August 13th, 2007

Breviarissimus

О Поттере

С трудом, но одолел до конца седьмую часть опупеи про Гарри Поттера. Поскольку перевод «народный», ощущения не из лучших. При всем при том, стоит отметить, что автор выполнила сверхзадачу и закольцевала сагу, переведя её в ранг уже совершенно взрослого чтива. Битва за Хогвартс, разумеется, уступает по силе осаде Минас-Тирита, но количество смертоубийств на 1 печатный лист достигает Стивен-Кинговских величин. В заключительном романе уже явственно проглядывают евангельские «уши», Гарри приносит себя в искупительную жертву, аки Спаситель (да простится мне такое богохульное сравнение). В принципе, у Толкиена - аллюзии с христианством совершенно прозрачны, зло есть зло и добро суть добро, они чисты и не переходят с легкостью одно в другое (в отличие от русского сиквела пера Перумова). У Роулинг же добро порой настолько неприглядно, что возникает вопрос – ужель так страшен Темный Лорд? Чем Пожиратели Тьмы симпатичнее Ордена Феникса (по моему разумению пятый роман – это вообще чисто политический триллер). Насколько «Властелин Колец» сакрален и величествен, настолько же приземлена и обыденна магия поттерианы, как и вся обстановка и антураж саги про героического очкарика.

Отдельная песня – использование латыни в качестве «языка заклинаний». В принципе, насколько мне видится, никто из читателей не воспринимает все эти «акцио», «редукцио», «экспеллиармус», «люмос» как слова из лексикона латинян. Роулинг использовала Lingua Latina как абсолютно мертвый язык, использовав кучу глаголов в 1 л., ед.ч., чтобы создать звучные заклятия, иногда разбавляя их древнегреческим, а порою и «воляпюками» на английском (в одном случае – даже притянула древнеарамейский). Содержание магической символики в поттериане пусто и гулко как ночной горшок: никакой смысловой нагрузки эти чеканные (внешне) формулы не несут и нести не могут. Метафизика романов Роулинг всеядна – смешались в кучу христианские обычаи, кельтские обряды, скандинавская мифология, и т.д. по списку. Посему автор вполне обоснованно использовала язык Вергилия в качестве «исходника» для волшебных формул: с таким же успехом он могла приплести китайские выражения (хотя - они были бы неудобочитаемы для потребителя и посему отвратили бы массы от книги).

Общее впечатление от цикла таково:

1) Спасибо Дж. Р. за то, что дети хоть чуть-чуть почувствовали вкус к процессу слагания слов из буковок. Всё-таки книги о Потере заведомо выигрышнее собственных экранизаций.

2) Мир магии и её носителей являет собою кальку мира обыденного, карикатурную и утрированную (министерство магии и бюрократы с волшебными палками, школа волшебников, весьма напоминающая классические английские частные школы, карикатурные банкиры-гоблины и т.п.). «У них всё как у нас, та же херотень!» - радостно восклицает школяр, пожевывая бубль-гум и мечтая о палочке. «Вот тебе и красавчик Леголас…» - размышлял я, увидев на экране Добби с путинским профилем.

3) В художественном отношении цикл затянут непомерно. Это оборотная сторона очень жесткой формы романов – «бегство от Дурслей – учёба - очередная страшилка/каверза В-д-М – героическое ейное преодоление – триумф – бац, и снова welcome к Дурслям!». Такая приверженность Роулинг собственноручно созданному канону вызывает уважение, хотя … возникает подозрение, что одновременно, это прокрустово ложе «формы ради формы» жутко обеднило книгу.

4) В идейном плане (в сравнении с «Властелином Колец, как с книгой равновеликой по шумихе и влиянию на тинэйджеров) – чистый проигрыш. Сам не слишком уверен в такой формулировке, но «поттериана» есть адаптация фэнтезийного романа высокой пробы для аудитории эпохи пост-постмодерна. Возможно, так бы писал Толкиен, страдающий болезнью Альцгеймера для пациентов с прогрессирующим слабоумием. Опрощение и упрощение.

5) Но за всем вышепоименованным, нельзя отнять у Поттера главного – чувства своеобразного гуманизма. Маглы, они такие забавные, копошатся чего-то, изобретают, и даже прогрессируют прочь от обезьяны. Пусть живут как жили, Волдеморт не прав, на том и погорел. И на том спасибо, Гарри!


Collapse )