October 7th, 2015

Breviarissimus

О М.Покровском: мнения отсюда и оттуда

Личность крупнейшего из марксистских историков дореволюционной России, М.Н.Покровского, чья основная известность была заслужена уже после установления Соввласти и базировалась, скорее, на административном фундаменте, не особо приятно вспоминать. Человек мелочный в личном обиходе, не особо талантливый как учёный, смертно завистливый по отношению к коллегам, обладавший огромной, но бессистемной эрудицией (типический "знаток-Вассерман"), Михаил Николаевич прогремел на все скрижали дважды.

В первую очередь, зам.руководителя Наркомпроса РСФСР прославился своими деяниями по реформе высшей школы и идеологическими "наездами" на почти что всех именитых русских историков, оставшихся в СССР к концу 20-ых гг. Процитирую из работы В.Б.Кобрина "Кому ты опасен, историк?" Одержимый идеей искоренить всякую буржуазную ересь из красной гуманитарки, Покровский входит в раж: "Во-первых, в нашей науке специалисту-немарксисту грош цена. А во-вторых, вы можете быть уверены, что если оный специалист вместо мягкой каши увидит перед собой твердый сомкнутый фронт, он сейчас же вспомнит, что еще его дедушка в 1800 г. был марксистом". И далее, пишет Кобрин: "Покровскому вторил другой "марксист" - С.Н.Быковский. Говоря о тех, кто "марксистски мыслить не может", он писал, что "в их отношении должны быть применены методы более сильные, чем разъяснение и убеждение". Дабы окончательно узявить гидру исторической контрреволюции, Покровский явился одним из вдохновителей "погрома буржуазных историков" 1930 года: "В тюремных камерах оказался цвет отечественной исторической науки. Академики Сергей Федорович Платонов, Евгений Викторович Тарле, Матвей Кузьмич Любавский, Николай Петрович Лихачев, члены-корреспонденты Юрий Владимирович Готье, Алексей Иванович Яковлев (его не спасла и давняя близость к семье Ульяновых: Илья Николаевич был дружен с отцом Алексея Ивановича)... Здесь были и историки тогда еще среднего поколения: Михаил Дмитриевич Приселков, Сергей Владимирович Бахрушин, Борис Александрович Романов, Иван Александрович Голубцов, Александр Игнатьевич Андреев, Алексей Андреевич Новосельский, Иван Иванович Полосин, и совсем еще начинающие - такие, как будущий академик Лев Владимирович Черепнин... Всех перечислить невозможно. Это был настоящий погром." Вменялись им в вину русский великодержавный шовинизм и монархические взгляды.

В противоположность громимым, сам Покровский под конец жизни впал в воинствующую русофобию и дошёл до ручки следющих пассажей, к примеру, про Отечественную войну 1812 года: "Дворянству и стоявшему за его спиной торговому капиталу, еще больше, конечно, недовольному прекращением английской торговли, в конце концов и удалось-таки добиться своего: в 1812 г. Россия вновь разорвала с Францией, наполеоновская армия после своего последнего успеха - взятия Москвы - замерзла в русских снегах, против Наполеона образовалась новая, последняя, самая страшная коалиция, и английский промышленный капитализм мог наконец торжествовать полную победу". Кто на кого напал, простите? Да, и французы, безусловно, просто взяли и помёрзли ... главным генералом был, по мнению Покровского г-н Мороз, а не какие-то там Кутузов и Барклай. Красноречиво, да.

Второй раз М.Н.Покровский удостоился самого пристального внимания госвласти и мира советских учёных, через 5 лет после своей смерти. Помре Михаил Николаевич 10.04.1932 г., хоронился с почестями и заработал урну в Кремлёвской стене. Однако, через некоторое время, когда руководство Союза начало поворачивать лодку красной государственности от "интернационализма" к этатистско-патриотической концепции, в Политбюро спохватились: история-то в школах и вузах не преподаётся (а как воспитывать любовь к социалистической отчизне без таковой?), учебников нет, кругом враги! В начале 1936 г. вышло Постановление СНК и ЦК ВКП(б) о преподавании истории в школе, в коем среди прочего говорилось: "То обстоятельство, что авторы ... учебников продолжают настаивать на неоднократно уже вскрытых партией и явно несостоятельных исторических определениях и установках, имеющих в своей основе известные ошибки Покровского, Совнарком и ЦК не могут не расценивать как свидетельство того, что среди некоторой части наших историков, особенно историков СССР, укоренились антимарксистские, антиленинские, по сути дела ликвидаторские, антинаучные взгляды на историческую науку". И далее: "Эти вредные тенденции и попытки ликвидации истории как науки связаны в первую очередь с распространением среди некоторых наших историков ошибочных исторических взглядов, свойственных так называемой "исторической школе Покровского". Де-факто, с подачи Виссарионовича, официальная историческая наука вернулась на рельсы дореволюционной традиции, дополненной кумачом в счастливом финале 1000-летия Руси. По М.Покровскому нещадно потоптались посмертно, вычеркнули из пантеона, выкосили его учеников и, фактически, даже после его тихой "реабилитации" в 60-ые гг., имя "первого марксиста среди историков" осталось под завесой забвения. "Ага, был такой путаник, а чего куролесил? Давно было, не упомню".

Закончим с ретроспективой, предоставим слово современникам. В интеллектуальных кругах русской эмиграции 20-ых гг. фамилия Покровского слыла синонимом варварского разрушения научной школы общественных дисциплин в России. Историки и филологи, академики и член-корры тяжело переживали агрессивные выходки бывшего коллеги и его упражнения на ниве кастрации университетской системы России, тем паче что многие из них (во времена оны) имели счастье быть лично знакомы с М.Н. Поэтому, панегирика ждать не стоит, правильно догадались. Заметка цитируется по газете "Возрождение", Париж, № 944 от 02 января 1928 г.

Collapse )