Breviarissimus (breviarissimus) wrote,
Breviarissimus
breviarissimus

Categories:

О волнениях в Сормове, 1933 г.

Мне уже попадались глухие свидетельства того, что Сормовский завод летом-осенью 1933 г. срывал план, бастовал и вообще - местные пролетарии вели себя неправильно с точки зрения классовой солидарности (толком накормить выросший в разы горьковский пролетариат никак не получалось), - ввиду чего ОГПУ устроило местным бузотёрам выволочку с соответствующими последствиями.

В литературе упоминания о сормовской буче-1933 выглядят так: "За шесть месяцев (июль-декабрь) рабочие волнения произошли в 10 местах Урала, на горнопромышленных предприятиях Донбасса, на 8 заводах Ленинграда, в гг.Серпухов, Новосибирск, Сормово, Балахна, Одесса, Херсон, Николаев." По информации газеты "За индустриализацию" ситуация на предприятии уже в августе стала нетерпимой. "Почти за весь август завод, по сообщению газеты, выпустил только 10 проц. заданного по плану на месяц количества вагонных колес, а вместе с тем в 1933 году Сормово должно было бы выпустить 74 000 вагонных колес, т.е.. "покрыть больше половины потребности страны". О томе, какие безобразия творятся на этом заводе, свидетельствует такая справка. В колесопрокатном цехе скопилась гора полуготовых колес, свыше 16.000. ... Потеря рабочего времени на Сормове составляет не менее 30 минут в смене. В цехах Сормова ежедневно прогуливают 2370 человек. На заводе чрезвычайно часты аварий. За один только месяц 1933 года на 179 иностранных станках произошло 69 аварий и т. д." (цитируется по газете "Возрождение", Париж, № 3027 от 15 сентября 1933 года).

Как мы видим, печатный орган Наркомтяжпрома нимало не скрывает отчаянной положения с трудовой дисциплиной на пром.гиганте, имеющем стратегическое значение. Добавим сюда проблемы с продуктами питания, повсеместно имевшие место в СССР в нач.30-ых, и получаем картину впечатляющего бардака, от которого недалеко и до рабочих волнений. При этом не забываем, что Сормово (малярные, механические, плотничные цеха, по 150-400 чел. единовременно) неоднократно бастовало в 1925-27 гг. по самым прозаическим, чисто экономическим причинам - эти документы из отчетов Нижгубкома, а также сводок Нижег. и Канавинского отделов ОГПУ для парторганов, я сам держал в руках - посему заключаю, что "традиции" никуда не могли деться за 6-7 лет. Старый кадровый состав завода не столько вымывался на рубеже 30-ых гг., сколь был разбавлен огромной массой вчерашних крестьян. Гремучая смесь. Достаточно было одной искры ... Поэтому считаю вполне достоверной по контексту заметку на 1-ой полосе "Возрождения" № 3053 от 11 октября 1933 года, в которой со ссылкой на берлинского корреспондента говорится о возникшем конфликте рабочих и органов правопорядка. В деталях злобствующие эмигранты могли приврать, нисколько не сомневаюсь, но суть передана, почти уверен, точно.



Беспорядки на Сормовском заводе

Берлин, 10 октября. (Соб. кор.) Из Нижнего Новгорода сюда пишут:

На почве продовольственного и товарного голода, все лето на нашем заводе происходили довольно серьезный столкновения между рабочими и органами, ведающими снабжением заводского населения.

Если в летние месяцы рабочих кормили обещаниями, что, по случаю хорошего урожая, с осени начнется нормальная кормежка, то сейчас, после уборки, положение не изменилось. Уборка хлеба во всем крае была из рук вон плоха, а обмолот его и ссыпка в хлебные амбары еще и того хуже.

Еще до сих пор во многих районах хлеб лежит в скирдах, мешков нет, брезентов не хватает; на многих волжских пристанях хлеб валяется под открытым небом или на пристанских баржах в сырых трюмах. Нижегородские мельницы теперь, в разгар сезона, днями простаивают без работы, за отсутствием подвоза. Неудивительно, что голод продолжается, и районы по прежнему сокращены даже для первой категории. Стараются восполнить сокращение хлеба свежими овощами и арбузами, привезенными из Астрахани.

На Сормовском заводе, где скопилось за последнее годы много горючего материала, во второй половине августа вспыхнули беспорядки. Началось с того, что на митинге, устроенном приезжей летучей бригадой и посвященном пожару рейхстага, московских ораторов все время прерывали возгласами: "Какое нам дело до германского рейхстага? Лучше занимайтесь кормлением своего рабочего класса".

Когда по сигналу чекистов стали выводить крикунов из литейного цеха, началась потасовка. Рабочие кинулись на бригадиров и чекистов и стали их избивать. Вызванные охранники совместно с милицией окружили здание и оттуда стали выпускать по проверке документов.

Произведено свыше 60 арестов. Главными зачинщиками выступили коммунисты-рабочие; беспартийные все время держались в стороне.



Tags: Кусочек науки, Нижегороцкое краезнавство, Эмиграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments