?

Log in

No account? Create an account

О потворстве варварству
Breviarissimus
breviarissimus

Срочные новости со Стрелицы Оки и Волги. Началась наступление вандалов на пакгаузы, с июня 2017 года являющиеся выявленными объектами культурного наследия. В ночь с 28 на 29 ноября неизвестными лицами были срезаны массивные металлические двери (которые, кстати сказать, невозможно одолеть без спецтехники), после чего в помещения проникли цыгане - по вопросу, что бы такого отпилить и сдать на металл. Учитывая что предметом охраны данного ОКН являются металлические ажурные конструкционные фермы, есть немалая вероятность нарушения вороватыми ромалами целостности предмета охраны. Марина Игнатушко, руководитель общественной организации "Открытая Стрелка", уже озвучила версию, согласно которой "...уничтожение объектов порта - планомерная акция властей, не способных кроме тупой зачистки ни на что иное". Учитывая же демонстративное нежелание некоторой части областного чиновничества заниматься вопросом сохранения пакгаузов, мешающих им зачищать в ноль площадку вокруг мундияльного сталиона, единственным способом заставить власть остановить варваров - создать общественный резонанс.

Ввиду сего прискорбного обстоятельства, сегодня на 10 час. утра намечен сбор градозащитников на Стрелке, приглашены представители СМИ и блоггеры. Управление охраны культурного наследия Ниж.области также поставлено в курс дела.

ФотосвидетельствоCollapse )


О ситуации с правом на труд для апатрида
Breviarissimus
breviarissimus

Очередное типическое объявление о приискании работы. Газета "Возрождение", Париж, № 3504 от 6 января 1935 г. Любой.



Повторюсь чуток. Ранее мне уже доводилось упоминать особенности франц.трудового законодательства тех лет, в части касательной беженства, но было это давно, так что освежу для памяти.

На дворе - 1935 год, Французская Республика с трудом выходит из рецессии, рабочих мест мало. Русские белоэмигранты начиная с 1930 г. начинают ощущать прессинг государства - конкуренция собственным гражданам со стороны беженцев для Елисейского дворца неприемлема. Тогда французское законодательство о труде претерпело очередные изменения. Если ранее (с 1929 г.) основным документом для русских беженцев во Франции была "Карт д’идентите" ("Удостоверение личности"), на основании которой выдавалась уже "Extrait d’immatriculation" - документ, дающий право на работу, в котором указывается, на каком основании данное лицо приобрело право на труд. То есть, если в "Extrait d’immatriculation" указана профессия - "плотник", то и в дальнейшем при трудоустройстве ты можешь претендовать на вакансию деревянных дел мастера, и ни на какую более. "Extrait d’immatriculation" выдавалась на 2 года, и до очередного её перевыпуска эмигрант не мог поменять род специальности, на которую он мог официально устроиться. Такие меры охраны рынка труда были следствием "великой депрессии" 1929-33 гг., когда рабочее законодательство (по отношению к мигрантам) резко ужесточили почти все правительства Европы. А с начала 1935 г. карты "д'идантите"для рабочих и служащих стали выдаваться (принудительно) только через Министерство труда Франции, для всех без исключения, и для нарушивших условия трудовых контрактов были созданы препоны по их перевыпуску. При наличии проступков (административных или уголовных), русские беженцы попадали в категорию лишаемых права на работу. В такой ситуации им был недоступен "Avis favorable", документ выдававшийся тем эмигрантам, которые не могли трудоустроиться во Франции по причине переизбытка лиц их рабочих специальностей, но экстрадикция которых (по какой-либо веской причине) считалась излишней мерой.

Судя по всему, у быв. поручика ВСЮР Николая Святославовича Ингистова (1893-?) "Avis favorable" отсутствовал. Поэтому берётся он за всякую работу, что ни придётся, чтобы не умереть с голоду. Ремонт, уборщик, шофёр. Выбора у лётчика Русской императорской армии не было ... да и, полагаю, к примерным работникам его причислить было сложновато - учитывая детали биографии:

ас и алкашCollapse )