Breviarissimus (breviarissimus) wrote,
Breviarissimus
breviarissimus

Categories:
  • Music:

О выездных лакеях

По следам чтения "попаданческих" романов. Навеяло.

Авторы берущиеся за попытку воссоздания альтернативной версии истории должны, разумеется, владеть материалом эпохи "на ять". Иначе получается не фантастическое произведение, а клюква vulgaris. Ежели ещё и литературным талантом товарищ обижен, то и вовсе тошнотное чтиво выходит. "... в печь её!"(С) Но чем далее знакомишься с мемуаристикой, со свидетельствами повседневной жизни, обычаев, привычек - в данном случае подданных Российской империи рубежа XIX-XX веков - тем более осознаешь, что объять этот материк невозможно. Атлантида ушедшая в пучину. Детали - сотни, тысячи мелочей - будучи вплетены в общую канву, оживляют воссоздаваемый мир, но сколько же их ...

Простенький пример: выездные лакеи. Отдельная разновидность лакейской профессии.


"Подбирали их из людей очень высокого роста. Эта традиция шла еще от тех времен, когда путешествовали в дилижансах и основной функцией выездных лакеев была зашита своих хозяев от всяких опасностей в пути. Костюм выездного лакея зависел от типа экипажа и упряжи. При одноконной запряжке с выездными лакеями не ездили. Это объясняется тем, что козлы были уже, чем у двуконного экипажа, и лакею негде было сесть. При парной запряжке (дышлом) в коляске или пролетке лакей сидел рядом с кучером с левой стороны. ... Парную запряжку иногда сопровождали два лакея. Тогда они не сидели на козлах, а стояли сзади на запятках, держась за специальные мягкие петли. Были кареты, где на запятках было установлено сиденье для лакеев. Когда лакеи сидели на запятках, то руки им полагалось держать скрещенными на груди. Выездной лакей открывал и закрывал дверцы экипажа, откидывал ступеньку карет и ландо, держал под уздцы лошадей во время стоянки, носил покупки и вещи хозяина, опекал собаку, если ее брали с собой. На его обязанности лежало также укутывание ног седоков пледом в холодную погоду."
(Ривош Н. Я. Одежда общественного и частного обслуживающего персонала в дореволюционной России)


Казалось бы, фсё ясно, родовитая аристократия и её привычная обстановочка. Ежедневная. Однако, есть тонкость.

(источник прозрения - неведомый корреспондент парижского "Возрождения", укрывшийся за литерой "Б". № 1610 от 29 октября 1929 года.)

Читаем у Георгия Иванова (1894-1958) в неоконченном романе "Третий Рим", печатавшемся уже в эмиграции:


"Кончив одеваться, Вельский позвонил. Камердинер распахнул дверь и стал у нее на вытяжку, не входя. Вельский, высоко неся голову и как-то особенно держа плечи (он перенял эту понравившуюся ему манеру у одной царствующей особы), быстро прошел через парадные комнаты к швей-царской, где швейцар уже держал наготове шубу и за стеклами подъезда у дверец двухместной кареты ждал, без шапки, выездной лакей."


Согласно тексту, "светлейший князь Ипполит Степанович Вельский" проживает в Петрограде. И дело происходит в 1916 г. - что в сущности не принципиально ... главное что не в николаевскую и чуть позже эпоху. Потому что выходит, что кн.Вельский едет на службу в карете с выездным лакеем! На что читатель "Возрождения" сообщает нам факт, сам собой разумеющийся для него - но являющийся новостью для бытописателя века XXI.


"Конечно, это мелочь, но ведь мы то, жившие в Петербурге до революции, знаем, что с выездным лакеем, кроме иностранных посланников, мужчины у нас не ездили. Мелочь, но ярко показывающая, что общства, которое он взялся изображать, автор совершенно не знает."


А авторы "потуданцев" в благородное сословие пихают наших современников, эх. Какое там на улицу выйти? До двери кабинета не дойдут, дворня повяжет: "головой барину поскорбело, оборониниколаугодник".

Tags: В завихрениях времён, Кусочек культурки, Кусочек науки, Эмиграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments