October 22nd, 2008

Breviarissimus

О персонально значимом людоеде (часть2)

Heinz
22.10.2008 12:05

Маленькое примечание к Мельгунову: во втором отрывке в качестве свидетеля маниакальных деяний Саенко упоминается небезызвeстный лeвый с.-р. Карелин. Это был человек удивительной и, вместе с тем, обычной для тех лет судьбы. Подробнее с его биографией можно ознакомиться здесь.

По иронии судьбы, его художественный образ был воссоздан в 60-ые гг. советским драматургом М.Шатровым в пьесе "Шестое июля", которая с успехом шла на сцене главного театра страны, МХАТа. Роль В.А.Карелина блестяще сыграл Сергей Десницкий.


evocator
22.10.2008 13:16

Вот ещё неплохой материал.


Heinz
22.10.2008 13:31

Продолжаем наше безыскусное описание деяний, что учинял тов.Саенко Степан Афансьевич в г.Харькове в 1918-19 гг.

Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 13-16 августа 2000 г. епископ Никодим (Кононов) был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских. Один из видных церковных историков, занимавшийся иссследованиями Соловецкого монастыря и жизнеописаниями его насельников, в 1918 году был на должности Епископа Белгородского..., и в его попечительство входил, к несчастью, и город Харьков... Далее цитируем материал с официального сайта Архангельской и Холмогорской епархии:
"В 1918 г., в праздник Рождества Христова, святитель Никодим был арестован печально знаменитым своими зверствами чекистом Саенко. Однако верующие отправили к Саенко делегацию с просьбой отпустить святителя. Просьба их была уважена. Владыку выпустили. Но только на один день. А просивших за него верующих арестовали. Одну из них, жену священника, учительницу Каенскую, в тот же день расстреляли.

На другие сутки святитель Никодим был повторно арестован, «очевидно, подвергнут пыткам и на четвертый день Рождества убит. Когда Преосвященного вывели на казнь, он благословил производивших расстрел китайцев. Это произвело на них такое впечатление, что они категорически отказались стрелять в епископа, несмотря на угрозы. Были вызваны другие исполнители казни, к которым Владыку вывели уже в солдатской шинели. Это было 10 января (по новому стилю) 1918 г. Тело священномученика Никодима было брошено в общую могилу."

Более подробно о версиях (а всего их существует три) зверского убийства священнослужителя Никодима можно узнать на ресурсе, посвященном святым Соловков. Но во всех вариантах особо подчеркивается роль Саенко как организатора и вдохновителя расправы. "... После освобождения Белгорода Добровольческой армией генерала А. И. Деникина братскую могилу вскрыли, тело епископа было опознано по монашескому параману. Кроме огнестрельной раны груди, были обнаружен пролом черепа, огромная гематома в верхней части головы и поломанные гортанные хрящи ..."


Heinz
22.10.2008 14:14

to evocator:

Прекрасная статья! Я таки подозревал, что местные харьковские краеведы должны были испытывать к личности вурдалака серьёзный интерес.

Действительно, и Гуль, и Мельгунов полагали, что Саенко после 1920 года уже не было в живых. Парадоксальность ситуации в том, что никто из прикасавшихся к теме этого убийцы не мог ожидать столь странного долгожительства и устойчивости к веяниям времени.

Шедевриально: Бывший заведующий советским отделом Харьковского исторического музея рассказывает: «В 1938 г., когда подавляющая часть старых чекистов уже была репрессирована, подошла очередь и Степана Саенко. Пришли за ним, как водится, ночью. «Воронок», обогнув новое здание Госпрома, нырнул вниз по спуску Пассионарии к Клочковской, при выезде на улицу — поворот налево, за трёхэтажным доходным домом во дворе жил Саенко. Они ехали уверенно и привычно, зная, что неожиданность и страх сделают своё дело, что жертва сопротивляться не станет. Но в данном случае ошиблись: Саенко ждал их прихода и встретил на пороге с гранатой в руке. «Вы меня знаете, — тихо сказал с угрозой, — всех подорву». И дрогнули соколы-энкаведисты, отступили, оправдывая трусость тем, что завтра возьмут старика днём. Однако днём ситуация изменилась. Все исполнители и организаторы ареста Саенко сами были арестованы».

Мысль о "внутреннем ордене", "капитуле избранных", существовавших внутри самой ЧК приходила в голову многим историкам, в основном право-националистического лагеря. Если принять эту гипотезу за рабочую, то приходится признать, что:
1) Саенко был заслуженным членом этого капитула;
2) Эта неформальная, но могущественнейшая организация просуществовала внутри органов госбезопасности очень долго, возможно до конца 50-ых гг.
По крайней мере, физическая опасность быть репрессированым как слишком нежелательный свидетель и участник массовых убийств, для Саенко существовала вплоть до конца 50-ых гг. Вспомним, что Судоплатова, Эйтингтона и прочих абакумовцев-людорезов из СМЕРШа арестовали именно в 1953 г. ... Более поздние массовые посадки и расстрелы работников МГБ-КГБ, когда гребли самых одиозных убивцев, мне не известны.
3) Встает вопрос о целях тайного общества крипто-чекистов...

Цитируем автора статьи: Программу действия тайного капитула блестяще сформулировал Лев Давидович Троцкий: «Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках её укрепим власть сионизма и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путём террора, кровавых бань мы доведём русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния... А пока наши юноши в кожаных куртках — сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, — о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть всё русское!» (Из воспоминаний Арона Симановича).
Breviarissimus

О персонально значимом людоеде (часть3)

Heinz
22.10.2008 15:33

Оказывается, интерес к личности легендарного харьковского душегуба сохраняется в среде писателей. Вот, к примеру некто Яков Рабинер (ага-ага, им особенно интересно!), буквально месяц назад выложил на "Прозе.Ру" свое проникновенное эссе о двух чекистах: эстетствующем людоеде Кедрове и брутальном головорезе Саенко. Основной вывод автора заключается в том, что, по его мнению, злокозненные большевики не могли обойтись без подобных деятелей. Публикация ценна вот этой деталькой: В сборнике "Смена вех" можно также найти упоминание о Саенко. По свидетельству тех, кто жил тогда в Харькове, малолетний сын Саенко нередко просил отца: "Папа, дай мне пострелять в буржуев". И отец охотно давал.


evocator
22.10.2008 15:56

Heinz пишет:
Встает вопрос о целях тайного общества крипто-чекистов...


Текст Вадима Кожинова под названием "Драма самоуничтожения" знаком?


Heinz
22.10.2008 16:39

to evocator:

Читал когда-то. Сейчас ещё раз освежил в голове. В принципе, труд в высшей степени обстоятельный и достойный уважения.

...после расправы с дворянством, буржуазией, интеллигенцией, после кровавой революции сверху, произошедшей в 1930—1932 годах в русской деревне, террор начисто скосил правящий слой 20—30-х годов"; то есть дело шло об единой линии террора, длившейся, пока революционный запал сохранял свою мощь и агрессивность... Кожинов, цитируя Д.Самойлова, соглашается с ним в оценке следствий, но в качестве причин (и правильно, по моему) указывает на геополитическую обстановку в мире, которая вынуждала Сталина сменить парадигму развития. Однако же, Кожинов намеренно, по всей видимости, не акцентирует внимание на ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ моменты возможных форм "межеврейской солидарности". Хотя и упоминает о "кланах

Интересно, что мне опосредованно довелось быть знакомым с представителем "клана Разгонов", не упомянутом в исследовании... Любопытный был старец, доложу я Вам, коллега...

"...По его инициативе много лет преподаватели каф. вместе со студентами устраивали в «пятихатке» (Никитина, 4) вечера «Встреча поколений». На них он приносил пластинки с записями комс. песен времен Гражданской войны и охотно делился своими воспоминаниями. Огромное личное обаяние и большие знания, которыми Р. обладал, привлекали к нему студентов."
Воистину, они многое помнили... и делились воспоминаниями щедро, но и молчали о много большем.


evocator
22.10.2008 17:05

Тот самый Израиль? С ума сойти!!
Кстати, он у Кожинова упоминается.


Heinz (Дневник)
22.10.2008 17:10

evocator пишет:
Тот самый Израиль?...


Мир настолько тесен, что даже трудно себе представить - насколько...


Heinz
22.10.2008 17:32

Кстати, в свете "клановой" гипотезы В.Кожинова, личность Саенко представляется тоже не совсем подходящей для "входящей в круг". У этого зверюги не было еврейских корней, он был "пес войны", "ди капо" для закулисных небожителей. Судя по всему, Степан Саенко был носителем некоей информации, которая носила весьма конфиденциальный характер и был настолько хитёр и осторожен, что смог донести свою тайну вплоть до естественой кончины.

"Оградка и скромный надгробный памятник, — ни креста, ни звезды, — украшенный только фотографией и надписью, словно мостик из небытия в мир близких и родных: "Спи спокойно, дорогой Стёпочка".

Я даже боюсь себе представить энергетику на его могиле.


Heinz
23.10.2008 10:19

«Тот город славился именем Саенки. Про него рассказывали, что он говорил, что из всех яблок он любит только глазные...»
(Велимир Хлебников)

В рамках исследования "феномена Саенко" приобщаю к делу следущий материал (впечатления гр-на Вольноопределяющегося от похода в Харьковский краеведческий музей):

Сегодня в харьковском музее прошло мероприятие, посвященное дню милиции. Гостями музея стали дети-сироты, воспитанники интерната с углубленным изученим права. Будующие юристы, в общем. Следователи, прокуроры, судьи... Радушные музейщики устроили для детишек небольшую выставку, посвященную истории харьковской милиции.
Так получилось, что на саму выставку я не попал. Опоздал. Пришел позже, чтобы поговорить с сотрудниками и взять информацию.
- Сейчас я все, все Вам покажу! - радостно пропела музейщица, куда-то убежала и вскоре вернулась с ворохом материалов. Верхней в стопке лежала фотография. Бережно взяв ее, женщина с нескрываемой гордостью сказала:
- Вот он... Наш Степан Афанасьевич Саенко!
- К... кто?
- Саенко Степан Афанасьевич!
- ....тот самый?!
- Да, знаменитый!
- А Вы рассказали детям о том, что он...
- Ну... это наша история. Время было очень сложное тогда. Бандитизм, да. Деникинцы четырежды наступали на город! Забирали людей в свою армию! А тех, кто не хотел - расстреливали! Да, массовые, массовые расстрелы!
- Расстрелы белых никогда не были массовыми...
- Да я Вам сейчас книжку покажу! Вот, пожалуйста ("Борьба за власть советов на Харьковщине")
... Дальше пересказывать нет смысла. Да и нечего пересказывать. С музейной дамой я спорить не стал. Потому как бесполезно. А фото "нашего Степана Афанасьевича" переснял. Авось пригодится. Народ должен знать своих упырей.


Фотокарточка, надо признаться, действительно чудесная. От облика товарища Саенки веет нескрываемой угрозой и мрачностью, возможно даже нарочитой. Он словно бы обращается к фотографу - "Да знаешь ли ты, КТО я есть?" И труженик треноги и штатива знает... конечно знает. Разве такое забудешь?

К сожалению, точной датировки снимка нет.