?

Log in

No account? Create an account

О другом Репине
Breviarissimus
breviarissimus

Эмиграция в Австралию, случившаяся после исхода белых из России, конечно, была весьма небольшой, по сравнению с признанными "столицами беженцев" - Прагой, Парижем, Шанхаем и пр. Ergo, сколь-нибудь значимые успехи русских эмигрантов 2-ой четверти ХХ века на Зелёном континенте находятся в разных "весовых категориях" с достижениями изгнанников, скажем, во Франции. В дополнение к этому фактору, сказывалась отсталость Австралии 20-ых гг. в экономическом, да и в культурно-общественном разрезе. Как писал историк А.Н.Кравцов в работе "Русская Австралия", "Здесь русским эмигрантам, даже самым культурным и образованным, приходилось приниматься за самую тяжелую физическую работу, чтобы хоть как-нибудь устроить свою жизнь и обеспечить свою семью. Нужно также принимать во внимание, что в 1920-е гг. весь мир переживал экономический кризис, депрессию, при которой найти работу, даже самую низкооплачиваемую, представлялось весьма затруднительным." Тем не менее, люди как-то устраивались, приживались и  усилия русских эмигрантов, помимо элементарного получения хлеба насущного, обогатили не только их самих, но и культурную и экономическую жизнь Австралии, давшей приют апатридам на миллионах своих, почти пустых тогда, квадратных километров.

Бытовая жизнь в Австралии имела свои дополнительные препятствия для устройства русских на работу. Из письма казака, работающего в штате Квинсленд, своему другу в Харбин: "Охрана труда находится под защитой Рабочих союзов, которые играют доминирующую роль в строительстве молодой страны (особенно в штате Квинсленд), широко распространяя свои экономические функции. Все рабочие состоят членами таких союзов. Каждому члену за полтора фунта выдается годовой билет. Без билета нигде не дадут ни службы, ни работы. Если хозяин принял на работу безбилетного, он подвергается штрафу от 50 фунтов и выше. Профсоюзы же против приема иностранцев, их первыми увольняют и в случае сокращения". Кроме того, особо коварная "засада" заключалась в том, что  дипломы русских вузов Австралией не признавались вплоть до второй половины 40-ых гг, в отличие от Франции - где со скрипом, но русский диплом подтверждал квалификацию эмигранта  (исключение - врачебная практика), или Латинской Америки, где обладатели таких дипломов просто были на вес золота и русских принимали на работу, к примеру инженерами или путейцами, "на ура". Играло свою негативную роль и общее состояние тяжёлой (и не только) индустрии Австралии, пребывавшей в зачаточном состоянии, а потому многие специальности беженцев оказались невостребованы ... конструктор рубил тростник на ферме, капитан дальнего плавания вынужден был стать простым матросом и т.д. Примеров подобного вынужденного "дауншифтинга" в русской диаспоре Австралии тех лет - масса, и с годами ситуация (в отличие от Европы) не выправлялась.

Из их числа и судьба героя нашего рассказа, Ивана Дмитриевича Репина, бывшего горного инженера на шахтах Донбасса, ставшего хозяином сети культовых, как бы сказали сейчас, кофеен в Сиднее. Ниже изложена история человека, познакомившего широкий круг австралийцев с европейской традицией употребления кофе, и тем вошедшего в культуру Австралии. Цитируется в переводе по "Австралийскому биографическому словарю":

Первый кофешенк континентаCollapse )


О судьбе набережной Оки: старая песня на новый лад
Breviarissimus
breviarissimus

Министр имущественных и земельных отношений Нижегородской области Сергей Баринов в ходе общения в ФБ уточнил сегодня важный момент про отданный под застройку фирме "Новокард" участок по ул.Черниговской в направлении Молитовского моста. Дословно: "по проекту там запланировано строительство жилья, многофункциональный центр, мед центр, общественно-деловой комплекс, первый в Нижнем Новгороде детский сад-трансформер, также будет дана "вторая жизнь" Куйбышевской водонапорной станции ". Эта реплика прозвучала в процессе уточнения вопроса - а что именно собирается делать АО "НовоКард", при объёме инвестиций равном 9 млрд. руб. (!) и весьма приличном сроке строительства, указанном в заявке - 7 лет?

Проблема заключается в том, что свежеявленный гражданам "Совет по земельным отношениям" при Правительстве Нижегородской области, распределяющий нынче заявки инвесторов, становится подозрительно напоминающим по стилю работы печально известный "Инвестсовет" имени тт.Шанцева, Аверина, Сватковского etc. По крайней мере реинкарнация самого загадочного внутреннего органа экс-губернатора (безо всяких на то законных полномочий рекомендательно распределявшего участки под застройку в НН и чьи решения даже не могли быть обжалованы) предпочитает столь же кулуарный стиль. Тихо, мирно, без шума и ажиотации. Ни единая душа не обсуждала этот прожект застройки склонов и набережной Оки, а он уже, оказывается, есть - как суслик из известного анекдота. И инвестор имеется, и деньги у оного в наличии. Только общественность стоит как пыльным мешком по голове треснутая, хлопая глазами и разевая беззвучно рот: "Всё как при дедушке и Бодриевском, паладине его ...  лепоту поставят, без лишних слов".

Учитывая, что появившиеся в сети эскизы будущей застройки не блещут эстетическими и архитектурными достоинствами, градозащитное сообщество вынуждено начать задавать неприятные вопросы:



"Кому обязаны такой красотой, господа, и почему нижегородцев ставят перед фактом, минуя стадию обсуждения перспектив Окской набережной?"

P.S. Единственным, частично успокаивающим моментом в этой истории служит тот факт, что место енто проклятое предыдущая попытка освоить склоны Оки в направлении Молитовского моста бесславно провалилась, а инициатор ея, руководимая феерическими хамами корпорация "Баркли", сдулась как проткнутое изделие г-на Кондома лопнула и исчезла с глаз общественности долой. Genius loci постарался, как пить дать.