December 23rd, 2015

Breviarissimus

О кышбабайке

Близится время новогодних чудес, и оне не замедляют явиться. Власти одного из уездов Татарстана представили общественности свою кулюторную инициативу: поскольку наличие резиденции Деда Мороза в значительной степени способствует наполнению бюджета г.Великий Устюг, то почему бы (подумали чиновники региона-16) и нам не поиметь свой фольклорный персонаж новогоднего толка? Так появились на свет ужасы Степана Королёва, летящие на крыльях ночи гибридный Кыш Бабай, и егоная внучка Кышбабайка Кар Кызы. Как ныне и положено, в итоге получился изрядно мультикультуральный кишмиш на тему св.Николая, угодившего вышним промыслом в заяицкие улусы и слегка вотюркившегося, самую крохотку.

Collapse )

Breviarissimus

О подземке и скорости жизни

Русский эмигрант, проживший полтора года в Нью-Йорке конца 20-ых гг. XX в., ужасается тамошнему метрополитену. Скорость, молниеносносные перемещения американцев в пространстве пугают нашего человека. Печатано в газ."Возрождение", Париж, № 1393 от 26.03.1929 г.

"... станции метро невыразимо грязны, зловонны и неудобны, вне сравнения с парижскими. Но надо помнить, что за единообразную плату в 5 центов (1 фр. 25 с.) это метро с головокружительной быстротой мчит миллион пассажиров на протяжении 26 миль в длину всего Нью-Йорка, от одной его окраины Бруклина, до другой Бронкса, и что этот путь, несмотря на бешеную скорость, чёрная, грязная, душная змея, в десять длинных вагонов, каждый в два-три раза длиннее парижских, пробегает в один час тридцать минут ... Где уж тут думать о чистоте, удобствах, излишестве. В особенности, когда в определённый час дня целая армия гигантов-служащих коленями и кулаками буквально втискивает публику в вагоны. Что делается с сардинками, как называют публику, находящуюся в вагонах в эти часы, - трудно представить себе. Грязь, зараза, ощущение всем своим телом чужих горячих, потных тел, бешеное раскачивание со стороны в сторону и невероятные толчки при остановках и отходах от станции Ведь замедлять ход заблаговременно и отходить, незаметно увеличивая скорость, некогда. Ту же скорость развивают и подъёмные машины в небоскребах. Та же давка, те же толчки при остановках и здесь. В конце концов, люди, пользующиеся всем этим изо дня в день, месяцы и годы, не замечая того сами, приобретают эту скорость: вечно и во всём торопятся и очень быстро, несмотря на комфорт и гигиеничность их жилищ, спорт и монотонную регулярность образа их жизни, изнашиваются."

Правда при всём том, автор, укрывшийся под псевдонимом "Алекс.Морской", не скрывает своего восхищения уровнем бытовых удобств: "Жители этих домов говорят о парижских квартирах, отапливаемых каминами, не имеющих ванн, телефонов, электрических холодильников, пылесосов и других мелочей хозяйского обихода, как мы говорим о курных избах и лесных жилищах карликовых народов центральной Африки."

То есть мыться в ванне каждодневно (!) - предмет немыслимой роскоши в ля белль Франс того же времени - это здорово, и телефон в каждом доме, и пылесос расчудесный ... - это замечательно и достойно восхищения. Вот только как бы при сём ещё и не спешить вовсе. Сами бы собою нарождались девайсы, то-то было бы чудесно и богоугодно-ссс.

Зато у них, белоэмигрантов, были в наличии скрепы, нам и не снилось какие ... без дураков. Актуальные наблюдения, чёрт побери!

Breviarissimus

О правильной исключительности

Без задней мысли, прекрасная зарисовочка от дамы, сочетавшейся в Израиле законным браком.

"Первым делом судья спросил, кто я такая и мама ли это со мной пришла. Потом уточнил, чего я прошу. Честно сказать, я не думала, что я чего-то прошу. Просто собираюсь замуж. Нет, - исправил уважаемый суд, я все-таки прошу подтверждения еврейства. Потом было еще несколько вопросов про семью и вскоре мы уперлись в бабушку. Точнее, в прабабушку. Имя ее - Прасковья. Паша. С этим наш судья был категорически не согласен. Как это еврейка, и вдруг Прасковья?! Секундочку! Ответ неправильный. Нас выгнали за дверь. А вскоре опять позвали и сказали, что, наверное, имя бабушки меняли… Типа, вы думайте, думайте лучше, как бабушку-то звали?! Мы сказали, да, меняли, у нее было другое, еврейское имя, но его никто не помнит, так как все ее называли Прасковья. Семья жила на Украине, потом в России и так было привычнее. На этом мы оставили бабушку." (источник).

За Прасковью пришлось оправдываться и извиняться, запамятовали-мол истинное имя. Развернув зеркально ситуацию, представил на секундочку подобные "предкомерки" в России. И дикий, дичайший просто, тысячегласый визг изряднопорядочных людей с хорошими талантливыми лицами мгновенно бы всепланетно раздавшийся по поводу торжества пещерного расизма-шовинизма и прочего нецивилизованного черносотенства. А в Валиноре сие в порядке вещей. Парадокс.