?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
О Нижнем: 1848 - 1855 гг. Часть 7-ая.
Breviarissimus
breviarissimus

Будни нижегородского Александровского дворянского института в новой порции воспоминаний М.П.Межецкого. Учебная программа, униформа, распорядок дня.
Начало можно прочитать здесь: 1, 2, 3, 4, 5, 6.

Часть VII.



ПОЛВЕКА НАЗАД. ВОСПОМИНАНИЯ НИЖЕГОРОДЦА.

Между посетителями тётушки был и тогдашний инспектор Александровского дворянского института (1) Иван Карлович Позерн (2); из учителей института довольно частым гостем бывал старший преподаватель русской словесности Николай Васильевич Горлов. При содействии своих знакомых тётушке удалось охлопотать о принятии меня в институт воспитанником на счёт нижегородского дворянства.

На первой неделе великого поста 1851 года, чуть ли не в чистый понедельник довольно рано утром, когда я ещё не успел отправиться в классы, а тётушка была ещё в постели, явился Иван Карлович Позерн, вызвал меня, объявил, что я принят в институт и приказал сегодня же явиться туда. В то же утро в сопровождении лакея тётушки я отправился в институт; меня встретил инспектор и тотчас отвёл в гардеробную, где меня обмундировали в институтскую форму и затем я был водворён в третий класс, в который был принят, как состоявший в том же классе в гимназии.

Основанный на средства нижегородского дворянства Александровский дворянский институт был тогда закрытым учебным заведением. В нём находились своекоштные воспитанники, человек двадцать, содержимых на счёт правительства и более сорока воспитывавшихся на счёт дворянства; при моём поступлении воспитанников было человек до восьмидесяти. Администрация и весь учащий персонал были отдельные от гимназии. Курс был семилетний, предметы преподавались те же, что и в гимназии, с тою разницей, что в гимназии с IV кл. существовали такого рода подразделения: кто хотел идти на математический факультет или на военную службу, тот не проходил латинского языка и законоведения, желавший поступить на медицинский факультет не учился законоведению, я математику проходил в меньшем объёме; избиравшие юриспруденцию не проходили естественных наук и математику в полном объёме; из новых языков можно было обучаться по выбору только одному, французскому или немецкому. В институте же проходился весь гимназический курс, без всех этих подразделений. В состав этого курса входили, как значится в выданном мне при окончании в 1855 году аттестате следующие предметы: Закон Божий, священная и церковная история, русская грамматика и словесность, математика в том же объёме, что и теперь - физика, история, география, естественная история, сельское хозяйство, российское законоведение, языки латинский, французский и немецкий. Под названием естественная история преподавалась зоология, причём давалось понятие об анатомии человека, ботаника и минералогия; по сельскому хозяйству сообщались сведения о почве, удобрении и обработке; по предмету законоведения нас знакомили с действующими законодательными, административными и судебными учреждениями, законами гражданскими и уголовными, и составлением деловых бумаг. Кончающий курс в институте при поступлении на службу получали право на чин XIV класса.

Парадная форма, однобортный мундир с фалдами, была та же, что и у гимназистов, с тою разницей, что петлицы и пуговицы были золотые; домашняя форма воспитанников состояла из однобортной чёрного сукна куртки с красным воротников и золотыми пуговицами, которую при занятиях позволялось расстёгивать и панталон тёмно-серого трико; под куртку надевался чёрного сатина нагрудник, составлявший одно целое с пришитым к нему галстухом из одинаковой с нагрудником материи; фуражка была такая же, как у гимназистов; верхняя одежда зимой и летом состояла из шинели тёмно-серого сукна с капюшоном и красным стоячим воротником. Шинель эта с коленкоровой подкладкой была, что называется, подбита ветром; калош не полагалось вовсе. При окончании курса воспитанникам выдавали полностью всю эту обмундировку с придачей двух перемен белья.

День учащихся распределялся таким образом: вставали зимой и летом в половине шестого, умывались, отправлялись в актовый зал на молитву, которую читал один из воспитанников, исправлявших в нашей церкви обязанности псаломщика, затем в шесть шли в занимательную, где приготовляли уроки до половины восьмого; после того нас вели в столовую пить чай - один стакан и половина французской булки; в восемь часов отправлялись в классы; уроков было четыре по часу с четвертью, с переменами между двумя первыми и двумя последними по четверти часа, называвшимися малыми переменами, и большой переменой в полчаса между вторым и третьим уроками; в два часа обедали - обед состоял из трёх блюд; в четыре часа опять шли в занимательную, где оставались до девяти, после того ужинали двумя блюдами и в половине десятого укладывались спать. Таким образом, на занятие в классах и приготовления уроков употреблялось в сутки десять часов. Кормили нас если не особенно изящно и разнообразно, то во всяком случае сытно и из свежих продуктов.

Строгого разделения по возрастам не было и мы все помещались в одной занимательной. Для дневных дежурств было шесть надзирателей, а для ночных два особых надзирателя, которые должны были не спать всю ночь, оставаясь в дортуарах (3). Всякую ночь дортуары обходил инспектор, а иногда и директор. Обращение с воспитанниками всего персонала воспитателей и преподавателей, начиная с директора Ивана Степановича Сперанского, инспектора и кончая ночными надзирателями было несравненно мягче, вежливее, нежели в гимназии: субботки и тасканье за крикун-волос (5) не практиковалось; я вообще не помню, чтобы за моё время кого-либо секли. Но на первых порах закрытое учебное заведение с его формальностями, ранними вставаниями по звонку, обедами, ужинами, занятиями по звонку, мне крепко не понравилось; потом, конечно, привык, втянулся, и это правильное распределение времени отозвалось даже и впоследствии на усвоении некоторых, далеко не лишних в жизни привычек.


Прим. breviarissimus :

1) Открыт в 1844 г. Первоначально в институт принимались только дети дворян и чиновников. С 1862 года, приходящими учениками и своекоштными пансионерами, стали приниматься дети всех сословий и всех христианских исповеданий. Здание АДИ (ул.Варварская,3) ныне занимает областная научная библиотека (НГОУНБ).
2) Обрусевший немец из Саксонии, годы жизни 1820-1872.
3) От франц. dortoir - общая спальня для воспитанников в закрытых учебных заведениях.
4) Назначен в Нижний с должности инспектора Санкт-Петербургской Ларинской гимназии в 1849 г. Руководил институтом вплоть до ухода на пенсию в 1862 г.
5) См. часть 3-ю мемуаров Межецкого.