препятствие, то, сняв оный со стола, положи под себя. И тогда все сие, сделавшись невидимым, много тебя в действии облегчит". Благо, закон 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия...", посчитали они, не самый "популярный" у правоохранителей, чай пронесёт.

К величайшему, должно быть, удивлению "крепких производственников", не пронесло. Заместитель прокурора Сормовского района Нижнего Новгорода Максим Селезнев сообщил, что "должностному лицу, ответственному за снос здания без согласования с компетентными органами, грозит уголовное дело по ст. 330 УК РФ (самоуправство) и арест до шести месяцев либо штраф до 80 тыс. руб." Далее прокуратура констатировала, что материальный ущерб, нанесенный государству от сноса здания, оценивать и взыскивать с предприятия должно управление госохраны ОКН. И здесь хотелось бы отметить позитивную роль, которую сыграло УГО ОКН по Нижегородской области в вышеописанной ситуации. Несмотря на то, что отношения между нижегородскими градозащитниками и УГО трудно назвать безоблачными, но нельзя не отметить, что глава управления В.Ю.Хохлов отреагировал на столь вопиющее беззаконие именно так, как и положено по закону: " ... собственник самовольно снес здание прокатного цеха. Мы будем настаивать на воссоздании разрушенного здания прокатного цеха на территории завода. Вся необходимая информация, на основании которой можно разработать проект воссоздания, имеется в управлении государственной охраны объектов культурного наследия региона." . То есть, управление госохраны потребовало от завода восстановить разрушенный цех, в жёсткой форме, без вариантов. Естественно, активисты градозащиты Нижнего Новгорода могут только приветствовать такую требовательность и проявленную чиновниками принципиальность.

Остается пожелать Владимиру Юлиановичу и его сотрудникам настойчивости в отстаивании своей позиции, поскольку ОАО "Завод "Красное Сормово" - это не лотошник с Канавинского рынка и не купи-продайная ОООшка у уставным капиталом в 10 000 деревянных, это - мощное предприятие, входящее в государственно патронируемый холдинг "Объединённая судостроительная корпорация", объединяющий практически все верфи России. Хватит ли духу нижегородского управления госохраны культурного наследия настоять на своём и заставить дирекцию промышленного гиганта соблюдать 73-ий ФЗ и ранее заключенные соглашения с правительством области? Бог весть. Но у нас есть шанс доказать, что солидарная позиция общественности и надзорных органов по вопросам сохранения ОКН возможна и, при наличии доброй воли с обоих сторон, может оказать серьёзное положительное влияние на ситуацию с сохранением исторического наследия в НН в целом

P.S. В качестве бонуса предлагаю несколько прекрасных фотографий завода дореволюционной эпохи. "Красным" Сормово ещё не стало, но мощь предприятия уже чувствуется вовсю. "Гигант досоветской индустрии".

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

P.P.S. Для желающих подробнее узнать об истории "Красного Сормова", рекомендую неофициальный сайт завода.
Он слегка устарел и давно не обновлялся, но информации там поболее, нежели у официалов.



?

Log in

No account? Create an account