?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Об очередном кусочке истории: Сироткин в Югославии
Breviarissimus
breviarissimus

Потихоньку добавляю материалы в копилку нижегороцких краеведов. По правде сказать, представителям "официальной" исторической "науки" Нэнска всякие вспомоществования, напрямую не касающиеся тем их диссертаций, и в хрен не упирались глубоко фиолетовы, но мы не для них стараемся. Кандидаты с дОцентами, плесневеющие на кафедрах, десятилетия читающие одни и те же лекции и до дрожи зубовной боящиеся даже пискнуть в защиту памятников старины, к настоящей науке имеют отношение довольно-таки опосредованное. Учат учиться - на том спасибо, а на интеллигентов и не претендуют - у них же профессия есть, да. Мы же, благо интернет сделал многие архивы общедоступными до безобразия, сами к живой памяти предков обращаемся, без посредников.

Итак, в номере за 19-21 июня 1926 г. газеты (ныне еженедельник) "Време", выходящей по сю пору в Белграде,



было обнаружено рекламное объявление пароходства "Волга", принадлежавшему беглому из Сов.России нижегородскому миллионщику, старообрядцу Д.В.Сироткину.



Для желающих прочитать компендиум сведений об этом неоднозначном персонаже, рекомендую вот эту ссылку:  "Дмитрий Васильевич Сироткин вошел в историю как последний глава Нижнего дореволюционной России, известный судопромышленник и меценат. Последние годы жизни он провел в Югославии, где наладил работу пассажирского и товарного транспорта на Дунае. Старообрядческая Церковь знает Дмитрия Сироткина как председателя Совета Всероссийских съездов старообрядцев Белокриницкого согласия." Единственное замечание к ней - я уже устал поправлять краеведов и лиц, тупо переписывающих у них статьи - Д.Сироткин скончался не в 1946-ом, а в 1953-ем г.! (см. также публикацию о сохранившихся домах Сироткина в Нижнем Новгороде от ув.cheger и комментарии вашего покорного слуги из которых становится ясна ошибочность прежней датировки смерти Сироткина).

Пароходчик Сироткин был одним из немногих нижегородских эмигрантов, сумевших наладить бизнес и за границей, в изгнании. В частности, из текста рекламного блока следует, что пароходство Сироткина осуществляло, говоря современным языком, пригородное речное сообщение (равно пассажирское и грузовое) между столицей Югославии и городом Панчево, расположенным в 14 км. от Белграда. Ныне Панчево - город в Сербии, центр Южно-Банатского округа, с населением ок. 84 тыс. чел. Судя по количеству рейсов, 4 в день, линия была весьма загружена и, стало быть, небесприбыльна.

P.S. Дополнительные штрихи к портрету Дмитрия Васильевича, из не так давно увидевших свет воспоминаний управляющего в 1909-1917 гг. Нижегородской конторой Государственного банка Российской Империи Н.П.Полянского (1852-1921). "Издание мемуаров оказалось возможным благодаря инициативе правнука их автора, Николая Владимировича Полянского, передавшего в дар Музейно-экспозиционному фонду Банка России подлинный текст воспоминаний. Его прадед писал их для детей и внуков, как часто в то время делали представители образованной части общества. Старая рукопись в 294 листа бережно сохранялась в роду Полянских, чтобы когда-нибудь быть опубликованной и прочитанной потомками...". Полянский по роду деятельности часто сталкивался с Сироткиным, к тому времени ставшим городским головой и нашёл для описания его личности самые тёплые слова.


"Дмитрий Васильевич Сироткин - личность, несомненно, недюжинная. Кроме самостоятельности характера и самобытности ума я заметил в нем черту замечательного умения разобраться во всяких культурных начинаниях. Я очень удивлялся, откуда у него что бралось и как он мог находить столько времени, чтобы быть в курсе запросов современной жизни. И своего дела у него много, и общественного через край, а он всегда успеет и прочесть что-нибудь, и купить что-либо, и новинка литературная всегда на столе у него лежит. Очень хорошо научился говорить в больших общественных собраниях. И все это выросло у Сироткина в последних десятка два лет. Школьного образования он не получил никакого и жизнью мог быть затерт."


Пожалуй, именно "пробивной" характер Д.В. помог ему не сломаться в беженстве и выстроить заново собственное дело, что, конечно, не спасало его от тоски по утерянной навсегда Родине.