Breviarissimus (breviarissimus) wrote,
Breviarissimus
breviarissimus

Categories:
  • Music:

О метаморфозисе советского офицера

Пресса уже сообщала, что Хабенский на пару с пенсионером К.Ламбертом, выдернутым для этой цели с завалинки, сняли кинокартину про лагерь смерти Собибор. Из тех немногочисленных рецензий, в которые аз осмелился заглянуть одним глазом, стало ясна полная безблагодатность этой попытки. Набор штампов студии ершалаим-филм в полном составе и вечно грустные глаза дозорного Городецкого, зачем-то одетого в гимнастёрку - видимо подаренную ему Ольгой после полного реверса из совы в человека. Моноэтничность претит искусству, превращая его в пропаганду. Кстати, таких инфернальных немцев, если верить уже посмотревшим "шедевр", у нас не изображали со времён ... да вовсе никогда, даже в позднесталинских лентах периода "великого малокартинья".

Впрочем, пусть интерпретация действительно героического восстания евреев в Собиборе, окончившегося, к сожалению, массовой выдачей беглецов местнопроживающими поляками, останется на совести режиссёра (он же исполнитель главной роли). Меня же, по наводке АПН-СПБ, заинтересовала другая сторона дарования Констатина Юрьевича, а именно - ярко выраженное неумение держать язык за зубами, что плохо сказывается на имидже рафинированного деятеля хуячечной культуры. Так бы за умного сошёл, а он интервью давать полез ...


"- В одном из интервью вы сказали, что не пытались копировать реального советского офицера Александра Печерского, у вас другие цели. Какие?
- Мне было важно показать момент перелома, превращения из советского человека в человека нормального. В чем отличие? У советского общественное стоит превыше личного. Но, пройдя через ужасы и боль, офицер обращает внимание на женщину, которая его любит. И вот в пиковой сцене - во время вечеринки в лагере, где над заключенными издевались, где их убивали, - Печерский превращается в человека нормального. Это такая страшная ночь рождения нового мира. Когда уже приперло и отступать некуда. И когда он признается в любви женщине ..., что несвойственно советскому человеку в погонах, у него за спиной появляются крылья. И это дает какую-то легкость в тяжелом решении о побеге."


Как правило, потомственные рукопожатцы с хорошими лицами таких ляпов на публике избегают. Очи горе и бгови домиком, чуткие узловатые пальцы сцеплены в замок, трагическая скорбь в голосе с надтрещинкой, про "высоты духа" в микрофон скрежетать - вот типичный образец интеллигентского трёпа на камеру, когда речь заходит о Великой Отечественной Войне. Но чтобы про "превращение советского офицера в человека" заикнуться, надо либо особым цинизмом обладать, либо бесконечной дуростью.

Вышел к зрителям и в лобешник, для зачина: "Только страдания и казни сделали из моего героя нормального еврея человека. Виданное ли дело, офицер Советской Армии признаётся в любви ... да ещё к кому? Не к партии, как положено было тогда, и не к старшине роты, как принято сейчас ... к женщине! Это ли не героизм?" Повертел носом и аплодисментов ждёт.

Тишина в ответ, только кресла скрипят. Сидит русский зрительный зал и через одного жалеет, что пустым на премьеру пришёл. Надеялись, что пронесёт, но тщетно. Кажинный раз на ентом самом месте(С), да теперь ещё и с глумом: "Спешите, спешите, сенсация, превращение офицера в человека!" Обожди, голубчик, на рынок к Ашоту заскочим на минуту, лежалых помидорок там, яичек протушёных захватим ... неудобно с пустыми руками к творцу на премьеру идти.

Tags: Коллекция упырей, Ловля жЫда под кроватью, Лютый необъяснимый пиздец в квадрате, Шакалы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments