December 12th, 2006

Breviarissimus

О климате

Проливные снега конца ноября сменились нынче на пасмурную декабрьскую сушь. Заблудившиеся атлантические ветра продувают насквозь сюрреалистические пустые елки, наставленные близ торговых центров, выросших повсюду велением времени и московского капитала. Синусоида потепления ползет неуклонно вверх по оси «У», а человеки тщетно пытаются осмыслить предрождественское явление грибов и комаров в непривычно муссонно-влажных лесах Заволжья и шарангских топях.

Память поколений коротка, и ежели вспомнить, что, к примеру, в предсмутных 1601-1603 годах весны на Руси почти что не было, а в августе вовсю валил снег – то к чему удивляться нашей сегодняшней погодной оказии? Полотна П.Брейгеля-Старшего живописуют нам веселых конькобежцев и лыжников на замерзших в ноябре каналах Фландрии, которые ныне не замерзают практически никогда. А ведь автор сих шедевров жил в XVI веке, буквально в одном историческом мгновении от нас, кричащих о неожиданных превратностях климата. Что уж там говорить о Гренландии, скрытой многометровыми слоями льда, островном морозильнике европейского севера – Green Land – викинги X века увидели её южное побережье цветущим и «зеленым»... Были основаны поселения, выросли несколько поколений, но похолодание, начавшееся с середины XIV века выдавило потомков скандинавских морских бродяг на историческую родину их предков и, частично, в Исландию, вулканически отапливаемую интерпретацию Ultima Tule. Пролив Скагеррак тогда замерзал, вставало всё ганзейское судоходство по Балтике, принося пронырливым купчинам и их новгородским коллегам неисчислимые убытки. Отчаянно мерзли в нетопленном, продуваемом ветрами театре «Глобус» актеры шекспировской труппы, зябко дышали на ледяные пальцы, а Темза, схваченная льдом искрилась в лучах низкого, никого не согревающего лондонского солнца

Глядя на мятущихся синоптиков, силящихся опираться на так называемую «историю метеорологических наблюдений», мне почему-то вспоминается анекдот про ребенка, который узрев маму с папой в процессе любовных утех, мрачно изрек: «И эти люди запрещают мне ковыряться в носу?!» В летописях, хрониках и прочих анналах, которые доступны не только профессиональным историкам, но и широко изданы в дивных переплетах, украшающих полки книжных магазинов, можно найти описания климатических изменений, которые намного превосходят те маленькие неприятности, кои мы имеем счастье наблюдать сегодня. Античные авторы знали Аральское море под красноречивым наименованием «Оксийское болото», поскольку во времена Александра Македонского и Плиния Старшего оно практически не имело водного зеркала, представляя из себя непроходимые топи в десятки тысяч квадратных километров, по типу нынешних западносибирских. За эти 2000 лет Арал 4 или 5 раз почти полностью высыхал, а затем трансгрессировал обратно, в противофазе регрессиям Каспия. Это было обусловлено перепадами температур, сменой направления муссонных ветров, перемещениями стабильных антициклонов и прочими причинами. Длились эти изменения сотни лет, современники конечно не отслеживали их «в процессе», но мы-то можем видеть всю последовательность событий!

Все это происходило, подчеркиваю, на глазах человечества, уже овладевшего письменностью, и оставившего самые разнообразные записи на сей счет (я не беру в расчет иную источниковую базу, в том числе археологическую). Посему, мне представляется несколько искусственными апокалипсические вопли прессы и некоторых профессиональных метеорологов, для которых все, что лежит за пределами современной истории метеонаблюдений (250 лет в Европе и чуть более 100 лет в остальном мире), не существует в принципе. Позволю по сему поводу напомнить высказывание Д.Сантаяны: «Тот, кто забывает прошлое, обречен пережить его вновь». А уж ежели вспоминать нечего и, самое главное, нечем – это мы прибыли в Гидрометеоцентр, «…проходим в зал, господа, прошу присаживаться, сейчас вам подробно расскажут о погоде за окном, о погоде на завтра и о том, почему наши научно обоснованные прогнозы гарантированно могут не сбыться… послезавтра…».


Collapse )