March 26th, 2020

Breviarissimus

О Суворове: глазами французского аристократа

Сегодня у нас в гостях редкая книга.
На русский язык не переводилась, за исключением частичной публикации в нескольких номерах парижского "Возрождения" в 1933 г.

Memoires du marquis de Toustain. 1790 - 1823. Publies par la marquise de Perry de Nieuil.
Paris, ed. libr. Plon, avec une gravure en frontispiece, 1933.


Воспоминания маркиза Тустена: 1790 - 1823.
Париж, изд. "Плон", иллюстрированный фронтиспис: "Легион Мирабо", 1933, 427 с., 23 см.



На обложке данного экземпляра - автограф генерала Д.И.Ознобишина (1).

Автора указанных мемуаров - убеждённого роялиста Виктора Луи Александра де Тустен Фонтебоск, служившего после падения Бурбонов в армии принца Конде ("Корпус Конде"), занесло случайно в Россию в конце царствования Павла I. Здесь он состоял при штабе другого эмигранта, покинувшего ля белль Франс после революции, маркиза де Виомениля. Сего славного военачальника, бывшего губернатора острова Мартиника, Павел Петрович, исходя из своих соображений (сиречь самодурства) поставил нюхнуть Сибири шефом Сибирского уланского полка, обеспечив Виоменилю и его штабным пару лет на восточных границах империи. После стычек с казахами и быта затерянного в степи Петропавловска, французы рвались обратно в Европу как наскипидаренные. Случай сбежать от номадов представился быстро: первоначально именно де Виомениль должен был командовать русскими войсками, которые отправлялись в Италию. Однако, его вскорости заменил на посту главкома легендарный А.В.Суворов.

Господин де Тустен верой и правдой служил Павлу, что не мешало ему смотреть на русских как на органическое удобрение варваров. Будучи истинным галлом, он искренне прикладывал французскую мерку ко всем увиденному, и любые отклонения от парижских мод/обычаев его глубоко огорчали. Он был представителем одного из старейших французских родов. По всей вероятности, товарищ маркиз видел "людьми" лишь аристократов Версаля, и  никакой иной политической идеи, кроме служения законному монарху у него в голове не было. "Бечёвка, на которой уши держатся".  С горя, раз уж служить своему императору не было возможности, он служил иностранным королям. Но судьбы монархии, которым он отдал свою шпагу, были ему глубоко безразличны. В этом смысле он был типичным кондотьером. России Виктор де Тустен не понял, и в своих воспоминаниях наговорил о нашей стране много гадостей, разлив литры яда  по страницам.

Тем не менее, мемуары де Тустена о встречах с графом Суворовым и русским генералитетом, в поры их совместной службы, представляют значительный интерес как источник по истории России конца XVIII столетия. Грех такую прелесть упускать из виду. Итак, титулованные эмигранты возвращаются из страшной семипалатинской и оренбужской "казакии" в цивилизацию. Источник: газета "Возрождение", Париж, № 2838 от 10 марта 1933 г.


Штаб армии графа де Виомениля стоял в Праге. Там же стоял и штаб Суворова, которому, как генералиссимусу, был подчинён Виомениль. В обратном своём странствовании французы проехали через Москву, которая поразила их своим сказочным великолепием. В Гродно маркиз явился к генералу Ласси, дабы разузнать у него про Суворова. К тому времени Суворов достиг высшего предала славы. Германский император сделал его фельдмаршалом. Павел I - генералиссимусом и светлейшим князем Италийским, причём велел, что бы ему оказывали такие же почести, как и ему самому. Император германский, король английский и король сардинский пожаловали ему высшие свои ордена. Никто до него, пишет де Тутэн, не получал такое число монарших милостей.

При всём своём презрении к русским, маркиз преклонялся перед Суворовым и горел желанием скорее приблизиться к столь великому полководцу. То, что ему сказал генерал Ласси, было, однако, малоутешительно. Приём, который Суворов окажет графу де Виоменилю заявил Ласси будет всецело зависеть от того, какое впечатление граф произведёт на суворовского денщика. Суворов всё видит глазами своего денщика. Всё времяпрепровождение этого прославленного генерала сводятся к тому, чтобы пить, есть и спать...

Collapse )