Previous Entry Share Next Entry
О цепком зайке
Breviarissimus
breviarissimus

Читая старую горьковскую прессу, утираю украдкой слезу умиления.


Милая непосредственность лести.
Приметы культа в его угаре, конец 40-ых гг.

В стужу зимнюю – родная кровля ты, в лето огненное – сад прохладный ты!
Для поднявшихся в воздух – крылья ты, для спустившихся под землю – воздух ты!
Над врагами – грозовая туча ты, над трудящимся народом – солнце ты!
Кораблям, плывущим в бурю, – гавань ты, всем рожденным с честным сердцем – слава ты!


(Из стихотворения И.А.Рябова о товарище И.В.Сталине в газете "Горьковская коммуна")

Не кощунства для, но ведь ооочень напоминает.
Не строфою, но по духу, зеркально.

Солнце мое, я твой лучик.
Дверца моя, я твой ключик.
Ты стебелек, я твой пестик.
Мы навсегда с тобой вместе,
Зайка моя.


(Из текста несостоявшегося гимна Ресурсной Федерации песни Ф.Б.Киркорова о товарище А.Б.Пугачёвой)

Причём, если ковёрный цыган Филипка спрыгнул (уж по доброй воле или насильственно - не суть важно) со стези примадонниного "мужа", то многие граждане России по сю пору носятся с мироточащими иконами лучшего друга ихтиологов как дурни с писаной торбой. Почитают себя замужем за усатым, давно покойным зайкой (он же - "солнце", "воздух" и прочие стихии CCCР). Крепка ты, советская власть.



?

Log in

No account? Create an account